( 1 Проголосовал ) 

 

 

История группы Judas Priest рассказанная Rob Halford’ом Часть 2 - журнал Metal Hammer 1985г.

 

История группы Judas Priest рассказанная Rob Halford’ом Часть 2 - журнал Metal Hammer 1985г.

 

Собрать биографический материал об ансамбле – это всегда большая проблема, что, верно, то верно. Везде вкрадываются, по причине информации из вторых рук, ошибки, толкования вдруг становятся фактами. Поэтому “Metal Hammer” решил: пусть Special Story о “Judas Priest” будет написана самой компетентной стороной – и никем иным, как певцом Judas Priest Rob’ом Halford’ом. Журналистскую обработку и перевод его статьи произвел Wilfrid F. Rimensberger. Все под лозунгом успешной Judas Priest’овской пластинки “Defenders Of The Faith” – Защитники Веры. Читайте вторую часть:

Если уж называть какой-либо год нашим ключевым годом, то я сказал бы, что таковым был 1974-ый год, а также 1975-й. Весною 74-го мы провели свое первое заграничное турне. Мы играли в Германии, Норвегии и Голландии и констатировали, что нас с нашими песнями хорошо принимали также и в Европе. Это, очевидно, заметили и люди из пластиночной индустрии. Поскольку как только мы вернулись из турне, мы подписали наш самый первый пластиночный контракт. Это был контракт с “Gull Records”. Помогло при этом, конечно же, и то, что за несколько недель до этого наш новый гитарист Glenn Tipton удачно довершил наш состав. Еще в том же году мы записали наш первый альбом. “Rocka Rolla” был выпущен в сентябре. Записи альбома заняли целых три недели. Мы тогда ходили жутко гордыми, ведь тогда еще, во всяком случае, не было такого наплыва “Heavy Metal”-ансамблей. В то время на пластиночных фирмах царила такая философия, что на контракте можно иметь максимум один НМ-ансамбль, или если можно, то вообще никаких не признавали. Группы наподобие “Led Zeppelin”, “Black Sabbath” или “Deep Purple” были признанными коллективами, и считалось, что они полностью покрывают рынок, да и на контракт их всех взяли значительно раньше нас. Так что наш контракт был маленьким чудом. Гордыми мы ходили еще и потому, что наш альбом продюсировал Roger Bain. Он тогда считался НМ-продюсером, потому что он продюсировал первые записи “Black Sabbath”. Если бы мы тогда знали то, что знаем сегодня, то альбом получился значительно более лучшим. Но Bain был для нас полубогом. Никто из нас молокососов не осмеливался открывать рот против него. Мы принимали его совет за чистую монету. По нашему сегодняшнему уразумению, этот альбом звучит ужасно. Сами песни, вообще-то, довольно-таки неплохие, но во время записей что-то должно быть ужасно пошло мимо кассы.

Недовольны мы также были оформлением обложки. Она изображала банку кока-колы, на которой знаменитым кока-коловским шрифтом было написано “Rocka Rolla”. Художник, правда, получил несколько наград за свою работу, но нам это художество больше принесло вреда, чем пользы. Фэны просто не могли себя с этим делом отождествлять. Это было не Judas Priest, не имело никакого отношения к “Heavy Metal’y”. И здесь мы тоже стали жертвами нашей полной неосведомленности, абсолютной манипуляции. Поэтому-то альбом и не был особо успешным. И пластиночная фирма, похоже, не хотела больше вкладывать в нас деньги в будущем. Они тогда просто попытались как можно дешевле спродюсировать пластинку, и если она становилась хитом, тогда все “О’кей”. Если же нет, то не так уж и много денег было потеряно. Единственным преимуществом для нас было то, что мы теперь, по крайней мере, могли предъявить на наших концертах одну пластинку. И пусть она была не особенно хорошей, она придавала нам все же более солидный вес. Становилось немного легче составить турне.

После новых выступлений в 1975 году в Голландии и Скандинавии дело впервые дошло до концертов Judas Priest в легендарном лондонском клубе “Marguee”. Эти выступления принесли нам предложение принять участие в редингском фестивале. Тем самым наше имя впервые прозвучало в связке с признанными во всем мире группами, впервые, благодаря этому фестивалю, на нас обратил внимание также в Америке и Японии. Несмотря на этот успех, финансовые наши дела шли вообще плохо. Из-за этого нас покинул John Hinch, и за барабаны снова вернулся Alan Moore. К концу 1975 года мы записали “Sad Wings Of Destiny”, наш второй альбом.

Он стал нашим первым профессиональным альбомом, за который мы и сегодня еще стопроцентно стоим горой. Мы научились на ошибках и знали, как нам наиболее действенно использовать наш маленький бюджет. Пластинка вышла в марте 1976 года. Турне по Англии с одним хэдлайнеровским концертом в лондонском “Roundhouse Theatre” продвинуло нас на огромный шаг вперед, а саму пластинку повсеместно очень хорошо принимали. И тем не менее наша финансовая ситуация была настолько катастрофической, что некоторые из нас утраивались на временные заработки, чтобы иметь немного наличных. Хотя внешне проглядывались все признаки намечающегося успеха, наша пластиночная фирма не хотела выплатить нам даже минимальную сумму авансом. Сумму, которая нам по контракту, разумеется, так и так причиталась бы. Это было поганое время – время, которое было настоящим пробным камнем для нашего ансамбля, для нашей воли – несмотря и на что добиться успеха с нашей музыкой. Нам помогало то, что лично мы сами были ужасно солидарны друг с другом. Каждый помогал каждому. Нас было не разлить водою. К финансовым трудностям добавлялось в то время еще и то, что панк на полных оборотах сминал все, что еще не пало жертвой этой шок войны уже в 1975 году. Масс-медия не проявляли больше интереса к “Hard Rock’y” и “Heavy Metal’y”. Все, что не выделялось стрижкой ежиком и английскими булавками, попросту затаптывалось в грязь. Тогда мы обзавелись нашей действительно слоновой кожей. Мы попросту больше не принимали близко к сердцу то, что другие вымещали на нас от невежества, из чистого критиканства или очернительства. Эта позиция и дала потом плоды в конце 1976 года… “CBS” пообещала нам контракт. Новый менеджмент вселил в нас мужество порвать с “GULL Records”. Как только это произошло, мы подписали с “CBS” мировой пластиночный контракт.

Мы были словно на седьмом небе. Все вдруг пошло почти без проблем. Мы сразу же пошли в студию, чтобы записать наш первый альбом для “CBS”. Поскольку Alan Moore тоже по денежным причинам воткнул штык в землю, за барабаны сел Simon Phillips. Продюсером мы взяли себе тогдашнего Deep Purple’овского басиста Roger’а Glover’а.

Расходы себя оправдали. Сразу же слышишь могучий шаг вперед, который мы сделали в альбоме “Sin After Sin”. К сожалению, Simon сразу же снова нас покинул, потому что он хотел обратиться к другому проекту. После многих прослушиваний мы ангажировали бывшего барабанщика Эрика Бердона – Les Binks’а. Последовавшие “Sin After Sin” – гастроли по Англии стали первым настоящим триумфом. А альбом впервые по-настоящему вывел имя Judas Priest в списки популярности.

Но это было далеко еще не все на 1977-й год. “CBS” обеспечили нам возможность, чтобы мы еще в том же году впервые выступили в Америке. Это было для нас огромное событие, когда 17-го июня мы выступили в Амарияло. Позднее мы играли в первом отделении ансамбля “Reo Speedwagon” в залах вместимостью до 10,000 человек. Это производило на нас жутко сильное впечатление. Еще никогда мы подобного не испытывали. Но абсолютной вершиной было, когда нам позволили выступить на двух концертах под открытым небом вместе с “Led Zeppelin”. Для меня это и по сей день остается одним из самых прекрасных воспоминаний. Правда, в программе мы были заявлены уже на 11 часов утра, но люди в “Oakland Coliseum’е” были чудесными. Все это первое американское турне было большим процессом созревания, который оказал сильное влияние на наш имидж. И мы впервые сознательно стремились выработать Judas Priest’овскую линию в альбоме “Stained Class”. Но в этом альбоме нам это еще не удалось. Зато мы нашли свою линию в наших концертных выступлениях и в визуальной области. Когда мы в феврале играли в “Hammersmith Odeon’е”, я впервые выступал только в черном кожаном костюме. И мы полностью сосредоточились в плане музыки на мощном шоу.

Эта прямолинейность себя оправдала. Тогда как до этого я во время шоу несколько раз переодевался, и от этого выступления распадались на отдельные части, мы с этого момента сказали: к черту все это трихомудье. Остается только один четкий девиз: Raw and Ready (Грубость и боеготовность).

Уже в марте 1978 года мы снова гастролировали по США. Вместе с “Foghat”. Эти люди так плохо с нами обращались, что сегодня мы с величайшим уважением относимся к нашим сопровождающим ансамблям и стараемся избавить их от любого недоброго опыта, который мы получили от “Foghat”. Они урезали нас везде, где только могли. Ни один из них не обмолвился с нами хотя бы, одним словом. Это снова было суровое время, даже хотя публика и проявляла первые признаки энтузиазма. Америка была тогда еще гораздо более суровой местностью, чем сегодня. Не было еще “MTV”, с помощью которого можно было посредством крутого видео разогреть своих фэнов. Все было суровой изнуряющей работой на концертном фронте. Иногда вот в таких поганых условиях, с которыми мы столкнулись.

Совсем по другому было потом в том же еще году в Японии. Там нам уже в первое наше посещение был уготован триумфальный прием. Люди были в абсолютно восхищении.

И по сей день еще этот народ, и страна принадлежат к моим любимым темам. Очевидно, Япония, что касается как раз “Hard Rock’а”, очень подвержена энтузиазму. Там ты не чувствуешь никаких предрассудков, которые все время преподносятся в западных культурах.

В октябре 1978 года мы выпустили наш пятый альбом “Killing Machine”. Продюсировал его James Guthrie. Последовали одномесячные гастроли по Англии. И вместе с этим турне я укреплял свой кожаный имидж. В то время как все остальные ансамбли все еще выступали в костюмах из спандекса и сатина, а после моих первых попыток во время предыдущих гастролей укрепился в убеждении, что эта кожано-проклепанная одежда гораздо лучше подходила к нашей музыке, яснее представляла и воплощала нашу музыку. Сюда добавилось еще и то, что в начале 1979 года сингл “Take On The World” стал огромным хитом в Англии. Judas Priest впервые выступили в ТВ-программе “Top of The Pops”. И это дело еще вдобавок чуть ли не сорвалось. Чтобы еще больше усилить свой имидж, я впервые взял с собой воловий кнут. Османцы были с этим не согласны. Или я уберу кнут подальше или они не станут выступать. Поскольку они были более крутыми звездами, мне, конечно же, пришлось уступить…

После этого еще раз съездили в Японию, а немного позднее – снова в Штаты. Альбом “Killing Machine” вышел там под названием “Hell Bent For Leather”. Чтобы разогреть наше турне и пластинку, мы специально записали кавер-версию классика “Fleetwood Mac” – “The Green Manalishi”. Сначала мы противились этой идее компании “CBS America”. Но когда мы потом получили полную свободу в переложении, мы отважились на эту попытку. Эта композиция еще и по сей день принадлежит к все время исполняемым нами на концертах песням. Это турне было огромным успехом. И едва вернувшись, домой, мы попали в “Top of The Pops” со второй песней этой пластинки – “Evening Star”. После еще одних концертов в Англии и в Штатах мы отправились в “Startling Studios” Ringo Starr’а. Между тем Dave Holland заменил Les Binks’а. Впервые мы связались также с продюсером Tom’ом Allom’ом.

Смикшированные у Ringo Starr’а ленты дали первый концертный альбом Judas Priest: “Unleashed In The East” – записи японских выступлений. Почти одновременно с всемирной публикацией этого очень удавшегося альбома мы вместе с KISS отправились на 10 недель в турне по Америке. Клевое время. Мы великолепно ладили с KISS. И я впервые выехал на концертную сцену на “Harley’e Davidson’е” под песню “Hell Bent For Leather”. Это было на наших первых американских хэдлайнеровских гастролях после безумных недель с KISS.

До Рождества мы потом еще наводили шороху на сценах Европы вместе с “AC/DC” – это был необыкновенный год. В 1980 году мы начали наше уже настоящее сотрудничество с Tom’ом Allom’ом – над альбомом “British Steel”. Он был заделан нами в рекордный срок – пять недель. Мы были на таком подъеме, что все попросту получалось с первого захода. И на этой пластинке ты не найдешь ни одной плохой песни. Снова отправились мы на гастроли в Америку, а на август мы полетели в Касл-Данингтон, на повестке дня был фестиваль “Monsters of Rock”.

Постепенно устанавливался этот ритм. Из записей в студии, гастролей и специальных фестивальных выступлений, а после этого творческий перерыв. Причем мы все больше времени проводили в Америке.

Так мы записали на Ибице “Point Of Entry”, поехали с ним в 1981 году в Европу на небольшие гастроли, чтобы после этого в течение месяцев озвучивать американские концертные залы. После ряда концертов в Англии мы снова провели первые месяцы 1982-го года в Ибице. Результат: пластинка “Screaming For Vengeance”. До конца марта 1983 года мы были с нею на гастролях в Америке. И в этом же году наш менеджмент взял на себя бывший менеджер группы “The Who” Bill Curbishley. Этот шаг напрашивался в связи с массой административной работы. Наученные опытом работы с предыдущими менеджментами, мы были очень осторожными с выбором и особо с этим делом не спешили. Зато мы могли быть уверенными, что нашли подходящего человека. В течение лета мы писали песни к следующему альбому. И после небольшого турне по Англии мы играли на крупном “Heavy Metal” фестивале в дортмундском “Вестфаленхалле”. При этом мы представили первый материал из нашего последнего на сегодняшний день альбома “Defenders Of The Faith” и этим суперконцертом абсолютно утвердили себя перед лицом теперь уже и немецких “Heavy Metal”-фэнов.

Весною затем последовало турне по Европе, которое представляло собою прелюдию к обширным американским гастролям. Много недель мы провели после этого снова на Ибице, а в настоящее время мы микшируем в Фениксе, где я теперь живу, наш следующий альбом. Но подробнее об этом в следующем номере “Metal Hammer’a”.

Автор статьи: Wilfried F. Rimensberger
Журнал “Metal Hammer” Германия 1985г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.