( 2 Проголосовали ) 

 

 

Judas Priest  аттакцион боли Painkiller - журнал Kerrang! 1990г

 

Judas Priest  аттакцион боли Painkiller - журнал Kerrang! 1990г

 

После шокирующего скандала самоубийственного судилища в Рено, Judas Priest вновь выезжают на американское шоссе, для того чтобы дубасить зрителей как обычно напыщенной дубинкой в лице получившего наивысшую оценку журнала “Kerrang!” альбома “возвращения” “Painkiller”. Но вот в Штатах, Judas Priest – это доходное дело: на текущем турне в поддержку “Painkiller”, такие тяжеловесы как “Megadeth” и “Testament” открывают шоу и тысячи людей расстаются со своими тяжело заработанными долларами, для того чтобы увидеть 700 прожекторов и все остальные прелести. Все еще щурящийся Steffan Chirazi загоняет в угол легендарного, но уж точно не сатанинского лидера Rob’а Halford’а, для того чтобы тот назначил цену для своего сценического реквизита, поддержанного мотоцикла Harley Davidson.

Я смотрю, как эта машина ревет на сцене, огромный, мерцающий мотоцикл прекрасен, Halford восседает на этом ублюдке так, словно ему принадлежит весь мир.

8-ми летний Harley Davidson Roadster накатал всего лишь 134 мили.

“И это истинная правда” – хихикает Rob Halford. “134 мили. Я иногда гоняю на нем по автостоянке, но по большому счету езжу на нем только на сцене”.

“Я гоняю на мотоцикле дома, это помогает мне что-то обдумывать, думать о делах группы и что предстоит сделать. И мотоцикл превращается для меня почти в талисман”.

Мы сидим у бассейна в отеле Sacramento, мы только что приехали из Рено, где прошлой ночью мотоцикл Judas Priest проехал еще несколько футов, для того чтобы продемонстрировать великолепное шоу.

Для меня, поездка в Рено это вынужденная мера. Авантюрный город Рено не имел культурных достопримечательностей, никаких искупающих факторов. Это попытка очаровать быстро провалилась и вместо этого превращается в ломоть живых трупов казино.

Для Rob Halford поездка в Рено также будет максимально короткой, но только с тех пор как 1990 год превратился в зал для печально известного судебного разбирательства касательно самоубийства. Halford говорит обо всей проблеме цензуры и общей атмосфере, которая царила в зале суда как “там все дело было в политике, и этот процесс не имел никакого отношения к творчеству артистов”.

“Не говоря уже о том факте, что Jesse Helms (телевизионный евангелист) появился там, для того чтобы говорить о добродетелях и моралях, которых, как они считают, должен придерживаться весь остальной мир, а сейчас, он использует эти разговоры в качестве своей политической платформы на своих выборах на Восточном Побережье”.

“Огромное большинство людей, в том числе и американская публика, с такой же легкостью позволяют артистам заниматься своим делом, а потом говорят: “Да, мне это нравится”, или “Нет, не нравится”. Но я считаю это печальным, что вся проблема с цензурой уникальна для этой части мира, – особенно когда это так называемая “свободная страна”…. Это смешно”.

“До этого судебного процесса, мы думали, что, по крайней мере, мы не должны этого делать – мы не хотели этого. Потому что мы понимали, что если мы так поступим, тогда СМИ раздуют это до неимоверных масштабов, превратив в скандал в желтой прессе”.

“С самого первого дня, с самого первого нашего концерта эти бедные подростки убивали себя с помощью наркотиков, алкоголя или в силу дурного воспитания, – а группа была здесь совершенно не при чем. Так что когда нам заявили, что одного из нас могут посадить, мы поняли, что если мы все вместе не придем на суд, это положение может отразиться на нашем концерте. Так что нам пришлось пройтись по магазинам и прикупить себе костюмы-тройки, рубашки, носки, ботинки, все как положено, и проторчать в суде целый месяц, испытывая на себе всю эту процедуру”.

“Но я могу честно сказать тебе, что мы никогда не думали: “Класс, это же реклама на 10 миллионов долларов, мы продадим немереное количество альбомов, и будем везде выступать с аншлагами”. Пока что новый альбом хорошо продается и турне проходит тоже достаточно не плохо, но мы итак все это сделали бы без такой рекламы”.

“Но нам захотелось использовать эту рекламу, для того чтобы донести до людей настоящую причину, почему же эти подростки застрелились, а также, конечно же, защитить Heavy Metal и дать людям знать, что музыка тут не при чем, что здесь есть нечто гораздо большее”.

Но смог ли он отделить себя от этого судебного процесса, для того чтобы посмеяться над всей абсурдностью ситуации?

“У нас бы ничего не получилось, потому что, иной раз, это было очень опасно” – печально размышляет Halford. “Это было как на теннисном матче. Иногда ты чувствуешь себя настоящим победителем, а иногда нет. И иногда тебе хочется выйти на улицу и вышибить себе мозги, потому что это был великий день победы, а иногда тебе просто хочется сесть на первый авиарейс и убраться восвояси. Этот суд стал настоящей, эмоциональной встряской”.

И вы ни разу не думали, что можете проиграть?

“Думали, конечно! Ты мог чувствовать себя то победителем, то побежденным, но, в конце концов, мы почувствовали, что суд может ничем не закончится”.

А родители этих мальчиков не разговаривали с тобой?

“Никогда”.

Когда ты смотрел им в глаза, чувствовал ли ты их вину, или алчность?

“Я видел людей убегающих от самих себя, пытающихся переложить вину на другие плечи. Я видел людей рассчитывающих заработать 6-7 миллионов долларов… и все за счет судебного преследования. Они знали, что мы успешная группа, так что они хотели на нас подзаработать, и мне так противно осознавать это”.

Rob Halford говорит медленно, говорит эти резкие, холодные слова: “Они ушиблись выбором группы, когда они привязались к Judas Priest”.

“Они рассчитывали, что мы придем в зал суда в проклепанных кожаных куртках, с лазерными установками, и будем метать долбанные дымовые бомбы. Но на суд пришли четыре взрослых, вежливых, интеллигентных англичанина, и должен сказать, это сбило их с толку!”.

“Это лишь доказывает насколько же они далекие люди: они видели нас только на видео и на обложках альбомов, они не могут раскинуть своими мозгами и понять, что в этой группе играют двое женатых мужчин, у которых подрастают прекрасные дети, и кто-то из нас играет в гольф и в теннис!”.

“Однако же они думали, что мы, перед тем как выйти на сцену переворачивали кресты и выпивали галлоны крови! Они просто не врубались, потому что мы никогда не были дьяволопоклонниками. Но в Америке Judas Priest – это глумление над христианством: в некоторых частях Америки, вместо этого слышаться возгласы: “О, Боже ж мой, они называют себя “Иудейским Священником””.

“Как там написано в обвинении: “… И все мы знаем, что Иуда взял 30-ть серебряников за распятие Христа». Вот что действительно сбивало с толку”.

Позднее, гитарист Glenn Tipton добавил свои мысли: “Я посчитал все это судебное разбирательство отвратительным, и я до сих пор пылаю ненавистью к обвинителям и, в особенности к адвокату МcKenna’у, который оказался ужасным, жалким ублюдком!”.

“Всем этим процессом двигала алчность и коррупция. На самом деле в Америке существует серьезная опасность со стороны судебной системы. Я хочу сказать, ты слышал, как начался этот суд? Один из адвокатов обвинения встал, предъявил суду одежду одного из погибших мальчиков и сказал: “Вечером, накануне того фатального дня, эти милые мальчики обедали в кругу семьи и кушали цыпленка с картошкой и зеленым горошком…” А теперь перерыв!”.

“Хотя приятели этих двух парней оказались классными ребятами, они откровенно признавались, что употребляют наркотики и так далее. Одного из них попросили рассказать суду о своем знакомстве с двумя жертвами, и он рассказал: “Они пришли на крыльцо моего дома и приставили дробовик к моей голове!” Если бы местные жители в Рено не поддерживали бы нас, и к чести таких парней, тогда, я просто не знаю…”

Но вернемся к американским гастролям Judas Priest в поддержку “Painkiller” – с Megadeth и Testament в качестве групп поддержки – все проходит гораздо лучше, чем я мог бы сначала предположить.

Группа кажется более счастливой, еще более расслабленной, похоже, что это турне доставляет им удовольствие, и они отходят от мрачного прошлого оставленного альбомом 1988 года “Ram It Down”. Rob выглядел таким чрезвычайно энергичным, что он напомнил мне актера Peter’а О’Toole’а. Потом, я вспомнил, что должен добавить к этому образу героя “Безумного Макса”. В ответ на мое сравнение, он громко рассмеялся.

“Вот что я скажу тебе, Steffan, с кем меня только не сравнивали. Однажды меня назвали “Королем Лир от Heavy Metal’а”, “Милым Парнем Heavy Metal’а” (Pussycat Of Heavy Metal) (дословно pussycat еще переводится как “пизденка”), и я думаю, что это всегда считалось достоинством этой группы. Judas Priest хороши тем, что ты можешь наблюдать за нами, мы можем тебе нравится, и ты можешь улыбаться при этом не чувствуя себя обманутым”.

“Я думаю, что именно это отличает, и молодые группы, – и я включаю в этот список и “Megadeth” – как бы мне хотелось хоть раз увидеть улыбки на их лицах”.

“Я ничего против них не имею, – я считаю, что это великолепная группа, и я очень сдружился с Dave’ом (Mustaine’ом) и с Chuck’ом (из “Testament”). Я считаю, что по-своему это театрализованные группы, и при этом они смотрятся очень зловеще, выступая на сцене с угрюмыми лицами, и в конечном итоге здесь нет особой разницы, не правда ли? Это просто другая манера выражать себя”.

Современное шоу Judas Priest помпезно и очень театрализовано. Halford соглашается.

“Я думаю, что это очень по-британски, если говорить о театральном аспекте шоу. Мне нравится эта самая театрализованность, тем самым шоу становится гораздо интересней, это запоминающееся и сконцентрированное выступление”.

“Я думаю, что мы сами получаем от всего этого огромное удовольствие. Когда мы заканчиваем играть саму песню “Painkiller”, Кеn (Кеn Кеy Downing, гитарист) и я просто не можем зловеще ухмыляться, оттого, что нам удалось закончить выступление! Это ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения, в этом есть такой напор и нас это очень подбадривает, что мы можем уйти со сцены с чувством выполненного долга”.

Если послушать последний альбом Judas Priest, там есть трек “Touch Of Evil” в котором можно разглядеть недавнее прошлое и стабильное настоящее Judas Priest.

“Это интересное наблюдение. На самом деле, я никогда об этом не задумывался, но я считаю, что в этой песне есть связующие элементы (новое звучание клавиш, старый злобный гитарный риф), что может быть одной из причин, почему нас так привлекла эта вещь. Потому что, на самом деле это заслуга Chris’a Tsangarides’a…”.

“Он кладезь гитарных рифов, и во Франции мы прослушали эту двух-трех минутную песню, которая потом превратилась в ATOE. Мы как раз искали такую песню для альбома “Painkiller”, так что здесь нам пришлось посотрудничать”.

И приглашение Chris’a Tsangarides’a определенно является шагом вперед по повторному отображению старых, солидных британских корней. Так почему вы перестали работать с Тоm’ом Аllom’ом?

“Мы никогда не спорили с Тоm’ом, ничего такого, просто пришло время что-то менять. Мы проработали с ним над девятью альбомами, и было необходимо внести в нашу работу какое-то разнообразие”.

“Мы прекрасно поработали с Chris’ом над альбомом “Sad Wings Of Destiny”, когда он еще был инженером записи. С тех пор мы постоянно сталкивались с Chris’ом в разных уголках мира и никогда не теряли с ним контакт”.

В ретроспективе, альбом “Ram It Down” был призван повторить успех диска “British Steel” что с самого начала было обречено на неудачу?

“Если вспомнить все то время, на тот момент это было наше лучшее достижение. Ведь итак понятно, что группа, записавшая 14 альбомом, переживает свои взлеты и падения. Тебе хочется двигаться вперед, испытать тоже волнение, которое ты переживал, записывая “British Steel”, пережить успех, выпавший на долю “Screaming For Vengeance”… А на самом деле это невозможно, нельзя все время создавать такие же старые шедевры, потому что эта затея заведомо обречена. Но все артисты стремятся к этому, мы все сражаемся и думаем: “О, ведь этот сингл “выстрелил”, а эта песня была такой успешной”. Но не возможно записать второй “Screaming For Vengeance”. Можно спокойно снять фильм “Крепкий Орешек” и “Крепкий Орешек 2”, или “Терминатор” и “Терминатор 2”, но в музыке у тебя ничего такого не получится”.

Позже Tipton добавил: “Я думаю, что всем было очевидно, что нам очень нужен новый барабанщик (вот вам и убедительное доказательство, что же Scott Travis сделал для группы), и мы не похожи на такую группу, которая обламывает свою публику”.

Но вот CBS всегда “закручивало гайки”?

“Никогда, ничего подобного! У нас всегда были замечательные отношения с “CBS”. Они никогда не диктовали нам, как надо записать ту или иную песню, чтобы потом продать побольше альбомов, они никогда не вмешивались в нашу работу. Но в продолжение разговора о “Ram It Down”, мы начали это турне, нашли нового барабанщика и продюсера, и нам очень хотелось отбросить все старое и искренне выразить свои чувства, рискнуть и создать новую музыку – как бы вы не назвали это”.

Я считаю, если говорить о живом выступлении на сцене, что Judas Priest вовсю пытаются позабыть такие альбомы как “Point Of Entry” (я сам считаю этот диск очень недооцененным), “Turbo” и “Ram It Down”. Им что же, очень не нравятся эти альбомы?

“Ну, странное дело, понимаешь” – вздыхает Rob. “На самом деле здесь просто нет права на ошибку. Мы просто решили, что, представляя на публике программу, которая длится 1 час 40 минут и, играя с двумя группами, с такими коллективами как “Megadeth” и “Testament”, нам захотелось попробовать представить очень динамичное шоу, волнующее и подвижное. Просто мы так решили – но все можем измениться во время турне – нам хотелось исполнять тот материал, который более сочетался бы с таким вот шоу”.

“Но, возвращаясь к твоему вопросу, когда в свет вышел альбом “Turbo”, это была очень спорная работа – так что многие возненавидели эту пластинку, и это было невероятно!”.

А каким же тиражом разошелся этот альбом?

“Думаю, что в Штатах было продано 1 миллион 200 тысяч альбомов, что говорит об успехе этого альбома. Если артист продает миллион своих альбомов, то такого артиста можно считать успешным”.

“А если говорить об этих трех альбомах, то нельзя забывать, что ты имеешь дело с тремя очень разными людьми в моем лице. В лице Кеn’а и Glenn’а. У нас имеются совершенно противоположные мнения по многим вопросам. Так как именно мы – основные авторы-сочинители в этой группе, то постоянно возникает такая ситуация “два голоса против одного”, и тогда бывает очень не просто принять какое-то решение”.

“Так что можно с полной уверенностью сказать, что во времена записи “Turbo” и “Ram It Down” (может быть и “Point Of Entry”) мы не находили общего решения. И один из нас мог идти напопятной. Даже не смотря на то, что нам, быть, может, и не нравилась какая-то песня, приходилось идти на компромисс, потому что нас поджимали сроки. Это нельзя назвать пораженческим подходом, просто один из нас полагался на чутье другого. Тогда как во время работы над “Painkiller” сложилась совершенно другая ситуация, с самого начала и до конца у нас возникло полное взаимопонимание”.

Пока я на своем стерео постоянно слушаю альбом “Painkiller”, я говорю Rob’у, что новые песни возвращают им на сцене былую мощь. Я также говорю ему, что считаю лирику некоторых песен смехотворной, и слишком глупой. Всегда уравновешенный философ, Halford медленно кивает головой, соглашаясь со мной не проявляя при этом и тени беспокойства.

“Если говорить о лирике, надо учитывать, что эта группа записала 14 альбомов, и у меня нет желания все время петь о кислотном дожде – как я уже говорил – нельзя постоянно петь о том, как на твоих глазах взрываются долбанные атомные бомбы и мир голодает…”.

“В лице диска “Stained Class” Judas Priest написали один из первых Heavy Metal’ических альбомов поднимающих тему экологии, когда в лирике пелось “Хлещущий и лупцующий, безжалостный и бесчувственный, его страсть упала как гадюки…” В этой песне пелось о том, как человек нападает на планету земля. А вот в песне “Savage” пелось о том, как белый человек пришел к индейским племенам Северной и Южной Америки и подчинил их себе: “Он крестил огнем/Приносил все эти болезни…” так что на самом деле это была попытка избежать повторения, и я пытаюсь сохранить все связующие элементы характерные для Judas Priest”.

“Ты только посмотри на такую песню как “Hell Patrol”, которую с огромной легкостью можно интерпретировать как рассказ о ситуации на Среднем Востоке, “Between The Hammer And The Anvil” – это песня о нашем судилище, “All Guns Blazing” и “Leather Rebel” написаны в похожем стиле и манере, честно говоря, я не знаю, как рождается моя лирика. Насколько далеко ты можешь продвинуться, сколько ты хочешь развивать ту или иную тему?”

“Я просто хочу, чтобы эту группу все еще уважали за качество проделанной работы, что мы до сих пор умеем развеселить людей, и что мы не изменили своему высокому уровню профессионализма и постоянства. Тебя либо уважают, либо отвергают. И мне совершенно не важно, что кому-то не нравятся некоторые из наших песен, потому что я здесь, для того чтобы отвечать этому критерию и при этом получать удовольствие”.

Теперь менеджментом Judas Priest руководит Bill Curbishley, который также занимался делами “The Who” и Robert’а Plant’a. Он взялся за Judas Priest, когда те 4 года тому назад оказались в тяжелом положении…

“Наш тогдашний менеджер бросил нас на нашем первом аншлаговом концерте в зале “Madison Square Garden”” – вспоминает Halford. “И почти все турне “Screaming For Vengeance” нам пришлось самим заниматься менеджментом, а ведь тогда мы отыграли почти, что 160 концертов”.

“Потом появился Bill Curbishley и сказал нам, что наши дела плохи, что мы вкладываем огромные суммы денег, а прибыль получаем минимальную. Он сказал: “Все кому не лень делают на вас бабки, а вы пролетаете”. Так что он взялся за дело и пересмотрел условия всех наших контрактов, и тут мы начали зарабатывать настоящие деньги, те суммы, которые мы заслуживали. Bill Curbishley стал нашим спасителем, и если бы он так и не появился бы, то мы оказались бы в совершенно другом месте и, наверное, прекратили свое существование”.

Почему же старый менеджер ушел в такой не подходящий момент. Rob Halford задумывается.

“У него возникли проблемы с наркотиками”.

Группа Judas Priest никогда не была замешана в подобных историях. Как же им удалось избежать подобных наркотических проблем?

“Просто нам это не свойственно – ведь мы – четверо работяг из Средних Английских Графств, которые умеют распознать правду жизни, просто нужно уметь концентрироваться и действовать здраво”.

“Надо уметь извлекать жизненные уроки и понимать, что миссия музыканта в его развитии. Что нужно сформировать группу, провести клубное турне, выбить себе контракт на запись и записать пластинку, поехать на гастроли в Европу, а потом в Америку – все это прекрасные этапы развития. Также нужно понимать, что жизнь музыканта не состоит из одних только лимузинов, плавательных бассейнов и телок в джакузи….”

“Какие-то работы принимаются лучше, чем другие, но как говорит Freddi Mercury: “Жизнь – не кровать из роз”. Жизнь – это крутая и очень тяжелая работа, и ты должен, верно, расставить все свои приоритеты, потому что в противном случае не стоит вписываться в это дело. Если ты хочешь работать в этом бизнесе, и быть таким же успешным как это к счастью произошло с Judas Priest… то придется ишачить. Если ты хочешь заниматься этим делом, тебе придется отдавать всего себя без остатка и не искать легких путей. А вот если ты начинаешь выпускать говняные пластинки и давать говняные концерты, тогда публика скажет: “Нет, спасибо, следующий, пожалуйста””.

Так увидит ли Англия это потрясающее сценическое шоу во всей своей красе?

“Ну, ты понимаешь, мы не можем привезти и установить все это оборудование в зале “Hammersmith Odeon”…”

Я знаю, но когда же вы скажете: “К черту! Но давай представим им все шоу, даже если для осуществления этих планов нам придется занять немного денег…”?

“Я видел наше гастрольное расписание, и как обычно мы будем играть в Англии… но как я уже не однократно говорил: “Давайте просто дадим одно шоу в зале “NEC” и одно шоу на стадионе Уэмбли, и попытаемся привлечь публику, представим им ту программу, которую мы играем в Америке и если все получится, хорошо; если мы обломаемся, тоже ничего страшного”.

“Я много раз говорил о том, что готов рискнуть. Но я не знаю… неужели людям так хочется увидеть 700 прожекторов и все это помпезное великолепие?”

Дело принципа. Я думаю, что людям надо дать шанс увидеть это, даже если это будет стоить немного больше, потому что это оправданно. Halford снова размышляет:

“Я готов пожертвовать всем что угодно, для того чтобы эта идея воплотилась в жизнь, и конечно, нужно время, для того чтобы могли представить нашей английской публике все шоу. Это было бы здорово, так что я готов поддержать это на все 100%”.

Я надеюсь, что он постарается…

Автор статьи: Mark Day 
Журнал Metal Hammer Германия 1990г. 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.