( 1 Проголосовал ) 

 

 

Интервью с Роб Хэлфордом вокалистом группы Judas Priest - Журнал Metal Hammer 1988г

 

Интервью с Роб Хэлфордом вокалистом группы Judas Priest - Журнал Metal Hammer 1988г

 

Judas Priest только, что закончили запись своего 13-го альбома. Может быть, для кого-то это число и не счастливое, но ребята уверены, что пришло их время получить улыбку у госпожи фортуны. Ожидаемость этого альбома, понятие их того, как быстро продается выпущенный сингл “Johnny B. Goode” (по фильму “Johnny B. Goode”, отсюда и несколько ранее смущавшее написание) по спискам популярности. Верховный жрец, некто Rob Halford “закусив удила” беседует о взлетах и падениях популярной группы.

Ray: Вы действительно находитесь в хорошей форме, не думаете ли вы, что очень важно заниматься подобным делом?

Роб Хэлфорд: “Похоже, что наступает после тех усилий, которые ты прилагаешь, чтобы заняться другими вещами сопровождающие успех. Надеясь, оставаться быть в форме и вообще, сохраняя хороший положительный склад ума. Все это является неотъемлемой частью нашего благополучия как индивидуума. Все известно, что если у тебя есть ряд ”дутых альбомов”, и в концертах ты тоже не очень хорош, то считай, что ты уже мертв. К счастью, для Judas Priest мы продолжаем работать в своей особо размеренной, устойчивой, но уверенной манере. Тем или иным путем мы продолжаем увеличивать количество наших последователей по всему миру и за эти годы с нами произошли хорошие, положительные вещи”.

Ray: Очень хорошо, что вы можете философствовать обо всем этом после некоторых неудач.

Роб Хэлфорд: “Да. Я не думаю, что мы когда-нибудь попадем в такой период, который можно было бы назвать кризисом. Нам всегда удавалось вытянуть себя из некоторых вещей, и конечно за последнее время было гораздо больше таких лет, когда была повышенная активность, было много возбуждения и энтузиазма и будет еще больше”.

Ray: А энтузиазм поддерживать труднее всего?

Роб Хэлфорд: “Думаю, что да. И снова возвращаемся к тому, что нужно знать и быть уверенным в том, что тяжелая работа, которую ты делаешь и вкладываешь в группу, какой бы она ни был, все это возвращается к тебе в хорошем, положительном виде. Особое чувство, которое у нас возникло с выходом этой пластинки, это чувство энтузиазма. Мы действительно волнуемся за песни этого альбома и за то, что мы сделали. И самый мощный результат этого, это то, что мы действительно ожидаем снова поездки в турне. Мы никуда не ездили около18 месяцев. Что само по себе хорошо, поскольку хорошо сделать шаг назад, немножко отступить. Хорошо выйти из света рампы, и позволить, чтобы тебя обступило все другое. Чтобы круг рок-н-ролла продолжался каждый день. Когда ты чувствуешь себя готовым заняться чем-то вновь, ты делаешь это с какой-то обновленной энергией. И у тебя было время посидеть и подумать, что ты собираешься делать в следующий момент”.

Ray: Вы определенно собираетесь заставить другие группы поработать, чтобы они смогли получить деньги.

Роб Хэлфорд: “Да, я думаю, что мы всегда выражали такое отношение: “Давайте сделаем лучше, чем в прошлый раз и постараемся установить планку выше, чтобы взять ее”.”

Ray: Это ваш тринадцатый альбом и при той удобной надежности, которую приносит такая долговечность, приветствуете ли вы пинок под зад от некоторых новых групп?

Роб Хэлфорд: “О да, абсолютно. Одна из великих вещей в любой области рок-н-ролла, особенно “Heavy Metal” – это то, что многие из нас живут своей возможностью выступать на сцене. Что исключительно важно для любой успешно работающей группы “Heavy Metal”, и вы должны суметь сыграть живьем. И ты должен быть мощным, возбуждающим и развлекающим. А что касается записи, то есть того, во что мы вложили большие усилия, поскольку мы должны иметь песни, чтобы выйти на сцену и исполнить их. Вы могли бы сказать, эта группа делает хорошие вещи, нам бы лучше постараться и также заинтересовать людей любым путем. Можно было бы создать группу, объединиться с великим гитаристом или барабанщиком, но ничто подобное нас не волнует, поскольку нас пять человек и мы коллектив. Я все еще думаю, что Judas Priest – это самая “горячая” группа, которую вам когда-либо хотелось услышать. И хотя мне легко говорить, но поскольку я видел то, что видел из других групп и, зная их так, как я знаю, я все же чувствую, что мы там, на вершине”.

Ray: Испытываете ли вы чувство высокомерия по отношению к новым группам, идущим к процветанию?

Роб Хэлфорд: “Думаю, что нет. Это объясняется нашим происхождением из рабочего класса. Все, что мы когда-либо делали, делалось так, что когда мы достигли успеха, мы чувствовали, что мы того стоим, и в то же самое, время люди вокруг нас рады за нас, что мы смогли достигнуть такого уровня. Я не думаю, что что-либо пришло к нам быстрее, чем оно должно было прийти. Все происходило, когда мы заслуживали этого, и заставляло нас испытывать удовлетворение тем, что мы достигли. Некоторые группы имеют платиновый альбом уже с первой записи, и они думают, что они божий дар для “Heavy Metal” и будут находиться наверху навечно, но они могут достичь или удержать уровень профессионализма и напряжения, которое требуется, чтобы остаться наверху. Остаться там трудно”.

Ray: В конце концов, песни – вот, что имеет значение. Хотя существует много периферийных факторов, таких как живое выступление, имидж, одежда и привлекательность.

Роб Хэлфорд: “Нужно быть хорошим во всем, особенно в этом типе музыки. Если вы не дотягиваете хоть в одном аспекте, вы не сумеете создать полный спектр. К счастью, мы могли так позаботиться о каждом отдельном аспекте, будь это фотография, обложка альбома, одежда, освещение и звук, как-то и нужно, чтобы получился единый механизм”.

Ray: Не чувствуете ли вы, что вам нужен творческий перерыв после создания “Turbo”?

Роб Хэлфорд: “Я думаю, что если бы мы нырнули в глубину после последнего мирового турне и сразу же начали бы писать, я не думаю, что мы знали бы, что мы хотели писать. Нам потребовалось значительное время, чтобы обдумать, чего мы достигли. Для нас очень важно скинуть свою кожу и заклепки и пойти домой, посидеть немного у телевизора, поиграть в гольф или заняться постройкой своего собственного дома, как мы сделали в прошлом году в Испании. Я думаю, что при малейшей возможности надо брать передышку и попытаться забыть об этом, насколько это возможно, хотя с музыкой это все иначе, потому что это является такой важной частью нашей собственной жизни”.

Ray: В прошлых интервью вы говорили, что альбом “Turbo” очень отличался от живого звучания на сцене и исполнения в студии.

Роб Хэлфорд: “Да, эти вещи с “Turbo” живьем имели больше металлических граней, и все же я думаю, что это великий альбом. И что он постоит еще за себя, как и все наши прошлые альбомы. Сейчас это один из тринадцати альбомов в хронике нашей группы. Новый альбом – он отражает наше продвижение и исполнение различных вещей”.

Ray: Как это альбом вписывается в каталог пластинок Judas Priest?

Роб Хэлфорд: “Мы в основном хотели собрать песни из альбомов “Heavy Metal”, что является большим подспорьем. Поскольку, если вы знаете, куда вы идете и не ломаете себе голову, что должно произойти, тогда вы можете идти с правильным отношением ко всему, точно зная, что нужно сделать. Мы с радостью сделали эту запись, потому что я думаю, произошло вот что: мы приблизились к песням, с которыми нам удобнее всего и в которых мы очень сильны. И мы снова работаем с тем типом металла, в котором нас больше всего знают. Больше мы ничем не связаны”.

Ray: Есть ли в этом альбоме такие вещи, которые вам нравятся больше всего?

Роб Хэлфорд: “Возможно “Blood Red Skies” станет действительно уникальной, у нее есть все элементы конструкции и тема, и свет, и тьма, которые являются различными оттенками сегодняшнего металла. Такими оттенками, которые были в песне “Victim of Changes”. Она начинается очень странно, с атмосферными эффектами, барабанным боем и рассказывает историю, роботов, ревматических пальцев и лазерных лучей. Традиционный фантастический металл, которым так силен Judas Priest. Дальше в этом альбоме есть песня-обман “Love You To Death”, эта песня настоящего дикаря - “съешь меня живьем”. Есть и действительно эпическая песня “My desigh”. Она выше вершин, как судно на волне”.

Ray: Недавно вы дали коже и заклепкам отдохнуть. Сейчас они готовы к выходу?

Роб Хэлфорд: “Они находятся в процессе изготовления в Лос-Анджелесе у Ray’я Braun’a, нашего поставщика одежды. Пару дней назад он уже закончил их, и мы с ним договорились, как бы мы хотели выглядеть в турне “Ram It Down” и это очень тяжело. Ведь мы похожи на “наемников” металла нищих и оборванных. Я имею в виду, примите это, как есть, мы не хорошенькие мальчики, мы не “Poison” или кто-нибудь вроде этого. Мы ценим, что он смог сделать с одеждой, и мы никогда не были группой помады и туши. И мы собираемся выглядеть так, чтобы лучшим образом отобразить этот альбом”.

Ray: Что вы думаете о людях типа “Poison” и группах этого типа? Доставляют ли они вам удовольствие или раздражают?

Роб Хэлфорд: “Если это то, что они хотят делать, то это прекрасно. Их первый альбом пользуется особым успехом, а это значит, что они уже кое-что сделали правильно. Что касается Америки, то здесь всегда появляются одна или две группы в год, которые имеют вначале успех, а потом исчезают. Что касается Judas Priest, мы в течение многих лет специально создавали этот облик: толстые ремешки на запястьях и на ногах и прочая подобная чепуха. Это было создано нами многие годы назад. И многие нам потом стали подражать”.

Ray: Если новые группы, которые вы находите очень созидательными?

Роб Хэлфорд: “Если я должен быть весьма честным с вами, я бы сказал, что ничего подобного я не слышал. Единственная группа из тех, которые я слышал, и которая с моей точки зрения действительно что-то сделала – “Van Halen”. Я не думаю, что я слышал что-нибудь отдельно от “Van Halen”, ну разве что “Def Leppard”, чтобы оно было оригинальным и достаточно отличалось от новых групп”.

Ray: А как бы вам понравилась идея совместной работы с кем-нибудь вроде Alex’a Van Halen’a? Ввиду того, что эта карьера не может продолжаться вечно, и вы возможно уже к настоящему времени добились некоторых целей.

Роб Хэлфорд: “Да, я думаю, что это было бы хорошо, потому что нужно подходить со вниманием к тому, как и когда эти вещи делать. Чем дольше ты находишься с одной группой, тем больше вероятность того, что от тебя ожидают выпуска сольного альбома и выполнения всех желаний, которые ты не сумел выполнить с музыкантами, которые окружают тебя в своей собственной группе. Но если время выбрано неправильно, то это может быть крайне сокрушительно. Многие наши фэны могут обидеться, это им не понравиться. Возможно, гораздо большее число из нас постаралось бы это сделать, если бы мы сблизились друг с другом. У всех нас есть предубеждение друг против друга, и я думаю, что если бы большее число из нас открылось, то могло бы возникнуть нечто волнующие, сильное и новое. Было бы здорово, если бы я сел и подумал об этом подольше, и я уверен, что я бы нашел определенное количество людей, с кем бы я смог работать. Так происходит в других областях музыки, но не в “Heavy Metal”, и это крайняя защитная атмосфера. Я думаю, что это колоссальная идея, и было бы здорово ее осуществить, может быть, особенно в целях благотворительности. Я надеюсь, что если кто-нибудь из музыкантов прочитает это интервью, то мы, наверное, сможем что-нибудь сделать. Если мы сумеем воспользоваться этим, то мы извлечем кучу удовольствия”.

Ray: Недавно вы сотрудничали с Stock Aitken & Waterman, хотя результаты этой работы с некоторыми явно странными товарищами еще не услышаны.

Роб Хэлфорд: “Мы вместе выполнили всю работу в студии, и они явно считают нас авторами песен, чем мы собственно и являемся. И это была интересная мысль. К несчастью, по зрелым размышлениям ни одна из этих песен не подходит к песням нового альбома. Мы еще не знаем, следует ли нам принять предложение для дальнейшей работы с ними в этом году. И еще мы поняли, то, что бы ни сделали с этими парнями, оно будет иметь шумный успех на радио. Я думаю, что это является ответом для тех людей, которые считают, что мы делаем ради хитовых синглов. Нам бы пришлось очень много ставить на карту, чтобы иметь несколько хитовых синглов в чартах, и тем самым могли бы нанести огромный урон нашей группе. Мы должны отстаивать свои приоритетные права”.

Ray: Надеюсь, что “Johnny B. Goode” все-таки будет замечен в списках популярности.

Роб Хэлфорд: “Мы с “Johnny B. Goode” имели огромный успех на открытых площадках, как далеко оно пойдет, можно только догадываться. Оно имело огромный успех в США, Chuck’a Berry – это рок-н-ролл, и именно с этого начиналось все, что сегодня ведет к успеху. Мы хотели, чтобы видео было очень грязным и ветреным, и сырым, и примитивным, а оно получилось все в белом цвете. Получилось так, что именно эта песня стоит выше по уровню, чем все остальные песни альбома”.

Ray: Собираетесь ли вы больше работать с фильмами?

Роб Хэлфорд: “Если возникнет такая возможность, и если нам будет нравиться то, что мы делаем, если мы не будем компрометировать Judas Priest как группу, то будет делать это. Все наше время занято записями для нас самих, и поэтому мы будем заниматься этим, если нам позволит время. Я думаю, что это будет очень интересный эксперимент: собрать всю музыку со звуковых дорожек, а не делать ковер-версию. Возможно, что это лучшее, что осталось людям вроде Майка Рутерфорда и Рика Вэйкмана. Наши песни начинаются в очень хорошем отрепетированном варианте. И мы держимся на том, что никогда не запишем на альбоме то, чего не сможем воссоздать на сцене”.

Автор статьи: Jo Bailey и Ray Bonici 
Журнал Metal Hammer Англия 1988г. 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.