( 3 Проголосовали ) 

 

 

Откровения Роба Хэлфорда об альбоме Painkiller - 1991г.

 

Откровения Роба Хэлфорда об альбоме Painkiller - 1991г.

 

Так или иначе, теперь я думаю, что тот день, когда я встретилась с Rob Halford’ом из Judas Priest, парнем, который действительно так много значил для меня, я понимаю, насколько я просто не могу поверить, что это действительно случилось!

Это до сих пор похоже на сон! В этот день, я все еще не могла до конца поверить, что я действительно разговаривала с этим человеком, что я сидела рядом с ним, и разговаривала! Как будто это не реально, как будто это был кто-то другой, а не я.

Rob Halford: Но это была я, никто другой из Швеции не разговаривал с богом Heavy Metal’а, и, не смотря на то, что уже прошло 7 лет с момента этой встречи, впервые я нашла время написать текст этого интервью! Оно транслировалось на “Radio MCB”, радиостанции, на которой я тогда работала, и результатом этого длинного интервью стала короткая статья. Но я почему-то чувствую, что-то, о чем он рассказал, было интересно, так что… не смотря на тот факт, что с момента интервью прошло 7 лет – впервые кто-нибудь, где-нибудь прочитает его! Надеюсь, что вам понравится!

2 февраля 1991 года, отель Sheraton, Стокгольм, Швеция.

Когда моя подружка Janet и я вошли в отель “Sheraton”, я узнала, что в течение нескольких минут, я стану свидетельницей настоящего актерского представления… Ни за что на свете мне не удалось бы подготовить себя к чему-то подобному! Я была преданной поклонницей Judas Priest с 12 – 13-ти летнего возраста, и если бы не Judas Priest, меня даже не было бы в Шератоне, что бы взять это интервью у Rob Halford’а…! Judas Priest олицетворяли для меня музыку Heavy Metal и эта музыка действительно все изменила. Из-за своей любви к Heavy Metal’у, я получила работу о которой всегда мечтала, и жизнь, о которой я даже никогда не осмеливалась мечтать и теперь я встречусь лицом к лицу с человеком, который ответственен за все это.

Мы вошли в отель – бар/ресторан и быстро осмотрелись. Я тут же узнала людей с фирмы “CBS” (теперь Sony Music) и Jayne Andrews, леди из менеджмента, которую за 2 дня до этого я встречала в Копенгагене, она устроила для меня это интервью.

Я начала подходить к их столу, когда заметила знакомое лицо в баре – Anders Tengener’а, знаменитого шведского рок репортера. Через несколько секунд, я увидела с кем же он разговаривал! “О мой Бог, это Rob Halford…”. Подумала я про себя и попыталась не вести себя как фанатка. Мне пришлось вновь напомнить самой себе, что я была здесь журналисткой, а не фанаткой. Я просто не могла сдержаться, мне было нужно напустить на себя вид – типичной “меня ни что и ни кто не волнует” журналистки с профессиональным выражением лица. Janet и я сели за стол людей “CBS” и попытались завязать случайный разговор. Janet это удалось, не смотря на то, что она даже не поклонница металла, так что ее меньше всего интересовал Rob Halford. Я же, наоборот, не могла не смотреть на лысого парня в баре, вероятно, я говорила “да” и “нет” совершенно невпопад, потому что я абсолютно не следила за разговором…

Затем, я увидела как Anders собирается. Он попрощался с Rob’ом и ушел. Я была следующей…

Jayne подошла к Rob’у и они о чем-то говорили, затем она помахала мне, “Подходи!”. Я начала подходить и с каждым своим шагом я думала, что сейчас потеряю сознание – я приближалась к металлическому богу! Когда, в конце концов, я столкнулась с ним лицом к лицу, Jayne представила нас, он поздоровался со мной и мы подошли к столу. За столом мак же был еще один парень из шведской газеты, но он мало говорил… Подошла официантка и Rob заказал кока-колу если я правильно помню. Я включила свой магнитофон, и интервью началось! (Я записала слово в слово – именно так как он говорил, ничего ни где, не исправляя, так чтобы вы могли почувствовать естественность разговора!)

Твоя, ух… прическа выглядит по-другому! Что ты с собой делал…?

Rob Halford: Да, конечно, сейчас у меня слишком длинные волосы, мне пришлось сбрить их! (смеется) Я уже 2 недели не стригся. Знаешь, я просто достаю себе машинку и стригу себя сам… Но это прекрасно, потому что K.K. Downing и Glenn Tipton делают вот так (начинает “ухаживать” за своими волосами как киношная дива) прежде чем они выдут на сцену, а я просто стою там и говорю: “Ох, вперед!”. Когда я просыпаюсь утром, я выгляжу также как я выглядел в постели! Все остальные просыпаются вот с такими прическами… (вздыхает) “О, боже мой…” Так что я решил избавиться от волос! (хихикает).

Достаточно оригинально,… Наверное, ты единственный рокер с короткими волосами!

Rob Halford: Это правда! И это просто часть моего постоянного… желания… выделяться. Не быть скучным. Думаю, что любой поклонник Judas Priest, возможно, скажет: “Неужели Rob собирается вот так вот выглядеть?”, знаешь…

Конечно, такой облик тебе подходит лучше, чем твои обычные длинные волосы! (смеюсь).

Rob Halford: Да, я отошел оттого, что я называю “дизайнером Heavy Metal’а”. (Смеется) Знаешь… Я не хочу больше заниматься этим. Мне нравится мой прошлый облик, но теперь я выгляжу скорее в стиле… Hard Core. Это мой Hard Core’овый металлический период.

Какова реакция, когда ты встречаешь своих старых друзей? Думаю, твоя жизнь, наверное, очень отличается от их…?

Rob Halford: Интересный вопрос, потому что… если я встречаюсь со своими школьными друзьями,… Во-первых, они все выглядят гораздо старше меня! (смеется) не смотря на то, что мы одного возраста. Ух,… ах… я думаю, что…

(Официантка приносит напиток Rob’а и ставит его перед ним на стол. Он замирает на секунду, и говорит вежливое “спасибо” официантке, потягивает свой сок и продолжает)

Rob Halford: Я думаю, что музыка Heavy Metal, музыка рок-н-ролла, знаешь, не дает тебе стареть. Думаю, посмотри на Rolling Stone с Миком Джагером, Чарли Вотса и остальных ребят – я думаю, что… (кашляет, бормочет, извиняется и продолжает). То же самое происходит и со мной… Играть рок-н-ролл, нет разницы, скажем, Пикассо. Или… (начинает смеяться). Я собирался сказать Ван Гог, но он достаточно быстро увил себя! Ух… но… знаешь, что я пытаюсь сказать? Я думаю, что артист… пока твое искусство веско и важно и имеет смысл, я не думаю, что возраст имеет какое-либо значение! И… Да, иногда, когда я надеваю все свои регалии… прикид, и смотрюсь в зеркало, и я говорю: “Мне 39 лет…!” (смеется). Но…! Я до сих пор чувствую, что каждую ночь, я должен делать это, потому что когда я одеваюсь на шоу, это похоже на то как сэр Лоуренс Оливье одевался на театральную постановку, знаешь… Не важно. Ты надеваешь костюм и ты личность, так что… я счастлив этим. Меня это не волнует. Я думаю, что если бы это выглядело глупо или смехотворно, тогда… Я еще подумал бы, но ты знаешь… Я такой не мотоциклист, как и маньяк Heavy Metal’а, и у меня есть много друзей байкеров, которым по 50 – 60 лет, и они носят кожу и джинсы, заклепки, и они действительно круто выглядят, сильно и энергично! А… у меня нет с этим проблем.

За всю вашу карьеру, у вас было маловато баллад… Последний была “Out in the Cold” на альбоме “Turbo”…

Rob Halford: Да.

Почему Так? Неужели ты не чувствуешь, что способен сочинять такие вот песни?

Rob Halford: О да! На самом деле, мы собирались записать балладу… на альбоме “Painkiller”, но на нее совершенно не было места, так что мы записали похожую на балладу вещь “Touch of Evil”, знаешь, это не настоящая баллада, как могут подумать люди…

Мне она нравится! Она тяжелая…

Rob Halford: Эта вещь не похожа на “Beyond the Realms of Death” или “Before the Dawn”, такой вот материал… или тему “Night Comes Down”. Эта был по настоящему интенсивный ритм солидного Heavy Metal’ического рифа. Ух… но конечно… думаю, возможно, мы запишем балладу на следующем альбоме. Это действительно хорошая песня, очень хорошая баллада. Но… мы хотели сделать эту пластинку очень сильной, очень энергичной и на ней нет места для медленных, вещей с сигаретными огоньками и зеркальными шарами, знаешь… мы не хотели делать этого.

Другой журналист: Я слышал, что с альбома “Painkiller”, вы играете мало песен.

Rob Halford: Да, мы играем…

Четыре! (Я посетила шоу в Копенгагене! Удивлены?).

Rob Halford: (С удивленным выражением лица) Да… Действительно, мы играем 4 вещи. Мы исполняем… “All Guns Blazing”… “Painkiller”

Конечно “Painkiller”… “Night Crawler”, “Touch of Evil”… Четыре темы. Но, знаешь, когда ты играешь почти 2 часа, и тебе приходится выбирать песни с 14-ти альбомов, порядка 150 песен,… знаешь, с чего нам начинать? Что же нам попробовать сделать? Поэтому, мы пытаемся играть песни, которые мы считаем классическими, вещи, которые хотят услышать люди. Если ты играешь что-нибудь с альбома “Sad Wings of Destiny”, народ обычно хочет услышать “Victim of Changes” или “The Ripper”, что мы и играем. Или с альбома “Stained Class” мы играем балладу “Beyond the Realms of Death”, или с “Defenders of the Faith” – “The Sentinel”…ты пытаешься выбирать такие песни, которые действительно хотят услышать люди и… так… мы… мы пытаемся играть такую программу… Знаешь, насыщенную программу, с огромной энергией, которая по возможности охватывала бы все – в отличие от “Beyond the Realms of Death”, когда мы делаем небольшой перерыв а затем, вновь вступаем в дело.

Мы просто пытаемся но мере возможности продемонстрировать все, что мы играли. Но даже с таким подходом, на этом турне, мы не играем песен с “Turbo”, не играем вещи с альбома “Ram it Down”, но это потому что…

Вам стыдно это играть? Песни альбома “Turbo”?

Rob Halford: Нет, нас и раньше об этом спрашивали, и я считаю, что если бы нам было стыдно, мы никогда бы не выпустили этот альбом. На самом деле, “Turbo” был успешным альбомом. Особенно в Америке, он стал платиновым, а это более одного миллиона проданных копий. Так что… знаешь, группы проходят через разные периоды, как в музыке, так и в плане имиджа, и я счастлив, что нам удалось сделать это. Снова, возвращаясь к этому чувству нежелания повторяться снова и снова, в костюмах, в музыке, которую ты играешь… Прости попытка найти что-то новое, что бы ни молчать.

Мы просто пытаемся, как мы это всегда делали, показать людям, что Heavy Metal – многогранная музыка. Не просто… тяжелые гитарные рифы аккорда А или аккорда Е, что ты можешь играть по разному. Таким образом, есть Judas Priest – “Turbo Lover, Freewheel Burning, есть Judas Priest “Living After Midnight”, Judas Priest “Victim of Changes”… Мы в одном лице все эти разные группы, знаешь! Я горжусь всем тем, что сделали Judas Priest, и я счастлив быть связанным со всем, что записали Judas Priest.

Другой журналист: Что Scott Travis значил для нового альбома, нового материала?

Многое! Важное значение! Думаю, что для меня “Painkiller” скорее альбом барабанов, если говорить о гитарном альбоме или вокальном. На этой пластинке мы сделали барабаны лидирующим инструментом. Без Scott’a, “Painkiller” бы ни за что не стал бы таким вот энергичным или таким вот сильным альбомом. Он способен делать что-то… очень, очень волнующее очень взрывное со своей способностью интерпретировать написанные нами песни.

Как ты думаешь, как фанаты отнесутся к новому барабанщику? Примут ли они тот факт, что Dave был не долго в группе?

Rob Halford: Ну… это всегда трудно сделать. Под конец гастролей “Ram it Down”, Dave Holland ушел из группы добровольно. Он жаловался на сильнейшее физическое истощение, и… он действительно, знаешь, не чувствовал такой же как у нас отдачи. Когда ты создаешь свою музыку, ты должен выкладываться. И… Я думаю, что Dave, наверное, первым отметил, что Heavy Metal был… знаешь, ух… важен для него, но возможно, не настолько важен как для такого человека как я, который живет, дышит, пьет, спит, ест Heavy Metal’ическую музыку, знаешь! И… так что… Он принял профессиональное и джентльменское решение уйти из группы. Но… мне без разницы, что Scott – американец. Он мог бы быть шведом, французом, мог быть из Голландии, не важно. Важно само качество работы, и он оказался лучшим Heavy Metal’ическим барабанщикам, которого мы смогли бы найти.

Я читала интервью, в котором ты сказал, что ты уйдешь в тот день, когда Judas Priest не добьются коммерческого успеха с этим альбомом…

Rob Halford: Да, на меня это не похоже. Возможно, мое высказывание извратили или, может быть я был в дурном настроении, потому что я считаю, коммерческий успех совершенно не важной вещью. Думаю, что самым важным является солидная, фанатичная поддержка твоих поклонников. Меня не правильно понимали по многим вопросам, и я понятия не имею, кто в этом повинен.

Знаешь, коммерческий успех для меня – это GUNS N’ROSES… IRON MAIDEN. Но не Judas Priest! Мы – группа, ориентированная на альбомы, и… знаешь, на “British Steel”, у нас было несколько синглов… и… Это в какой-то степени помогло нам, но… наши главные фанатичные поклонники покупают пластинки. Ничего более. И… я охотней буду находиться в таком вот положении, чем петь в модной, коммерческой Heavy Metal’ической группе, которая знаменита 10 минут, а затем исчезает…

Но в любом случае, вся бесплатная реклама, которую вы поимели в связи с самоубийством в Рено, помогает вам? Думаю, вы распродали еще больше шоу, еще больше альбомов.

Rob Halford: Это совершенно не помогло нам. Мы не продали ни одного дополнительного альбома. Мы не выступаем на еще более крупных шоу, мы просто продолжали работать дальше твердо и уверенно,… некоторые говорили, ты знаешь, с 10 миллионами долларов, с бесплатной рекламой, мы будем еще более популярной группой. Мы никогда не верили этому! И, к сожалению, теперь в Америке, люди, которые не знали о существовании Judas Priest, теперь знаешь… но так ведет себя телевидение и радио в Америке…

Другой журналист: Я читал о том, что бесплатная реклама помогла вам в Штатах продать билеты на большее число шоу, и на более популярные шоу.

Rob Halford: Ммммм… Ничего не вышло. Мы просто продолжали работать, как и обычно. Мы только что завершили 3-х месячное американское турне, которое было… Таким же крутым и энергичным, как и последние три, четыре, пять, проведенных нами туров, знаешь.

Я читала интервью, где ты сказал, что не хотел бы расхаживать всюду, нахваливая самого себя, говоря всем, насколько ты хорош…

Rob Halford: Нет…

…Но… Должно быть ты слышишь подобное каждый день! Как вы на кого-то повлияли, как вы, возможно, изменили чью-то жизнь,… тебя подобное совершенно не достает?

Rob Halford: Нет. Не думаю, что это для меня очень важно. Я думаю, что… Просто я выкладываюсь по мере своих сил в своей профессии вокалиста Heavy Metal’ической группы. Я не ставил перед собой задачи стать самым великим вокалистом в мире, или желал славы и везения.

Но большинство групп ведут себя подобным образом после всего только одного сингла или одного альбома…

Rob Halford: Да, думаю, что каждый, кто так говорит, или так думает, должен подумать… где же они окажутся через 5 лет. Большинство групп с большими амбициями исчезают. Но не считаю, что если ты… искренен и терпелив и вовсю вкалываешь, тогда тебе воздается. И теперь можно похвалить Judas Priest, но мнению многих, разных людей,… и особенно других успешных рок групп в стиле Heavy Metal. От них мы получаем великую похвалу и благодарность. И… я не выделяю себя одного или кого-то другого из Judas Priest. Мы очень рассудительные люди. Мы родом из крутого, рабочего английского окружения, и нам приходилось драться и очень тяжело работать для того чтобы добиться успеха. И когда ты так работаешь, то понимаешь, что рок-н-ролл – это не только одна слава и известность. Это как любая другая профессия, как любой другой вид спорта. Будь ты хоть футболистом или баскетболистом…Ух… банкиром, или любым человеком, любой другой специальности. Все обладают разными уровнями преемственности в том, как они чувствуют, как они добились такого успеха. Знаешь, успех – это еще не деньги, машины и дома!

Успех – это твоя удовлетворенность и осуществление твоих мечтаний. Некоторые люди мечтают чаще чем другие, некоторые хотят больше чем остальные. Не важно, что для людей это менее или более важно – меня не волнует важность народного успеха. Просто если какой-то парень работает на автомобильном заводе, это еще не значит, что я лучше него! Знаешь, он выполняет свою работу по мере сил, а я по мере своих…

Но легко ли тебе оставаться своим парнем, после того как 15 лет все постоянно говорят тебе, насколько ты крут….?

Rob Halford: Нет… Для меня нет никакой разницы.

Вы начали свое Европейское турне в Копенгагене…

Rob Halford: Да.

Почему именно Копенгаген?

Rob Halford: Потому что здесь мы начинали свое последнее Европейское турне. Просто здесь, мы великолепно проводим время. И… мы начинали в Стокгольме! (улыбается своим воспоминаниям). Конечно, мы репетировали для Европы. Мы были в Стокгольме около 2-х недель, репетируя для гастролей “Ram it Down”. Но… нам просто нравится… Знаешь. Эта часть Европы всегда напоминает мне Англию. Все думают, что находятся в Англии, если не учитывать язык, но все так же говорят на английском. Так что, мы любим Скандинавию. Когда мы впервые гастролировали по Европе, очень давно, в первую очередь, мы выступали в таких странах, как… Норвегия – Осло, Stavanger… Копенгаген… ты знаешь,… Дания. Мы привыкли приезжать сюда и играть в маленьких клубах. Как это было… в 70-м… ух, 74, 75 гг…. ты знаешь… у нас сохранилось о Скандинавии масса прекрасных чувств.

Другой журналист: Я слышал о том, что когда ты не играешь в группе, то живешь достаточно… спокойной жизнью…?

Rob Halford: Да, потому что я получаю все свое возбуждение… понимаешь, когда я вне сцены, я вне сцены! Мне не нужно гулять с каким-то человеком, несущем свет рампы, когда я вхожу в супермаркет или иду по улице, или еду в машине! (смеется) Знаешь, когда я иду работать…, а потом, когда я иду домой, я не работаю…!

И таков мой взгляд на вещи: это работа, профессия, карьера. Мне не нужно все это волнение и слава, когда я работаю в Heavy Metal’е. Так что, когда я не работаю, знаешь, я отдыхаю… и занимаюсь массой других вещей, валяюсь под солнцем… как любой это делает в отпуске, или читаю книги, смотрю кинофильмы или гоняю на своем Harley Davidson’е… занимаюсь разными вещами…

Как ты думаешь, чем будет заниматься Rob Halford, когда ему стукнет 80?

Rob Halford: Когда мне будет 80??!! Наверное, я буду пугать народ в своем инвалидном кресле с электроприводом, гоняя по центральной улице, в кожано-проклепанном прикиде, ха-ха-ха!

Ты считаешь, что тебе никогда не опостылеет Heavy Metal?

Rob Halford: Нет, я так не думаю. Думаю, что в свои 80, я буду таким же отвязным типом, каким я был в свои 18 лет, знаешь… Это часть моей жизни. Это всегда будет иметь для меня важное значение.

Но ведь большинство людей говорит, что Heavy Metal лишь для подростков, и что он пройдет через пару лет?

Rob Halford: Да… у некоторых есть такое чувство, а вот другие… Я знаю, у меня есть друзья, которые увлекались Heavy Metal'ом и рубились под Judas Priest, знаешь, 5 или 6 нет, - теперь они слушают Kenny Rogers’а, что-то в этом духе! Но, гм… знаешь, для меня это важно, и я думаю, что большинство металлических фанатов, большинство металлических поклонников Judas Priest, были с нами с самых первых дней. Знаешь, они с нами. Они были с нами с самых первых пластинок. У всех свои ценности. Но это как рок-н-ролл, ты знаешь.

Judas Priest были одной из первых групп начинавших с прикида из кожи и заклепок и имиджа. Где вы взяли идею?

Rob Halford: Обычно в Лондоне, я ходил в свой местный магазин садомазохистской атрибутики. Знаешь… Я всегда был немного не в себе от садомазохизма… мне нравится боли и темы. Ух… Но… Знаешь, когда мы только начинали, у Heavy Metal’а не было имиджа или определенного вида. И…

Вы были совершенно другими!

Rob Halford: Нет, мы были другими! Нет. Если ты посмотришь на некоторые ранние фотки Judas Priest, мы были одеты в рубашки и…

Шелк и кружева.

Rob Halford: Да. В такие вот вещи. Хотя я всегда чувствовал, что подобный прикид совершенно не отвечал истинному представлению. Знаешь, когда ты играешь по настоящему тяжелые, дубасящие, энергичные аккорды, и холодящие кровь рифы, ты хочешь… выглядеть подобающе (смеется) ты знаешь…!

Это как сходить посмотреть Гамлета, и парень просто стоит там в своем нижнем белье. Это не то же самое, ты должен носить одежду! Так что… многие идеи я взял у секс-шопов, с кнутами и цепями и всем остальным, и постепенно начал все это разрабатывать в шоу, и этот имидж стал приобретать все большее значение, и вот так внешний облик должен сочетаться с музыкой.

Ваши фанаты ждут, что вы будете играть определенную музыку, по возможности самый тяжелый металл. А когда вы записали “Turbo”, вы разозлили многих поклонников, потому что вы впервые использовали синтезаторы.

Rob Halford: Да…

Тогда, ты считаешь, что вы остановились на определенном музыкальном стиле – что, конечно же, вы не в состоянии развиваться или делать что-то еще – даже если бы вы хотели этого?

Rob Halford: Ты имеешь в виду сейчас?

Да…

Rob Halford: Я так не думаю, потому что… я думаю, что когда ты выпускаешь одну за другой пластинки, и ты играешь их одну за другой, тебе есть где развернуться, у тебя есть выбор. И мы берем и выбираем из разных областей того, что мы сделали и то, что мы способны сделать. Ух… Я думаю, пока фанаты в гневе… знаешь, кое-кто из них гневался, а кое-кто нет. Некоторым понравился “Turbo”, кое-кто этот альбом возненавидел. Некоторым нравится “Painkiller”, некоторые его ненавидят. Ты просто записываешь пластинку, и надеешься, что она понравится как можно большему числу людей. Я не могу хватать людей за руки, выкручивать их за спину и говорить при этом: “Иди в пластиночный магазин, и купи “Painkiller”!” (смеется). Знаешь это свобода выбора, так что… не думаю, что это ограничивало нас. В основном, мы ограничиваем самих себя. И… мы хотим быть разнообразными… как можно более разнообразными и как можно опытными. Вот что мы всегда будем делать.

Когда вышел этот альбом, вы только что закончили судебное разбирательство по поводу самоубийства, или это произошло почти одновременно с выходом альбома и затем, вы назвали альбом “Болеутолитель”… Не думаешь ли ты, что некоторых людей несколько оскорбило то, что вы использовали рекламу для продажи диска…?

Rob Halford: Да, мы никогда не прибегали к рекламе для продажи пластинок. Думаю, что если бы мы сделали это, я разгуливал бы в костюме “тройка”, в котором меня видели в суде.

Поэтому я видела анонс, гласивший: “Этот альбом Judas Priest великолепен как спереди назад, так и задом наперед”?

Rob Halford: Да, абсолютно! Это была идея рекорд компании. И… ты будешь смеяться, и именно это ты и должна делать! Ты должна реагировать на все это с улыбкой.

Уверена, что на это все прореагировали с удивлением.

Rob Halford: Да, точно… знаешь, я думаю, так мы и собирались сделать, как тот адвокат, который держал обложку альбома “Stained Class” и говорил: “Я хочу знать, сколько еще людей убило себя?”, знаешь, и бил его по лицу и говорил, и бил его по лицу и говорил, да, “Получай!”. Ты знаешь! (впервые за все время интервью, он расстраивается и повышает свой голос. Очевидно, он обеспокоен тем, что говорилось во время процесса…). Знаешь, прокрути диск хоть спереди назад, хоть задом наперед! Знаешь, любая трагедия, и это была трагедия, что двое людей лишили себя жизни из-за наркотической зависимости и злоупотребления алкоголем, и родители, которые не любили своих детей, все это привело к ситуации, когда ты мог бы, по крайней мере, улыбаться по этому поводу и жить своей жизнью. Я не собираюсь из-за процесса в Рено, всю свою оставшуюся жизнь пребывать в депрессии! Но в то же самое время… Я не думаю, что… как я уже говорил до этого, мы ничего не достигли, используя ситуацию в Рено. Официально, мы потеряли пол миллиона долларов, нам пришлось заплатить, и много ужасных вещей было сказано о Judas Priest, о Heavy Metal’е. Мы защищали музыку Heavy Metal!

Защитники веры, верно?…

Rob Halford: Да! Все так говорили… люди в суде говорили, что Heavy Metal – это плохо, это сатанизм, что всю люди, которые слушают Judas Priest – бешеные, безумные, наркоманы, люди ненавидящие мир, анархисты… ты знаешь, если кто-то скажет тебе вот это, ты будешь в ярости.

Точно.

Rob Halford: Я был в ярости! Так что… мы стояли в суде и говорили: “Пошли вы в жопу! Heavy Metal – это великая музыка!”.

 
Автор статьи: Daniela

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

br /br /p

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.