Judas Priest - как закалялась сталь. Статья из журнала Classic Rock 2001

В этом разделе обсуждаем творчество группы Judas Priest
Ответить
Аватара пользователя
kosa
Сообщения: 1268
Зарегистрирован: 17 апр 2014, 20:42
Откуда: Екатеринбург

Judas Priest - как закалялась сталь. Статья из журнала Classic Rock 2001

Сообщение kosa » 20 май 2014, 23:02

Judas Priest - как закалялась сталь. Статья из журнала Classic Rock 2001

В связи с выпуском переизданий Judas Priest Роб Хэлфорд, Гленн Типтон и КК Даунинг рассказывают Classic Rock свою невероятную историю.

Стабильность — вот чего никогда не хватало Judas Priest. Они покорили Америку в 80-х, но чуть не прекратили свое существование в самом начале своей карьеры, когда их первый вокалист Алан Эткинс был вынужден покинуть группу из-за беременности своей жены. Они могли соперничать со Spinal Тар по количеству барабанщиков (на каждом из четырех первых альбомов играл разный ударник) и шокировали мир, заменив ушедшего в жестокой словесной войне Роба Хэлфорда настолько неизвестным вокалистом, что слухи дошли аж до Голливуда! Продав 30 миллионов альбомов, Priest остаются одной из величайших групп в мире, но даже сейчас их судьба неопределенна.

Эткинс был одним из создателей Judas Priest в начале семидесятых, а их менеджером в то время был не кто иной, как Тони Йомми, гитарист Black Sabbath. К.К. Даунинг попал в группу не сразу. После первого прослушивания его не приняли, что неудивительно, ведь его опыт игры на гитаре (как признался сам К.К.) в то время составлял приблизительно две недели. Местный вокалист Роберт Хэлфорд считал, что первый состав слишком часто пускался в "свободные импровизации", но, увидев их живьем, нашел их досгаточно интересными, чтобы подать на рассмотрение свою кандидатуру, когда освободилось место фронтмэна.

"Когда Элан был вынужден найти себе "нормальную" работу, Кен (КК) пришел ко мне домой посмотреть на что я способен, — вспоминает Роб с улыбкой. — Я был в своей комнате и распевался. Он услышал, как я исполняю гаммы на все лады и, по-моему, взял меня в группу еще до того, как увидел. После этого мы объехали Британию вдоль и поперек. Если где-то был клуб или бар, мы в нем играли".

"В то время Роб считался новым Робертом Плантом, я прекрасно помню его прослушивание, — комментирует Даунинг. — Он исполнял странные вещи, какие-то песни группы Doris Day... А еще он умел играть на губной гармошке, что было модно среди вокалистов в то время. Он пел высоко, громко и протяжно — так, как нам и было нужно. Квартет, в состав которого, помимо меня и Роба, входили Иан Хилл (басист) и Джон Хинч (барабанщик), упорно работал годами и, в конце концов, подписал контракт с маленьким лейблом Gull Records. Сделка была неважной, но лед тронулся".

Gull предложили взять в группу второго гитариста. Так появился Гленн Типтон. Покинув Flying Hat Band, гитарист также неоднократно посещал концерты Priest. И, хотя конкурентов у команды было предостаточно, ему хватило "миллионной доли секунды, чтобы разглядеть потенциал" своей новой группы.

Записанная под руководством Роджера Бэйна — продюсера грех первых альбомов Black Sabbath, "Rocka Rolla'(1974), по словам КК, позволила Judas Priest "чуть-чуть пробиться к свету", однако по-настоящему их заметили только в следующем году после выхода "Sad Wings Of The Destiny". Спродюсированный гуппой совместно с Джеффри Кэлвертом и Максом Уэстом, он получился настолько удачным, что некоторые песни с него — например, такие, как "Victim Of Changes", "Ripper", "Tyrant" и "Genocide",— и по сей день входят в концертный репертуар группы. Для новичков это был заметный успех, но сами музыканты по-прежнему оставались бедными, как церковные мыши.

"После выхода альбома Gull решили нас бросить, — вспоминает Даунинг. — Он вошел в чарты нескольких стран, в том числе — и в Штатах, но когда мы попросили у них по двадцать пять фунтов в неделю, они отказали. На нас со всех сторон посыпались приглашения выступить, и нам позарез были нужны деньги на бензин и зарплату техникам, да и арендовать аппарат получше не мешало. Так что нам не оставалось ничего другого, как послать их подальше, несмотря на то, что они могли подать на нас в суд. По-настоящему дела пошли хорошо, лишь когда нас взяли CBS. Gull платили нам авансом по две тысячи фунтов за альбом, но когда мы перешли на CBS, то стали зарабатывать по шестьдесят тысяч чуть ли не каждый вечер".

Priest оставались на CBS / Sony вплоть до конца 90-х. Несмотря на добрые "отношения сторон", поначалу фирма не совсем точно представляла, с кем подписала очередной контракт. "Легенда" гласит, что как-то раз перед началом совещания, посвященного записи нового альбома, один из сотрудников поинтересовался: "А во сколько должен приехать господин священник?"

Хэлфорд ни подтверждает, ни отрицает этой истории: "К сожалению, время от времени случались инциденты, которые просто поражают, но в целом наше сотрудничество протекало успешно. Мне кажется, эти ребята просто толком не представляли, как с нами себя вести".

"Поначалу Sony были великолепны, — вспоминает Типтон. — Они поверили в нас, помогли развернуться с концертами, и мы, наконец, смогли позволить себе хотя бы нормально питаться. Хотя "Sin After Sin" был хорошим альбомом, куда вошли "Dissident Aggressor" и "Starbreaker", он отнюдь не был нашпигован хитами. Кроме того, продюсер Роджер Гловер (бас-гитарист Deep Purple) появился, лишь когда запись была уже наполовину завершена, поэтому он звучит несколько... жидковато".

Тем не менее, их популярность продолжала расти, и в 1977-м группа впервые отправилась в Америку для раскрутки "Sin After Sin".

"Мы уже собирались возвращаться домой, как вдруг нам предложили выступить на зогреве у Led Zeppelin, — продолжает Типтон. — Сан-Франциско, фестиваль "Day On The Green", шестьдесят пять тысяч зрителей. Этот концерт очень помог нам прорваться на Западное побережье и положил начало "покорению Америки"".

В следующем году Judas Priest выпустили целых два альбома: "Stained Glass" и "Killing chine" (последний продавался в США под званием "Hell Bent For Leather", поскольку оводство CBS опасалось обвинений в "дурном влиянии на подростков").

И тот и другой были высоко оценены критиками и показали, что группа продолжает усердно работать над своими саундом и имиджем. Музыка стала куда более напористой, изменился и внешний вид музыкантов — шелко-атласные одеяния уступили место байкерскому прикиду: цепи, заклепки, шипастые напульсники, кожаные куртки... Как правило, концерты начинались с того, что Хэлфорд вылетал на сцену на "Харлее", щелкая 9-футовым бичом.

Одной из самых нетипичных для Priest вещей на "Killing Machine" получилась "Take On The World" — ритмичный гимн, сразу ставший хитом.

"Лично мне она всегда казалось несколько... невразумительной, — признает Гленн, — но она была настолько популярной, что я даже не знаю".

"Сингл разошелся тиражом около четырехсот тысяч, что, скорее всего, больше, чем у любого, кто возглавил хит-парад на прошлой неделе, — продолжает КК. — И когда мы попали в "Top Of The Pops", то жутко удивились, поскольку были уверены, что сделали примерно то же самое, что и Queen со своей "We Will Rock You". Впрочем, когда мы ее писали, с самого начала решили, что немного сентиментальности не повредит".

Судя по интервью Хэлфорда, в ту пору он находился под сильным влиянием Queen, осотак что неудивительно, что Judas Priest сделали шаг в том же направлении.

"Пытались ли мы выехать на "металлическом" имидже? — размышляет Типтон. — Честно говоря, не слишком сильно, но за время нашей карьеры мы видели массу популярных гупп, и, хотя никогда не старались их копировать, это подхлестывало воображение. Просто нам удалось найти свой, ни на кого не похожий образ".

Хотя концертник "Unleashed In The East" (1979) первоначально предназначался только для японского рынка, он обеспечил Judas Priest дальнейший рост популярности. Однако, несмотря на то, что он стал своеобразной "вехой" не только для них, но и для "хэви-метал" в целом, ревнители "живого" звучания обвинили группу в чрезмерном использовании студийных эффектов и в насмешку переименовали альбом в "Unleashed In The Studio". Также появились слухи, что фото для обложки было сделано не в токийском "Ко-seinenkin Hall" или в наганском "Sunplaza", но и вовсе не в Японии, а в "Civic Hall" города Данстебла.

Типтон морщится: "Нет-нет, если кто-то будет вам доказывать, что это не концертный альбом, знайте — это вранье. Естественно, мы там кое-что подправили, но ничуть не больше, чем любая другая группа".

В 1980-м Judas Priest отправились в Титтенхерст Парк, где, устроив студию в бывшем доме Джона Леннона (John Lennon), записали свой до сих пор считающийся самым "крепким" альбом "British Steel". Как-то ночью Типтон, уверенный, что ею коллеги видят десятый сон, решил поиграть на гитаре и неожиданно наткнулся на потрясающий рифф. Он и не подозревал, что его бренчание разбудило спавшего наверху Хэлфорда. Вдоволь наслушавшись его экзерсисов, вокалист той же ночью сочинил мелодию, которая "цепляла на все сто". Наутро, после непродолжительного обмена идеями, они сели и написали "Living After Midnight", в итоге ставшую их крупнейшим на тот период хитом. Помимо того, что группа впервые записывалась под руководством легендарного продюсера Тома Аллома (Tom АПот), это был первый опыт совместного творчества авторского трио "Типтон — Даунинг — Хэлфорд", получивший развитие в последующих альбомах.

"Трэк-лист до сих пор читается как "Библия Тяжелого Металла", правда? — самодовольно мурлычет Типтон. — И вообще там все сделано как надо, начиная с обложки".

Тем не менее, не обошлось и без ошибок. Это произошло, когда Priest согласились выступить в программе "Top Of The Pops" с песней "United" в тот же день, когда им предстояло дать концерт в их родном Бирмингеме. И тут произошла накладка — несмотря на заверения, что они прибудут на концерт вовремя, их частный самолет из-за густого тумана застрял в аэропорту города Лютона.

"Концерт в Бирмингеме — это самый крупный прокол за всю нашу карьеру, — хму
ится Типтон. — Поначалу мы долго отказывались, но в итоге нас все-таки уломали. Разумеется, все получилось "через одно место". Когда мы, наконец, приехали в зал, часть зрителей уже разошлась, и винить их не в чем. Думаю, это сильно задело некоторых наших фэнов, и мы испытали это на своей шкуре, когда через несколько лет надолго застряли в Америке".

Несмотря на успех на родине, группе еще предстояло пробиться в Штатах, — если, конечно, она хотела выжить.

"Мы мечтали стать командой, известной на весь мир. Согласен, кое-кого это могло и покоробить, но без этого мы бы просто не вытянули, — грустно вздыхает Гленн. — Если бы мы не отправились в Америку, то просуществовали ли бы еще максимум три-четыре года".

Оказавшись в Штатах, Judas Priest заперлись в студии и записали ориентированный в основном на американскую аудиторию "Point Of Entry" (1981) — по мнению критиков, далеко не самый лучший свой альбом. Хэлфорд признается, что рецензии на пластинку привели его в уныние. КК настаивает, что это произошло не по вине группы.

"Знали бы они, какое давление мы испытывали со стороны фирмы грамзаписи: "Давайте нам побольше каверов и хитов". Что ж, в итоге они получили то, что и хотели".

Как бы то ни было, но за три месяца после выхода "Point Of Entry" разошелся тиражом в пол-миллиона, и общая точка зрения на группу изменилась.

"Некоторые концерты, что мы тогда давали, чуть ли не один в один были похожи на шоу Kiss! — смеется Даунинг. — Вряд ли мы когда-нибудь еще увидим нечто похожее на тех огромных движущихся роботов".

В 1982-м появился "Screaming For Vengeance" со стальной птицей по имени Хеллион на обложке. Он вознес Priest на новые высоты популярности, а мгновенно ставшая хитом I "You've Got Another Thing Coming", увеличила армию их поклонников на предсказанные аналитиками 30%. Также это оказался самый успешный в коммерческом отношении их альбом — было продано 2 миллиона экземнляров. Затем последовал изнурительный "про- моушн-тур", во время которого им довелось выступить перед 250 тысячами зрителей на проходившем в Калифорнии "US Festival", хэдлайнерами которого были Van Halen. Разумеется, музыканты на полную катушку наслаждались всеми прелестями заслуженной славы.

"Я был самым бесшабашным и колобродил будь здоров, хотя на моей игре это никоим образом не отражалось, — смеется Типтон,—Я выпил море виски с кока-колой, наставил рога пол-дюжине мужей — в меня даже несколько раз стреляли, — но мы прошли через все это без потерь. Помнится, как-то ночью у меня начало двоиться в глазах — это случилось в тот момент, когда я сидел за рулем "роллс-ройса" Грегга Роули (Gregg Rolie — клавишник Journey) и вез наших ребят на очередную пьянку. И неожиданно для себя обнаружил, что мы едем по самому краю глубокого каньона! В общем, та еше была поездочка!
"Во многом нас спасало то, что мы еще не были теми, кем хотели стать, — уверен Даунинг. — А стать мы хотели самой знаменитой "металлической" группой на свете. Впрочем, на жизнь было грех жаловаться — вокруг было полно девушек. Я и по сей день холостяк, а уж тогда вытворял такое, о чем родной матери рассказать постесняешься".

Даже если следующая пластинка и была "самоповтором" в духе "Screaming... ", этого никто не заметил, и "Defenders Of The Faith" (1984) потоком хлынул в американскую глубинку. Все это время "присты" объясняли свое отсутствие в Англии нежеланием давать "неполноценные" по сравнению с Америкой концерты. На самом деле все упиралось в отсутствие денег.

"Ненавижу о них говорить, — сказал Даунинг в интервью журналу Soundcheck после выхода альбома. — Но нам их не хватало настолько, что даже об американском турне для раскрутки "Screaming... " и речи быть не могло. За десять лет существования нам пришлось смириться с тем, что мы не получаем денег и от журналистов. До последних американских гастролей мы сидели по уши в долгах, но сейчас ситуация постепенно улучшается. Люди должны за нас радоваться — ведь это именно мы представили британский "хэви-метал" остальному миру".

В том же интервью КК подтвердил, что длительное отсутствие Judas Priest в Англии повлияло на их популярность, поскольку новые группы, вроде Iron Maiden и Motorhead, отняли у них часть поклонников.

"Меня бесит, когда целый год гастролируешь с Iron Maiden в разогреве, а потом они появляются практически точь-в-точь в таких же шмотках, что и ты когда-то, — мне пришлось подолгу разглядывать некоторые фото, чтобы понять, кто на них изображен — Дэйв Мюррей (Dave Murray) или я? Но в газетах не было ни слова о том, что Iron Maiden — точная копия Judas Priest!

Впрочем, по прошествии пятнадцати лет его отношение к Стиву Харрису (Steve Harris) сотоварищи несколько смягчилось: "Они нашли свои стиль и нишу и делают свое дело хорошо. Сейчас мы являем собой две совершенно разные группы, но у нас есть и кое-что общее — они, как и мы, пронесли знамя тяжелой музыки по всему миру".

Как ни странно, после выхода "British Steel" (занявшего 4 место в британских чартах), популярность группы у себя дома начала снижаться.

Типтон предлагает свое объяснение: "Каждая (успешная английская) команда рано или поздно сталкивается с дилеммой: на кого работать — на Англию или на Америку? Если у тебя вышел хит в Англии, это позволяет платить по счетам два-три месяца, но в Америке хит позволяет спокойно протянуть два-три года. Также не надо забывать, что турне влетает в изрядную сумму — мы брали с собой около сорока техников и осветителей. И вообще, кто сказал, что нельзя зарабатывать на жизнь музыкой? В конце концов, черт возьми, мы ради этого всю жизнь и вкалывали! Чем больше бабок, тем лучше. Как-то один журналист спросил у меня в интервью, не стыдно ли мне иметь две машины? А с какой стати мне должно быть стыдно? Разве это означает, что я добился в жизни всего?"

Не помог им и новый альбом "Turbo" (1986), вызвавший у их поклонников неоднозначное отношение — использование Типтоном и Даунингом гитарных синтезаторов многими было воспринято критически. В то время в Америке тон задавали Bon Jovi, Metallica и ZZ Тор, и не исключено, что "Turbo" стал для Priest не слишком удачной попыткой повторить их успех.

"В середине 80-х нас всегда удивляло, почему у таких групп, как Def Leppard, Motley Crue, Poison, Scorpions или Cinderella, дела идут лучше некуда", — признается Хэлфорд.

"Мы мечтали, чтобы "Turbo" стал для нас тем же самым, что и "Pyromania" — для Def Leppard, — продолжает Даунинг. — А когда узнали, что Quiet Riot продали свой "Metal Health" восьмимиллионным тиражом, то решили, что и нам пора выдать свой "самый-са-мый" альбом. Альбом-монстр!

Увы, "Ram It Down", появившийся на прилавках в 1988 году вскоре после концертного "Priest... Live!", получился столь вялым, что его даже пришлось "оживлять" с помощью кавер-версии "Johnny В. Goode" Чака Берри (Chuck Berry).

"Я бы не стал называть тот период "смутным временем", — пожимает плечами Хэлфорд, — но своем будущем мы уверены не были. Так или иначе, я начал подумывать об уходе. Помню, как-то раз в разговоре с ребятами и нашим менеджером Биллом Курбишли (Bill Curbishley), я сказал, что не очень доволен. Так что мой уход из группы не был внезапным, я думал об этом в 1986 года.

В дополнение к растущим внутренним проблемам, "присты" неожиданно для себя оказались в суде города Рино, штат Невада, где им пришлось отвечать на вопрос: не содержит ли "замаскированного послания смерти" песня "Better By You Better Than Me" (написанная на старую мелодию группы Spooky Tooth) с альбома "Stained Glass", толкнувшая двух местных подростков на самоубийство? Ошарашенным музыкантам объяснили, что ребята — Ральф Белкнеп (Ralph Belknap) и Джеймс Вэнс (James Vance) — слушали их творение целых шесть часов подряд, после чего взяли охотничье ружье и попытались вышибить себе мозги. Ральфу это удалось, а Джимми стал калекой и умер лишь три года спустя. В первом из многочисленных судебных исков, вскоре лавиной посыпавшихся на Priest, родители юных "пристоманов" требовали от группы и их фирмы грамзаписи компенсации на сумму 3 миллиона долларов. Несмотря на то, что музыканты с честью прошли это испытание и подняли обвинение на смех, им пришлось вынести несколько недель перекрестных допросов, прежде чем дело было закрыто.

"Скольких человек еще убьет этот альбом?" — возмущался прокурор, — вспоминает Типтон. — Почему мы подбиваем людей, которые покупают наши пластинки, на самоубийство?"

"До сих пор не могу поверить, что мы оказались в подобной ситуации только потому, что занимались музыкой, — бурчит КК.— Единственно, что радует — на другие группы перестали вешать собак, особенно после того, как все увидели, с какой легкостью мы выиграли это дело. Думаю, ничего подобного больше не повторится".

"Песня "Bloodsuckers" со следующего альбома имеет "скрытое послание", — добавляет Гленн, — но об этом знают только двое".

После провалившегося "показательного процесса" в Рино, Judas Priest стали еще более "сердитыми", что, в конечном счете, сыграло с ними злую шутку — по иронии судьбы альбом 1990-го "Painkiller" (работа по-настоящему сильная и зрелая) был признан слишком тяжелым самими их поклонниками. КК вспоминает, что из пяти вещей из него, входивших в программу в начале турне, к его окончанию осталось только две. В довершение ко всему произошел еще один прискорбный инцидент — во время завершающего гастроли концерта в Монреале Хэлфорд упал с мотоцикла и всю последнюю вещь ("Hell Bent For Leather") провалялся на сцене без сознания, в то время, как остальные продолжали играть.

"Сухой лед давал столько дыма, что я даже не понял, что случилось, — рассказывает Гленн. — Только вокала почему-то не слышу. А потом вдруг смотрю — я стою у Роба на груди! Ему еше повезло, что не на голове".

"Я не только слетел с мотоцикла, но и вылетел из группы, — говорит Хэлфорд. — Я сломал нос, и восстановить его в прежнем виде не удалось, гак что каждый раз, когда он чешется, тут же вспоминаю об этом случае. Да, это стало Последней Каплей".

В 1992 году Роб объявил о создании собственного коллектива Fight, предварительно успокоив коллег — это, мол, всего лишь его "побочный проект". Однако после того как Sony Records (в которую превратилась бывшая CBS) потребовала, чтобы первый альбом Fight "War Of Words" вышел под ее эгидой, отношения между музыкантами начали стремительно портиться. Роб, намеревавшийся выпустить альбом на другой фирме, решил сблефовать и 4 июля 1992 г. заявил о своем уходе из Judas Priest.

"Поначалу я надеялся, что меня постараются заставить остаться, поскольку контракт был нечестным и связывал нас но рукам и ногам. Я даже собирался судиться с Sony, как вдруг они предложили выпустить Fight на Epic. Меня бы это вполне устроило, но к тому времени наша ссора с Гленном и К К зашла уже слишком далеко".

Хотя Типтон утверждает, что давно чувствовал назревающий уход Роба ("Мы знали, что он заигрывает с разными группами"), Даунинг говорит, что был потрясен этим известием: "Во время последнего турне Роб стал менее общительным, а поскольку он "голубой", ему было совершенно неинтересно проводить свободное время в нашей компании. Он много лет просидел "в шкафу", но под конец гастролей начал вытворять веши, которые больше присущи женщинам — например, довольно странные танцы прямо на сцене".

На вопрос о том, давно ли ему известно о гомосексуальности Роба — повергнувшей в шок многих, когда тот "раскрылся" во время интервью на MTV в 1995-м, — гитарист лаконично ответил: "С семьдесят первого года".

Разумеется, сексуальная ориентация —это личное дело каждого, однако в данном случае это касалось не только одного Хэлфорда, поскольку Даунинг подозревает, что гомосексуальность вокалиста лишь ускорила его отдаление от коллег: "Может быть, ему надоело это скрывать, но он не знал, как ему лучше поступить? На самом деле я и по сей день не знаю, почему он ушел".

Впрочем, сам Хэлфорд утверждает, что его ориентация не имеет к этому никакого отношения: "Я никогда не старался это подчеркивать, — пожимает он плечами. — Если играешь "хэви-метал", то уже одно это подразумевает, что ты — настоящий мачо. И хотя я всю жизнь был гомосексуалистом, я не позволял этому влиять на мою музыку".

Не испытывал ли он когда-нибудь желания "раскрыться" во время работы в Judas Priest?

"Много раз, но всегда что-то удерживало. Когда журналисты начинают допытываться, как я одевался, как себя вел, я обычно отвечаю им вопросом на вопрос: “Что ты, дружок, имеешь в виду? Может, ты, мать твою, видел, как я выходил на сцену в платье?!" Но когда меня спрашивали напрямик — "голубой" я или нет, я никогда не врал".

То, что Роб предпочел заявить о своем уходе из группы по факсу, да еще и прихватил с собой барабанщика Скотта Трэвиса (Scott Travis), только подлило масла в огонь, и между Priest и их экс-вокалистом разразилась самая настоящая война в печати. Когда Хэлфорд по ряду не зависящих от него причин был вынужден отменить дебютный концерт своего нового состава и уступить сцену лондонской "Astoria" группе LA2, недоброжелатели Fight выразили по этому поводу бурный восторг. После этого Типтона и Даунинга поставили в
известность, что их посещение концертов Fight, мягко говоря, не будет приветствоваться. Те отреагировали на "этот невнятный лепет" заявлением: "Его последняя выходка явно спровоцирована неудачным турне и ужасным альбомом". В ответ Хэлфорд выпустил пресс-релиз, в котором обозвал своих бывших коллег "тиранами" и обвинил их в "сокрытии важных фактов" об истинных причинах его ухода. Одной из основных сам он назвал "постоянную грызню между Типтоном и Даунингом". 1

"Мы с Кеном можем люто ненавидеть друг друга, и все равно у нас много общего, — сказал мне Типтон в 1993-м. — Да, мы живем, как кошка с собакой, но это не позволяет группе расслабляться и постоянно подталкивает вперед".

Равноценную замену Хэлфорду удалось найти лишь к маю 1996-го. Его место у микрофонной стойки занял никому не известный американец Тим Оуэнс, обнаруженный вернувшимся в родные пенаты барабанщиком Скоттом Трэвисом в составе трибьют-группы British Steel. Получивший кличку "Потрошитель" (Ripper) за любовь к одноименной песне Judas Priest, Оуэнс с легкостью воспроизводил любые, даже самые "душераздирающие" рулады Халфорда.

"Тим — единственный, кто может петь наши песни лучше Роба, — говорит Типтон. — То, что мы нашли его — какое-го чудо".

История Оуэнса легла в основу голливудского фильма "Rock Star", который скоро выйдет на экраны. Однако КК с сожалением признает, что несмотря на то, что группа вновь обрела форму, доказав это альбомом "Jugulator" (1997), всегда останутся люди, для которых Judas Priest без Халфорда — это уже не Judas Priest.

"Это те, кто принадлежит к числу "упертых пристоманов" — они преданно ходили на наши концерты, не пропускали ни одного нового альбома, а тут мы взяли и подложили им такую свинью! — говорит гитарист. — То же самое чувство я испытал, когда Хендрикс распустил Experience. Все, что я могу им сказать,— от нас тут ничего не зависело. Если они дадут нам шанс, я уверен, что мы их приятно удивим".

Альбом "Demolition", получившийся более мелодичным по сравнению со своим предшественником, тем не менее полон энергии и местами звучит, как некий гибрид Machine Head и Slayer.

В этом соревновании с самими собой нам никогда не выиграть, — считает Типтон.— Все дело в том, что мы записали шестнадцать альбомов. Мне кажется, куда более правильно послушать новый альбом и постараться оценить его по достоинству, нежели сравнивать его со своими любимыми. Я понимаю, что некоторые из фэнов Priest хотели бы еще большей мелодичности, но мы знаем, что делаем".

Тем временем их бывший коллега вернулся к "хэви-метал", — правда, лишь после еудачного "флирта" с "индасгриал-кор" в составе недолго шествовавшего проекта Two — и организовал новую группу — Halford. Когда же стало известно о том, что он разослал своим бывшим коллегам письма с предложением остановить добрые отношения, поползли слухи о возможном воссоединении Priest в старом составе.

"История еше не закончена, — говорит по этому поводу Хэлфорд. — В глубине души я верю, что мы можем записать еше один альбом и совершить турне. Но после этого будет пора ставить точку".

Как известно, он высказывает подобную мысль не в первый раз. Надо полагать, и не в последний?

"На его месте я бы тоже так говорил, — вяло усмехается Типтон. — Разумеется, он хочет вернуться в Judas Priest".

Но случится ли это?

"Честно говоря, я никогда об этом не думал. Сейчас меня интересует только наш новый альбом "Demolition" и новый вокалист Тим Оуэнс. Мне кажется, Роб всегда относился к группе не так, как мы все; незадолго до ухода он сильно изменился. У него появился "синдром примадонны". А что касается будущего... Откуда мне знать, я не провидец!"

Тем не менее, многие "акулы шоу-бизнеса" предсказывают, что Хэлфорд вернется (точно так же, как Брюс Дикинсон — в Iron Maiden), после того, как допишет очередной сольник или узнает об очередном мировом турне Judas Priest. Правда, КК придется уговаривать на это дольше всех, — несмотря на то, что этим летом они встречались, стало ясно, что старые раны еще не зажили.

"Раз Роб говорит о возвращении, значит, понимает, что совершил ошибку. Думаю, ему всегда хотелось, чтобы его окружала своя, весьма специфическая тусовка, и его уход от нас огорчает меня не слишком. К тому же он позволил другим говорить за себя, а они в выражениях не стеснялись. У нас до сих пор сохранились его идиотские факсы. Там сказано, что Роб — это талант, каких мало, и именно благодаря ему мы и продержались все эти годы. И вообще, он — Металлический Бог. Кстати,тоже самое, ворили и про панк. А то, что он играет наши старые веши с другими музыкантами — это просто неэтично. Нам ведь тоже свои семьи кормить надо. Кроме того, практика показывает, что вокалисты редко достигают успеха в сольной карьере, и все в группе категорически отрицают возможность того, что Роб Хэлфорд когда-нибудь будет с нами петь. Он этого просто не заслуживает. В отличие от Потрошителя".

Когда я поведал Робу о настроении КК и напомнил, что он покинул группу по собственному желанию, он глубоко вздыхает и со смущенным видом говорит: "Я никогда не хотел уходить из группы, — смущенно говорит он. — Нам надо было отдохнуть пару лет после "Painkiller". Перед последним концертом турне в Торонто мы дико поскандалили в гримерке. Тут дело не только во мне, просто есть веши, которых лучше друг о друге не знать. Я не собираюсь их осуждать, но это ничем не отличалось от того, что случилось с The Beatles, The Eagles, Maiden или Motley Crue. Мы сами должны отвечать за то, что творим за кулисами.

Я сделал все возможное, чтобы помириться с париями. Я встречался с Кеном. Теперь надо повидаться с Гленном, съесть по карри и выпить. Мне очень важно восстановить с ним добрые отношения. И, надеюсь, это произойдет уже в этом году".
...Лучше обезуметь от счастья, чем от неудач, лучше неуклюже танцевать, чем ходить, прихрамывая.

Ответить