Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Интервью с Rob’ом Halford’ом. 2003

 Заголовок сообщения: Интервью с Rob’ом Halford’ом. 2003
СообщениеДобавлено: 21 июн 2014, 20:23 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 апр 2014, 20:42
Сообщений: 1268
Откуда: Екатеринбург
Интервью с Rob’ом Halford’ом. 2003



“Бог Металла вернулся”. Еще никогда не было сказано более верных слов. Вернулся на свое законное место как лидер блестящей группы откровенного Heavy Metal’а, Rob Halford вернулся. Новый альбом группы HALFORD, подходяще названный “Воскрешение”, выходит на только что сформированном лейбле “Metal-Is”. В то время как все здесь кажется новым, само звучание это возврат к музыке, которая сделала ему сегодняшнее имя. Это быстрая и тяжелая работа, как и ожидалось, была подкреплена одним из самых прекрасных голосов в металле. Этого должно быть вполне достаточно, для того чтобы возбудить любого поклонника металлической музыки, но подождите, толи еще будет. Добавьте сюда еще и турне с “IRON MAIDEN” и “QUEENSRYCHE” и дуэт с Bruce’ом Dickinson’ом из “Iron Maiden” и вы получите одно из самых впечатляющих и напыщенных возвращений в музыке.



Как ты относишься к четырем новым песням, которые бродят по таким сайтам как “Napster”?

Rob: “Я думаю, что это оправданная политика, потому что тебе хочется сэкономить на каких-то вещах, если ты хочешь впервые кого-то возбудить, для того чтобы в какой-то момент получить результат. Эти 12 треков действительно просто замечательные металлические песни и вот уже четыре из них имеют хождение по глобальной, мировой сети, и это замечательно, это важно, это устанавливает связи. Но в запасе есть еще 8 песен. Сущность пластинки именно в этих четырех вещах, но не в ущерб чему-то другому. Это устанавливает большую платформу для остальных 8-ми песен. Это хороший способ сделать это, потому что ты не можешь передать все посредством всего одной песни; две – это хорошо, три – еще лучше, четыре – то, что надо”.



Всего одна хорошая песня не делает хорошую пластинку.

Rob: “Мы вовсю работали над этим, чтобы выпустить сильную работу. Я уже достаточно давно играю на сцене, для того чтобы быть разочарованным. Получить удовольствие от первых трех песен и потом обломаться, что за скука. Нам хотелось начать на должном уровне и взять слушателя на 12-ти трековое путешествие. Ты начинаешь мчаться с 12-того трека, и это было замечательное путешествие и тебе хочется вновь включать эту пластинку. Мы просто прослушали все целиком в конечном миксе, и теперь мы можем слушать альбом при этом не особо его, критикуя, и это очень хорошая пластинка”.



А потом увидеть, как все билеты на шоу в Нью Йорке были распроданы за полтора часа), об интервью было взять на следующий день после концерта), теперь ты знаешь, что 18,000 человек захотят услышать это (концерт в Нью Йорке состоялся за 3 дня до выхода пластинки).

Rob: “Конечно; это даже лучше. Сколько глазури ты можешь наложить на торт? Это просто замечательное чувство. Мы все вовсю вкалываем, как команда, для того чтобы выпустить хорошую музыку, и теперь мы начинаем видеть результаты нашей работы”.



Какова хронология этого проекта?

Rob: “Это началось, когда я давал несколько концертов в составе TWO. В тот момент, я совершенно отчетливо понял, что занимаюсь тем, что совершенно никак не связано с тем, чем я занимался, создавая другой великий металл в своей жизни. Я отошел от Judas Priest, для того чтобы расправить свои крылья и попробовать что-то другое, и я попал в это окружение, играя в группе Fight, но потом, вся эта затея с TWO была чем-то извращенным. Я поднабрался в этом деле большого опыта и пережил новые для меня чувства и это поддерживает мою теорию о том, что ты учишься всю свою сознательную жизнь. Всегда можно попробовать что-то новое и приобрести опыт. Но, выступая на сцене в составе TWO, я был на другой планете, это был чужой для меня мир, не тот мир, в котором я прожил большую часть моей 30-ти летней карьеры, таким образом, мне просто пришлось вернуться. Первоначально, я хотел поработать с Bob’ом Marlette’ом, который сотрудничал со мной в работе над TWO лишь потому, что у меня сложились с ним определенные отношения. Я вернулся к нему и сказал: “Смотри, я возвращаюсь на настоящую металлическую сцену и здесь мое место, хватит бегать и пробовать что-то другое”. Я очистился от этого. Давай вернемся к тому с чего я начал, и одна из первых написанных нами песен была “Silent Screams”, эта центральная вещь пластинки и план для всех остальных песен. Я недолго сотрудничал с Bob’ом, но потом, я связался с Roy’ем Z, между тем, я занимался поисками музыкантов, вот как все это зарождалось. Mike и Patrick были ключевыми элементами, и мы несколько недель сочиняли песни, работая с Roy’ем, но настоящая группа еще пока не была сформирована, буквально за несколько дней, перед тем как пойти в студию к нам присоединился Bobby.”



Mike Chlasciak: “Пришел Bobby, и у нас уже было готово 22 песни. Он разучил все 22 в течение недели и прорепетировал с нами целую неделю, а потом мы сказали: “O'кей, теперь пора записываться, спасибо, что пришел.” В ответ, на что он сказал: “Не понял?”.

Rob: “Ты слышишь, как он играет на барабанах, и представляешь себе этакого Кейта Муна, но он техасец польского происхождения из Сан Антонио и он говорит что-то типа: “О'кей, я могу справиться с этим, ерунда!”. Потрясающе, ведь он действительно умеет читать барабанные партитуры и просто убойно наблюдать, как он это делает, потому что он играет все эти безумные вещи, одновременно читая партитуру. Он был последним парнем; Ray уже был с нами, потому что я прекрасно поработал с ним еще в TWO. Вот как все обрело свою форму”.



Работая над материалом, ты уже наметил для себя на каком же лейбле выйдет диск?

Rob: “Это была последняя часть в картине, правда. Насколько я помню, это была комбинация двух вещей. Менеджмент, John Baxter, который все эти годы занимался моими делами, проделал прекрасную работу, поддерживая меня в этой роли, но он знал, когда я собираюсь вернуться к этому, и мог почувствовать нечто особенное в происходящем. Он познакомил меня с идеей, что мы могли бы найти очень сильную организацию, и я действительно считаю, что Rod Smallwood и организация “Sanctuary” – это лучшие люди в этом металлическом мире. Так я связался с Rod’ом, и сначала он отклонил мое предложение. Он сказал что-то типа: “Да, я знаю, что ты Rob, и мы уже давно работаем вместе в этом бизнесе”, и он определенно не понимал то, чем я занимался. Он что-то типа последнего настоящего металлического менеджера. Я думаю, что уже потом Bruce Dickinson поговорил с ним, после того как он проиграл Rod’у по телефону кое-что из моей музыки, и Rod начал прислушиваться. Многое зависело от доверия и веры, я восхищаюсь тем, что Rod поверил в меня, потому что до этого он ничего не слышал, кроме того, что Bruce рассказал ему. Bruce поговорил с Rod’ом, он сказал: “Я думаю, что у Rob’а есть что-то по настоящему особенное, и он возвращается в металлический мир, и я считаю, что ты должен подумать о том, чтобы поработать с ним на деловом уровне”. Весь лейбл очень открыто отнесся к этому, и Rod сказал, что он обдумал все остальные варианты, но он рассказал мне, что формирует “Sanctuary”, “Metal-Is”, “CMC”, “Castle” и т. д. Просто это казалось идеальным сценарием, хотя это было несколько странно работать с ним как с моим менеджером и менеджером моего лейбла, но если ты посмотришь на это, что для тебя может быть еще лучше? Все под одним руководством и ты видишь это когда приезжаешь в лондонский офис “Sanctuary”. Адвокаты, путешествующие агенты, люди занимающиеся работой в сети, представители маленького лейбла Bruce’a, и все это работает по единой схеме. Тебе остается только просунуть свою голову за дверь, крикнуть на весь зал и все будет сделано”.



Я думаю, что немаловажную роль здесь играют все те годы, проведенные Rod’ом в музыкальном бизнесе, когда ты видел, что все идет, не так и понимал, что не можешь положиться на других; тебе приходится действовать самому.

Rob: “Гм, я думаю, что это замечательная философия и Rod это очень агрессивная личность, когда дело касается бизнеса. К тому же он законченный фанатик металла, ты можешь увидеть его на концертах трясущим своей башкой, каждый раз, когда “Iron Maiden” поднимаются на сцену, он сходит с ума в первом ряду. Ему это нравится; металл живет в его душе. Но, тем не менее, он очень агрессивен в деловых вопросах и он добивается результатов, что еще нужно группе? Мне пришлось заниматься самой группой и процессом записи, это приятное чувство”.



Теперь ты свободен, для того чтобы быть собой и заниматься тем, что у тебя получается больше всего.

Rob: “Мы рассматривали возможность работы с другими лейблами, но они отклонили наши предложения. Скоро, они пожалеют об этом. Не смотря на это, я очень счастлив, работать с Родом и всеми остальными, у нас складываются очень солидные отношения”.



Как родилась идея дуэта с Bruce’ом?

Rob: “Это было очень спонтанно”.



Будете ли вы на гастролях исполнять эту песню?

Rob: “Мы пока не знаем, мы еще не обсуждали это. Уверен, что это было бы удивительным зрелищем, но в данный момент мы будем заниматься только своими вещами. Мы выберем момент и, поднявшись на сцену, мы сделаем это. Уверен, что такая возможность у нас еще будет. Это замечательная песня и когда ты слышишь, как два певца поют ее, это просто заразительно”.

Mike: “В какой-то степени, в это почти что не возможно поверить; Rob Halford и Bruce Dickinson, голоса Англии. Когда мы записывали и потом впервые прослушивали эту песню, все в группе превратились в фанатов, стояли там с отвисшими челюстями и спрашивали себя: “Ты слышишь это?”

Rob: “Уже вполне достаточно только самой идеи, что это может случиться т. к. вы оба оказались в одном зале, исполняя эту вещь на одной сцене. Вполне достаточно такого состава. Это было самое долгожданное металлическое событие, с тех пор как об этом начали говорить еще несколько месяцев тому назад”.



Если говорить с позиции певца, это будет красочное зрелище.

Mike: “Большинство ребят, которые слушали группы начала 80-х, теперь повзрослели и работают на обычных работах. Они могут взять с собой на концерт своих юных племянников, и эти пацаны пойдут в школу и расскажут об этом своим друзьям. Так что потрясающе находится в такой позиции, ты можешь играть для разных людей”.

Rob: “Народ приходит на концерты не просто так, он приходит из-за музыки. Никто не идет, потому что так надо, что это типа модное такое движение и было бы классно увидеть все это. Все иначе и все дело в качестве музыки и подаче этой музыки, вот так. Это хороший музыкальный материал”.



После прослушивания нескольких дорожек, я понял, что в своей лирике ты ответил на все потенциальные вопросы, которые могут возникнуть у представителей СМИ.

Rob: “Просто это очень чистая пластинка. Я хочу сказать, что это интересная точка зрения, правда. Ты даешь музыке возможность говорить саму за себя, и все что тебе хочется знать об этом, доносится из динамиков. Теперь я могу сесть и послушать альбом, и я слышу веселящуюся группу, такова была моя цель. Эти вещи могут жить своей жизнью, и они пройдут испытание временем, так что ты можешь слушать эти песни сейчас или послушать их через 5 или даже через 10 лет, и все еще получать от них удовольствие. Меня всего распирают чувства, когда я слушаю эти вещи”.

Mike: “Все получилось скорее быстро. Иногда ты сочиняешь великолепные песни, и все это очень быстро изливается из тебя. Да, именно так и рождался весь этот альбом”.

Rob: “Все дело в синхронности. Мы все верим в свое дело и в свои возможности, и это заметно”.



Сохранил ли ты за собой основной контроль, за творчеством, или же дал группе полную творческую свободу?

Rob: “Между нами возникла удивительная химия, это замечательно, так как я никогда не смог бы работать, диктуя каждому то, что ему надо делать. Именно Roy Z координировал все наши действия. Roy поддерживал наше взаимное сотрудничество; он был главным человеком. Мы можем сочинять песни, и веселится, и в какой-то момент можем уклониться, и пойти в несколько ином направлении и Roy может хлопнуть нас по спине, когда это необходимо. Вот сущность хорошего продюсера и даже после стольких лет я должен работать с продюсером, это очень важно даже для такого человека как я”.



А Roy вообще-то играл на пластинке?

Rob: “Да, играл. Что там Roy играл (обращаясь к Мike’у), ты не помнишь?”

Mike: “Roy добавил несколько гитарных гармоний, после того как все остальные покинули студию. Эта пластинка удивительна еще и тем, что в процессе записи не было никаких возражений относительно добавления партий других музыкантов. У нас у всех была одна цель – записать свою самую лучшую пластинку. Для Roy’я это не было проблемой, он увидел, что может кое-что добавить, таким образом, он добавил своих красок на стену и сделал тем самым только лучше”.



Каким образом ты поддерживаешь свой голос в форме после всех этих лет?

Rob: (Удивленно) “Понятия не имею. На самом деле, мне пришлось бросить курить эти чертовы штуки), указывает на пачку ментоловых сигарет). Я не знаю, я, правда, не знаю. Я слушаю записи и думаю: “Черт подери, я до сих пор могу брать эти ноты?” Должно быть, потому что это мое любимое дело, я просто очень это люблю”.



Ты просто не особо сомневаешься в этом.

Rob: “Нет, не сомневаюсь. Я просто пою. Я не делаю что-то особенного ради голоса, я ничего такого не пью, не принимаю каких-то таблеток, я просто очень счастлив тем, что у меня есть этот дар и с ним я до сих пор могу делать то, что я хочу делать. Записывая эту пластинку, я испытывал прекрасное чувство, потому что я получаю эти... хорошо, теперь я не хочу звучать здесь как хиппи... но я испытываю эти потрясающие мгновения, когда я отделяюсь оттого, что я делаю, потому что все выходит так искренне. Я нахожусь в некоей зоне. У Roy’я был свой план действий; мы разогреваемся парочку дублей и делаем настоящий дубль. На самом деле во время моей разминки он включал запись, он записывает буквально все. Ты просто не понимаешь, когда же идет сама запись. Ты можешь делать пятый дубль, бороться со строчкой лирики и говорить при этом: “Черт! У меня ничего не выходит!”, а Roy в этой ситуации говорит: “Все нормально, мы записали все с первого дубля, не волнуйся, продолжай дальше”. Это человек, обладающий настоящей психологией продюсера, он всегда исполнен самообладания и не мешает тебе. Он понимает, как работают музыканты, потому что он сам музыкант. Его заслуга состоит в том, что тебе не нужно напрягаться, ты просто расслабляешься и наслаждаешься самим процессом, вот что мы делаем в студии. Не нужно напрягаться, если сегодня у тебя ничего с этим не получается, пройдет один выходной, ты вернешься, когда будешь вновь готов к записи”.



Это замечательная, жизненная философия.

Rob: “Я согласен, согласен”.



Как ты относишься к альбомам трибьютам?

Rob: “Ну, когда выходит очередной трибьют, мне это льстит. В такие моменты ты совершенно четко понимаешь, что ты был частью этого. Трибьюты это просто еще одна возможность для группы поблагодарить тебя”.



Что же ты принес в этот проект из твоего опыта работы в группах Fight и TWO?

Rob: “Эти группы были ответственны за мое возвращение в это место, этот опыт помог мне понять, что мне необходимо вернуться к тому, с чего я, по сути, начал. Все это важно для меня в моей карьере”.



Никакого сожаления?

Rob: “Совершенно. Я просто не могу мыслить подобным образом, так я отношусь ко всему в этой жизни. И чувства здесь совсем не при чем. Я не о чем не сожалею. Прошлое есть прошлое; все связано с прошлым. Даже если бы существовала возможность вернуться и что-то изменить, то я не стал бы ничего менять. Это человеческая черта и она основана на истории”.



Лучше попробовать что-то принципиально новое и вскоре сделать для себя открытие, чем продолжать делать одно и тоже, и терять фанатов из-за недостатка перемен.

Rob: “Я считаю, что я испытал это на себе самом. Я лишь стал еще сильнее от этого. Ты продолжаешь, все время учится, даже если ты чему-то учишься заново. Тебе не хочется становиться скучным. Я слышу это в группах, которые играли на этой сцене вечно; это усталость и скука. Они чувствуют, что они обязаны выпустить еще одну пластинку, так что они идут и записываются. Это просто чудовищно. Вот почему я буду ждать целую вечность пластинки “Tool” и ждать вечно альбома “Rage Against The Machine”, потому что они выпускают свои новые работы не в обязательном порядке”.



Лейбл не торопит их выпустить новую пластинку.

Rob: “Это Порочная Империя, возможно как раз это и имел в виду, Zak.” (смеется).



Какие вокалисты восхищали тебя на заре твоей карьеры?

Rob: “Ну, я не думаю, что я так уж часто восхищался, но я задавал себе вопрос: “Как они это делают?” Когда я слышал песни в исполнении Robert’а Plant’а или Ian’а Gillan’а, мне хотелось знать, как они могут так петь, как у них это получается? Возможно, что это звучит категорично, безучастно и эгоистично, но не было ни одного певца стимулировавшего мое дальнейшее развитие как вокалиста. Такой уж я человек. Я никого не воздвигаю на пьедестал; я просто не делаю этого. Это не по мне, для меня все находятся в равных позициях и на одном уровне, и никто не может быть лучше всех остальных. Вот так. Мы настолько привязаны к этим чрезмерно самоуверенным маленьким коробкам. У нас есть золотые, серебряные и бронзовые медали, а ты попадаешь на второе место, потому что ты пришел на тысячную долю секунды позже кого-то другого. Что все это значит? Все дело в том, чем ты обладаешь, и каждый талантлив по-своему. Я вижу, как одни группы обсирают другие и говорят: “Эта группа полное говно!” Ты не должен делать этого. Какое право ты имеешь делать такие заявления? У меня есть даже записи Йоко Оно, потому что иначе картина была бы не полной, но все это хорошо. Это негативная энергия”.

Mike: “Люди с большей охотой говорят всякие гадости: “А ты слышал, что случилось с тем парнем, или что сотворила жена этого чувака?””

Rob: “Это противоречивое сознание. Всегда есть какие-то препятствия, всегда должно быть некое противостояние”.



Ты нервничал, давая это шоу в Нью Йорке за три дня до выхода пластинки?

Rob: “Да. Я был на подобных концертах, когда группа хотела сыграть песню, которую я никогда не слышал прежде. Это уже было обыграно со мной в четыре часа утра, но я должен идти дальше. Мне нравится чувствовать, что мы все здесь находимся в один и тот же волнующий момент, и какой бы не была дальнейшая реакция ... я думаю, что все будет в порядке. Я знаком со многими людьми, которые будут стоять, там скрестив свои руки. В идеальном мире, мне хотелось бы, чтобы эта пластинка вышла, по крайней мере, за 3 месяца до начала турне, но этого не произойдет. Так что тебе просто приходится выходить на сцену и отрабатывать это, я счастлив оттого, что у меня есть и другие песни, которые мы можем играть, вещи Priest и Fight и все остальное, чтобы мы не решили сыграть. Но это не является аксиомой для меня, это часть того, что мы делаем как группа, а также то, что счастливы, принять люди”.

Mike: “Не важно, что мы играем, сама группа всегда должна стоять на первом месте. У тебя должно быть пять супер возбужденных парней готовых надрать на сцене задницу, и играть от сердца, и этот настрой передастся 18-ти тысячной аудитории”.

_________________
...Лучше обезуметь от счастья, чем от неудач, лучше неуклюже танцевать, чем ходить, прихрамывая.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

cron


Форум фан-сайта посвященного группе Judas Priest и Rob Halford | Russian Judas Priest and Rob Halford Fan Forum Judas-Priest.ru © 2011-2020 by LexaStarZ

Judas-Priest.ru