( 3 Проголосовали ) 

 

 

Интервью с бунтарем в коже Judas Priest - журнал Z-Rock 1990г

 

Интервью с бунтарем в коже Judas Priest - журнал Z-Rock 1990г

 

“Painkiller” прибывает (с некоторой задержкой в связи с утомительным судебным разбирательством в Рено, Невада, по поводу “замаскированных посланий”), на крыльях хорошей и плохой прессы. Даже Джеральдо Ревера посчитал необходимым собрать состав истцов на свое первое шоу в октябре. Это произошло после того, как я беседовал с Rob’ом по телефону из Кельна, Германия. Мне не довелось спросить его мнения о том дешевом подколе, которым Джеральдо наградил их, сказав, что они – “Heavy metal-трусишки”, поскольку не явились на его шоу. А что же тогда говорить о великом множестве других людей, которые предпочитают не быть на этом жаждущем сенсаций шоу “уподобившейся цирку” жизни в США?

Вы это знаете не хуже меня. Может быть, больше как раз плохой прессы в духе “National Enquiree’овской” журналистики запоздалого боя. Мы могли бы продолжать об этом целую вечность, но я думаю, что нам нужно выяснить здесь взгляд Rob Halford’а на это хождение по мукам. Так сказать, из первоисточника, по выражению Rob Halford’a.

Maxx: Каковы были кульминации и падения процесса замаскированных посланий, и как он повлиял на тебя и на ансамбль?

Rob Halford: “Я вот слышал, что Вивиан Линч, один из адвокатов обвинения, выпустил пластинку, и что ее сейчас как раз прокручивают по нэшвилльскому радио. Надеюсь только, что эта запись не содержит действующих на подсознание посланий; и я жду – не дождусь, чтобы получить экземпляр пластинки и проиграть ее в обратную сторону (смачно смеется). Я думаю, что кульминацией процесса был тот день, когда мы одержали большую победу и были оправданы. А падениями были, конечно, дни, когда мы чувствовали, что атмосфера в зале суда оборачивается в пользу обвинения. У них в свидетелях было много способных и умных профессионалов. Всю основную природу этого дела надо было бы разбирать в лаборатории, а не в зале суда. Это было тяжелое и мучительное испытание для нас и наших семей, как в физическом, так и в умственном плане”.

Maxx: После снятия с вас обвинения вы теперь чувствуете себя более свободными в сочинении, особенно текстов песен?

Rob Halford: “Если честно, то скажу тебе, что мы попросту подходили к этому альбому, который, конечно же, создавался во время этого разбирательства, с такой же массой энергии, убежденности и веры, с какой мы делали любой другой альбом Judas Priest. Так что, признаться по честному, это на нас не повлияло. Мы не позволим подобным вещам влиять на нас; и, как мы уже заявляли бесчисленное количество раз и в Рено, и здесь, и за границей, мы не позволим, чтобы наше искусство стало заложницей подобного типа людей, которые постоянно нападают на “Heavy Metal” музыку”.

Maxx: Ты полагаешь, что ваша музыка или музыка любого другого человека, коли на то пошло, оказывает подобного рода воздействие на людей?

Rob Halford: “Я скажу тебе, Maxx, не было еще никогда какого-либо строгого научного доказательства и проверки этого факта; и чаще всего, мы в подобного рода случаях обычно можешь обнаружить проблему злоупотребления вредными субстанциями, такими как алкоголь или наркотики, и может быть, очень тревожную обстановку в семье – жестокое обращение с детьми, родительское небрежение и тому подобные вещи”.

Maxx: Ты полагаешь, что будет еще случаи, подобные этому, и если так, что предпримут тогда ансамбли и их менеджменты?

Rob Halford: “Ну что ж, скажу тебе, что будут еще и не раз устраиваться подобного рода процессы преследования артистов, потому что климат сейчас самый для этого подходящий из-за этих фундаменталистов правого крыла и защитников морали. Я считаю, что коллективно мы – и ансамбли и менеджмент – должны сплотиться и проявлять больше солидарности, и защищаться из всех сил. Америка – это предтеча в свободе выбора. Хотелось бы, чтобы эта индустрия отрегулировала себя до того, как будет вовлечена судебная сторона”.

Maxx: Я думаю, что мы достаточно здесь обсудили это судебное разбирательство. Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем. Я бы лучше выбрал это название, чем скажем “Field Of Flowers” (Поле цветов) или что-то в этом роде”.

Maxx: После выхода в 1988 году альбома “Ram It Down” и последующих гастролей вы сразу же сосредоточились на новом альбоме?

Rob Halford: “Когда мы закончили гастроли в октябре 1988 года, мы все отправились по домам на отдых; а потом, в начале 1989 года мы с Glenn’oм Tipton’ом собрались в наших домах в Испании и Европе и начали писать “Painkiller”. Это заняло большую часть весны и лета. После этого мы были готовы отправиться в студию в первой половине года. Альбом был завершен в мае этого года. Мы настроились выпускать его, как вдруг неожиданно начался этот процесс, так что меньше всего нам хотелось извлечь пользу из этой ситуации. Тем, кто говорит, что нас бесплатно прокатили с промоушн и паблисити, я отвечу, что мы об этом не просили. Этот судебный процесс был абсолютно последним делом, которого нам меньше всего хотелось бы; но он имел место, и мы были оправданы”.

Maxx: Так давай поговорим о “Painkiller’е”. Где он был записан?

Rob Halford: “Мы отправились в чудесную студию на юг Франции. Это старинная французская вилла, которая принадлежит очень известному французскому джазовому музыканту. Там записывались такие ансамбли, как “Pink Floyid” и “AC/DC”. Мы выполнили там основную часть работы по записи альбома, а затем поехали в студию в Голландии и довершили там микширование. В целом все это заняло около 12-ти недель”.

Maxx: Вы произвели замену барабанщика для этого альбома.

Rob Halford: “Дело в том, что во время “Ram It Down” – гастролей Dave (Holland) жаловался, что его изнуряет гастрольная работа, да и здоровье его было не в лучшей форме, он просто измучился. Он чувствовал, что настало время уйти в отставку, даже, несмотря на то, что ему от души нравилось быть в Judas Priest”.

Maxx: Как случилось, что вы нашли Scott Travis’а?

Rob Halford: “Мы сразу же начали подыскивать барабанщика в конце 1988 года после гастролей. Я знал Scott Travis, когда он играл в ансамбле под названием “Racer X” в Лос-Анджелесе. Я слышал их работы и видел их на концерте, и он был одним из 15-ти или больше человек, которые прислали нам видеокассету с записью их игры на барабанах. Из этих людей мы пригласили трех или четырех приехать в Испанию и прорепетировать с нами. Scott Travis запросто победил и получил это место. Теперь Judas Priest впервые стали чем-то вроде англо-американского ансамбля. Scott Travis – абсолютно фантастический барабанщик. Он жизненно важен в этом альбоме, и мы счастливы, что он с нами водной лодке”.

Maxx: Вы могли бы сравнить этот альбом с каким-нибудь другим Judas Priest’овским альбомом?

Rob Halford: “Нет, я считаю, что каждый из них по-своему уникален и по-своему особенный. Они как металлические слепки времени”.

Maxx: Ты мог бы назвать этот альбом тематическим?

Rob Halford: “Мое мнение о большинстве Judas Priest’овских работ таково, что они позитивны и оптимистичны, и они полны историй о том, как подойти к неблагоприятной ситуации и победить ее, если можно так выразиться. В моменты конфликта, замешательства и горя, как мне кажется, “Heavy Metal” музыка была облегчением, своего рода катализатором, дающим возможность людям выразить себя эмоционально, что они чувствуют. Люди прибегают к музыке, чтобы выдержать дни своей жизни – хорошие или плохие”.

Maxx: Ваши гастроли стартуют в Квебек-Сити в октябре?

Rob Halford: “Да, да с нами будут “Megadeth” и “Testament”, и мы в полном восторге от этого. Это сравнительно новые ансамбли, так что, как мне кажется, вы увидите чрезвычайно мощное шоу ”.

Maxx: Последний вопрос, Rob. Какими ты видишь Judas Priest через десять лет?

Rob Halford: “Я не могу сказать тебе наверняка. Я счастлив, что мы сделали 14-ый альбом; и мы приезжаем в Северную Америку. Когда это мировое турне закончится в середине 1991 года, мы сядем рядком, ноги кверху, и будем решать, что мы будем делать дальше. Надеюсь, если этот альбом и турне будут успешными, будет еще один альбом и турне, а если и они будут иметь успех, тогда еще один. Мы – ваш самый страшный кошмар, и просто так не уйдем!!!”.

Автор статьи: Maxx Worthington
Журнал Z-Rock Англия 1990г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.