Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

интервью Judas Priest Metal Hammer TV, 2007

 Заголовок сообщения: интервью Judas Priest Metal Hammer TV, 2007
СообщениеДобавлено: 26 июн 2014, 23:03 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 17 апр 2014, 20:42
Сообщений: 1268
Откуда: Екатеринбург
интервью Judas Priest Metal Hammer TV, 2007

Роб Халфорд: Всем привет, это Роб Халфорд, Бог Металла, и вы смотрите, конечно же, Metal Hammer TV.
Журналист: Ты ушёл после выхода альбома Painkiller, который, типа, имел оглушительный успех, Priest взлетели на вершину. Так почему же, в чём была задумка, почему Fight?
Роб Халфорд: Ну, это — я думаю, тут всё так же, как и у многих музыкантов, которые играли в группах, сделавших головокружительную карьеру. Если, конечно, тебе хочется именно так назвать Priest. В смысле, ну, мы все уже играем тридцать шесть лет в Priest. И случается, что участники группы задумываются: «Что же ещё я могу сделать, ну, есть ли ещё что-то, что я могу попробовать — в смысле, в музыке». И у меня были подобные ощущения со времён тура в поддержку альбома Turbo — с 1986 года. Помню, я сказал об этом Гленну и Кену. У меня было, ну, страстное желание узнать, что ещё вокруг происходит. Вот так всё и вышло. И да, со временем нам всем хочется попробовать что-то подобное. И они поступают так же. Так что к концу гастролей в поддержку альбома Painkiller я уже сказал, что планирую это сделать. Я хотел заняться этим в свободное время, просто попробовать и посмотреть, что у меня выйдет. И я вернулся в Финикс и начал писать музыку для альбома War of Words. И в это время пресловутое дерьмо влетело в вентилятор. Ну, вся эта мутотень с контрактами. Вот из-за этого я провёл так много времени вне Priest. Но я был очень сосредоточен, я просто хотел узнать, что ещё я могу сделать. Я никогда раньше не писал музыку самостоятельно. И до того момента, и сейчас я пишу музыку в соавторстве с Гленном и Кей Кеем в Priest и с [Роем] Зи и Метал Майком в группе Halford. Так что вот. Ты сродняешься с мыслью, ты сосредоточен. Ну, эмоции бурлят, но ты не отвлекаешься, и ты делаешь свою работу. Вот так для меня началась Fight — в смысле музыки и написания песен.
Журналист: Значит, что-то зудело, чего-то не хватало в Priest?
Роб Халфорд: Ага. Ну, всё дело в том, что меня всегда вдохновляет происходящее вокруг, в металле. Всегда, даже сейчас. Вот я слушаю группы навроде Three Inches of Blood, или Black Dahlia Murder, или Dimmu Borgir, и я... я просто чумею. И у меня тут же появляются мыслишки. Не в духе «может, мне это скопировать». Потому что тут — я думаю, это чудовищная ошибка. Здорово, когда тебя что-то вдохновляет. Но когда ты пытаешься потоптать чужую полянку, на которой ты не очень-то хорошо ориентируешься, то в конце концов ты становишься замыкающим, а не лидером.
Журналист: Похоже, тебе повезло, что тебя до сих пор всё это вдохновляет. Это всё равно что выйти в чисто поле и вдохнуть аромат трёх таких потрясных новых групп. И это — знаешь, часто люди, которые так долго играют в группах, говорят, что им просто по барабану. А вот ты — ты правда можешь предложить правда что-то новое, и это просто — я думаю, это просто чума.
Роб Халфорд: Ага, я думаю, это просто безумие. Это безумная работа. В смысле, я страстно люблю всё металлическое вне зависимости от формы и стиля.
Журналист: Ладушки. Было что-то, когда ты начал собирать Fight — Скотт ведь с тобой ушёл, так?
Роб Халфорд: Да. Ближе к концу гастролей в поддержку Painkiller я сказал Скотту, чем планирую заняться. Он спросил: «А у тебя есть ударник?». Я ответил: «Пока нет». Тогда он сказал: «А можно, я займу это место?» Я сказал: «Ага, если хочешь». Он мне: «Ну, не знаю». Я ему: «Ты не знаешь, чем я занимаюсь, ну так давай я пошлю тебе кой-какие демо-записи — послушаешь». И, конечно же, когда он их прослушал, он сказал: «Я с тобой, я буду этим заниматься». Так что... ну, ударники — своего рода якорь. Чтобы всё сложилось как надо, нужно, чтобы за ударной установкой сидел грамотный парень или девчонка. И, конечно же, я знал Скотта со времён Racer X, он играл с замечательным Джеффом Мартином и всей этой компанией. Так что всё произошло естественным путём. Но к тому моменту я ещё не нашёл Джей Джея, Брайана и Расса Пэриша.
Журналист: А они-то откуда появились?
Роб Халфорд: Прослушивания, всего-навсего. Я знал Джей Джея, потому что он набивал мне татухи в Финиксе. И я даже понятия не имел, что он музыкант. И однажды я спросил его: «А чем ты сейчас занимаешься, если вообще чем-то занимаешься?» А он мне: «Ну, я на басу играю». — «Чё, правда?» — «Мы сегодня выступаем. Приходи и узнаешь». Я сказал: «Ага, приду и гляну». Я не знал, что Брайан играет с ним. Они переехали в Финикс из Толедо, штат Огайо. И я пошёл на концерт и увидел группу. И меня капитально вштырило. Боже, Джей — он как бог-демон на басу. У него потрясающее обаяние. На сцене он властвует над всеми, так-то. А Брайан просто обалденно играл на гитаре. И я сказал им обоим: «Заходите на огонёк, посмотрим, что мы сможем сделать». Так мы и поступили. А Расс... его порекомендовал кто-то из моих лос-анджелесских знакомых. Но я кинул объявление, и куча народу прислала мне свои демо-записи, и видео, и всё такое. И я все их просмотрел и подумал: «Нет, этим ребятам я не дам возможности попробовать поиграть со мной. Это не пройдёт». Меня часто спрашивали: «Но почему ты не обратился к тем людям из мира металла, которых ты уже хорошо знал?» Я думал об этом. Но опять же, полно талантливых новичков. Я выбрал этих ребят, потому что я знал, на что они способны. Я решил: «Попробуем и посмотрим, куда нас это заведёт». Ну, к тому же они никогда раньше не выезжали за пределы США. Опять же: «О боже, мы играем с Робом Халфордом из Priest!» Но я сказал им: «Забудьте об этом. Потому что мы — новая группа, и мы начинаем новый бой, вот в чём наша задача». Вот так мы вместе и собрались.
Журналист: Попей-ка пока чайку или ещё чего-нибудь. И давай продолжим.
Роб Халфорд: Дайте мне чего-нибудь освежиться.
Журналист: Ладушки, пускай так.
Роб Халфорд: Чего угодно.
Журналист: Ну так, удивило ли тебя, как хорошо публика всё это восприняла? Знаешь ведь, как бывает: люди приходят, делают своё дело, а потом вскорости их забывают. Со многими ведь так случается.
Роб Халфорд: Ага, тут всё так же, как с любой новой группой. Не стоит ждать, что все двери перед вами распахнутся только потому, что в вашей группе поёт известный вокалист. Знаешь ли, это ничего не значит. Тебе нужно доказать свою ценность своей работой. Играть так хорошо, как ты можешь. Так мы и поступили. В смысле — я «продвинулся» от последнего концерта с Priest на бейсбольном стадионе в Торонто, где были примерно тридцать тысяч людей, к маленькому клубу в Германии, где было примерно человек восемьдесят. Помню, как я ехал на машине и думал: «Жуть кошмарная, где мы играем? Что, ёлы-палы, я натворил, что я натворил?» В башке что-то щёлкает. Я подумал: «Это же новая группа, нужно начинать с самых низов». Я был благодарен судьбе за то, что по крайней мере у нас есть концерты. Мы распространили информацию, и промоутеры сказали: «Ну ладно, пущай будет». И мы вернулись в клубы. В те клубы, в которых начинали Priest много лет назад. Так что это было просто здорово, всё начиналось с начала. Не стоит забивать себе голову мыслями вроде: «Ох, ядрёна макарона, я же продал тьму-тьмущую альбомов, у меня были платиновые альбомы!» Это ничего не значит.
Журналист: И как оно? Каково было снова играть в маленьких клубах, как публика? Вроде как вспоминаешь, почему ты оказался на вершине. Ну, всё это барахло — вроде спецэффектов в духе Pink Floyd и всего такого. И тут ты снова в маленьком клубе, публика прямо перед тобой. Бодрит?
Роб Халфорд: Ну, стоит посмотреть, чем я занимаюсь на сцене. То, что я делаю сейчас, и то, что я творил во времена Fight, во времена War of Words, — две большие разницы. Думаю, я душевно раскочегарился благодаря всему этому — тому, что я делал в плане музыки, и в клубах, и выступая на сцене. Как будто я стал совершенно иным человеком. Я вспоминаю это и думаю: «Неужели это я, неужели я всем этим занимаюсь?» И это, опять же, такой вот момент истины. Ты настолько безнадёжно заплутал в своём металлическом мире, что просто делаешь то, что когда-то считал невозможным. Так что да, я заново переживал многие моменты и получал от этого массу удовольствия. Непосредственный контакт, опять же: пот с тебя течёт прямо на передние ряды, так-то. Это просто здорово, люди прямо перед тобой. И я это обожаю, особенно в металле. Ради этого всё и затевается.

Журналист: Там была и публика помоложе? Ну, может, недоросли лет эдак десяти-пятнадцати в среднем, которые любят поскакать и попотеть в первых рядах? Или в основном те, кто сидит на скамеечках или отдыхает в баре?
Роб Халфорд: Всякие были. Ну, мы ведь были новой группой с новыми участниками и тем, что казалось нам новым звучанием. Земля вертится, и, видишь ли, отдельные поколения людей обращают на это внимание — эй, это ж новая группа. И ещё они говорят что-то вроде: «Кажись, такая музыка — аккурат для меня, пойду-ка послушаю». Так что была куча мала: поклонники Priest и новое поколение поклонников Fight. Такие есть до сих пор. С трудом верится в то, что мы снова на пике, в тот успех, который ждал фильм и сборник демо-записей К5. Вдруг, откуда ни возьмись, у меня появился свой собственный маленький хэви-металлический лейбл под названием Metal God Entertainment Records, и наши записи расходятся по самым разным странам мира, и скоро будет выпущен второй тираж. Всё смели буквально за несколько недель. И я отчасти рад. Ведь мне всегда казалось, что всё, чем я когда-либо занимался, в первую очередь в Priest... отличный металл будет жить в веках. И не важно, что ты сотворил его в 1976 году. Например, Victim of Changes по-прежнему звучит так же круто и свежо в 2007 году (или в 2008-м, если мы будем играть её в следующем году), как она звучала тогда, когда мы её впервые исполнили.
[Телефон верещит]
Роб Халфорд: Это мой Blackberry разверещался. Так что вот.
Журналист: Ещё вопрос. Почему был сделан упор на то, что это именно группа, а не твой сольный проект?
Роб Халфорд: Я так хотел. Не хотел устраивать беспорядка. Я считал, что это новая группа, а я — её вокалист. И эта группа называлась Fight. Посмотрим, куда это нас заведёт. Я не хотел использовать своё имя и всё, что с ним связано. Не хотел заострять на этом внимание. Ведь это не было важно для меня. Я просто хотел быть парнем, который поёт металл в группе под названием Fight.
Журналист: А каково было жить в тени Priest? Каково было смотреть на Priest со стороны? Это было странно, похоже на сон наяву — ну, понимаешь, о чём я?
Роб Халфорд: Знаешь, у меня никогда не было ощущения, что я ушёл из Priest. Наверное, это прозвучит нелепо, но я никогда не ощущал, что я уже не в группе. Тим здорово поработал на альбомах Jugulator и Demolition, он отличный парень. Важно было то, что Priest живы и замечательно делают свою работу. Вроде бы я свалил, но по-прежнему ощущал какую-то связь. Но у меня никогда не было ощущения: «А, когда-нибудь мы снова будем вместе». Между нами была пропасть — мы не общались. Ты же знаешь группы, много групп. Все мы — разные люди, и взаимоотношения между нами разные. Всегда так бывает. Ты должен быть... если ты работаешь в группе, ты должен быть отчасти психологом и отчасти психиатром. И ты должен уметь со всем этим справляться, как и со многим другим. Так что даже когда я не был участником группы... знаешь, честно говоря, как мы раньше уже говорили, мы не знали, что снова будем вместе, пока не оказались на моей кухне в центре Великобритании. Мы занимались бокс-сетом Metalogy. До того момента были только слухи. Но ведь группа жила, Тим отлично справлялся со своей работой, и я думал: «Это великолепно!» Но, конечно же, я хотел вернуться в группу, я просто...
Журналист: Всё пошло естественным путём...
Роб Халфорд: ...и это произойдёт.
Журналист: Или ты думал: «О, всё здорово». Думал, что когда-нибудь придёт тот самый момент?
Роб Халфорд: Да, разумеется. Когда я послушал Jugulator и Demolition, я захотел сходить на концерт группы (смеётся). Я поклонник группы. В этом весь кайф бытия участником Priest. Я такой же страстный поклонник группы, как и наши поклонники. Звучит слегка маразматично, но всё так и есть. Но я думал, что не стоит этого делать. Ведь мы же даже не общались. Представь себе: «Халфорд в здании!» Так не делается. Это неправильно, так-то.




_________________
...Лучше обезуметь от счастья, чем от неудач, лучше неуклюже танцевать, чем ходить, прихрамывая.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

cron


Форум фан-сайта посвященного группе Judas Priest и Rob Halford | Russian Judas Priest and Rob Halford Fan Forum Judas-Priest.ru © 2011-2020 by LexaStarZ

Judas-Priest.ru