( 1 Проголосовал ) 

 

 

Одержимые кожей: История Judas Priest - журнал Goldmine 1998г

 

Одержимые кожей: История Judas Priest - журнал Goldmine 1998г

 

 

Ряд критиков заявили, что Heavy Metal умрет, однако дюжина длинноволосых, одетых в кожу фанатов за кулисами Нью Йоркского зала “Roseland” зимним вечером, в пятницу, быстро отвергают слабую теорию. Эта разношерстная толпа ждет появления легендарных металлических богов Judas Priest, знаменитых британских рокеров, которые сделали Heavy Metal известным, на интернациональном уровне и которые только что отыграли блестящий концерт для более 3 тысяч восхищенных фанатов. Как только гитарист K.K. Downing и новый фронтмен Tim “Ripper” Owens входят, благоговейные поклонники обрушиваются на них, страстно желая слова или автографа, шанса прикоснуться к своим героям.

Обвиняя это проявление низкопоклонства, кто-то, возможно, решит, что это все еще 80-е года, когда Judas Priest покоряли стадионы по всей Америке. Но это февраль 1998 года, и группа на середине турне возвращения, поддерживает свой первый, новый альбом за последние 7 лет, электризующий, беспредельный “Jugulator”. Однако, возможно, это может показаться похожим на еще одну приветственную сессию после рабочего дня, но принимая во внимание ситуацию, сложившуюся всего несколько лет тому назад. Потребовалось слишком много времени для того, чтобы группа вернулась сюда.

Вслед за уходом из Judas Priest в 1992 году легендарного фронтмэна Rob Halford’а, оставшийся квартет столкнулся с пугающей задачей – заменой лучшего певца в истории рок музыки, блестящего вокалиста, способного по команде выдать пронзительные вопли. После 4-х лет – и странного поворота судьбы – бирмингемские молотобойцы нашли Tim’а Owens’а, крикуна-певца, выдающегося мастерства, которого гитарист Glenn Tipton окрестил “Ripper’ом” после его известной всем, сворачивающей кровь, трактовки одноименной песни. Человек, который может кричать как ад и выдерживать это. И именно с ним, Judas Priest доказали, что они все еще могут продавать товары. Ослепленные блеском зрители всего мира вновь поверили в группу и Owens’а. Некоторые скептики посчитали, что едва ли это восполнило наследие Halford’а. Но Owens может петь Judas Priest’овские мелодии также хорошо, как и его предшественник.

Сегодня, члены Judas Priest не охотно говорят о Rob Halford’e. Действительно, во время обсуждения своей истории, они, по мере возможности, избегают ссылок на своего бывшего фронтмэна. Они полностью сосредоточены на своей нынешней ситуации. “Японские гастроли уже распроданы” – сообщает Glenn Tipton. “Билеты продавались только 2 недели, и мы не поедем туда еще на 3 месяца. В Европе, мы продали больше других альбомов, чем “Painkiller”. Когда ты задумываешься, что на этом альбоме нет сингла, хотя это тотальный Heavy Metal. Нас не было на сцене 8 лет, но у нас есть новая кровь. Это просто феноменально, понимаешь. ” В качестве доказательства, “Jugulator” попал на 9 место в чартах Японии и Германии, дебютировав на 82-м месте в Штатах, и очень быстро стал золотым в Греции.

В отличие от большинства групп, которые предпочитают шерстить по клубам и более мелким залам после достижения стадионного статуса, Judas Priest с радостью бросаются в такие места на этом первоначальном путешествии по странам, играя перед зрительской аудиторией от 1000 до 5000 человек. Это солидное количество публики, учитывая нынешний статус Heavy Metal’а в Америке. Группа вполне осознает свое длительное отсутствие, им нужно заново познакомить публику с Judas Priest и наоборот. “Все концерты были одинаковыми” – признается Tipton. “Они принимали нас с распростертыми объятиями, и это очень здорово”.

“Я думаю, что это турне интересно тем, что мы, совершенно, не знали, кто на него придет” – замечает барабанщик Scott Travis. “Когда ты играешь в Judas Priest, у тебя есть поклонники конца 70-х – начала 80-х и вплоть до середины 90-х. Это было приятное сочетание, правда. Очень удивляет тот факт, что есть так много народу, которые шли за группой все эти годы, и я считаю, что это очень клево”.

Через несколько недель, K.K. Downing сообщает из Германии о том, что их европейское турне проходит очень хорошо. Читатели одного чехословацкого журнала признали их группой №1, “Jugulator” – альбомом №1, Tim’а “Ripper’a” Owens’а певцом №1, K.K. Downing’a гитаристом №5, а Scott’a Travis’a барабанщиком №5. И это произошло еще даже до того, как группа приехала в страну. На самом деле, Judas Priest впервые, в своей карьере, посещают многие страны Восточного блока, что, в общем-то, не удивительно, с тех пор как их последнее турне закончилось в 1991 году, сразу после падения Берлинской стены. K.K. Downing признается, что они очень хотят выступить во многих залах, которые они пропустят на своем текущем Европейском турне, но планируют посетить позднее такие города, как Варшава и Будапешт. “Мы могли бы поехать и отыграть 5-6 недель только в одной России. Люди говорят о том, что металл мертв – это абсолютное безумие, когда ты задумываешься над этим”.

Естественно, вокруг нового вокалиста Judas Priest ходили скандальные слухи. И ничтожная американская аудитория, в особенности, подозрительно относится к переменам в старых командах. “Думаю, что, в общем-то, ты прав” – соглашается Glenn Tipton. “Но я не думаю, что в случае с Judas Priest, они принимают просто еще одного певца. Нам пришлось отыскать этого человека, и на это у нас ушло 4 года. И он – лучший певец. Он лучший певец за всю историю Judas Priest, и мы не стыдимся говорить об этом”. С этими словами Tipton поворачивается к Ripper’у и весело предупреждает его: “Только не впадай от этого в экстаз!”

Фанаты разделились во мнениях по поводу последнего опуса группы – некоторые считают альбом слишком агрессивным и отходом от их классического саунда, в то время как другие позитивно смотрят на диск как на естественную прогрессию. “Между “Painkiller’ом” и “Jugulator’ом” не хватает двух альбомов” – отмечает басист Ian Hill. “Двух или трех шагов вперед, вместо только одного”. Учитывая семилетний пробел, это не удивительно. “Jugulator” во многом представляет это – готическую атмосферу, хрустящие гитарные рифы, динамичную ритм секцию и монашеское песнопение под конец темы “Cathedral Spires”. Группа также исследует альтернативные временные сигнатуры, а на паре дорожек даже вставляет акустические гитары.

Спустя почти 25 лет с момента выхода своего первого альбома, Judas Priest остаются истинными защитниками веры, еще сильнее держась за свои принципы, чем это было в десятилетия, когда правили грандж и техно. Одна из основных причин их долголетия – это их нехватка претензионности – каждая стадия их карьеры была еще одним рискованным предприятием, каждый альбом – новой территорией для исследования, а каждый новый член группы – катализатором для музыкальных измерений. И из-за того, что они вкалывали для того, чтобы добиться своего нынешнего статуса, они не потеряли перспективы на свое искусство.

Корни музыки Judas Priest можно найти не только в ее участниках, но и в индустриальном городе Бирмингеме, Англия, где они выросли. Как-то Rob Halford отметил, как он мог чувствовать на своем языке металл от сталелитейных цехов, когда шел в и из школы, а Glenn Tipton описал паровые молоты, выбивающие свой собственный Heavy Metal’ический ритм на бирмингемском ландшафте. “Это тяжелая жизнь, и она придает тебе решимости уехать оттуда, пока ты еще молод” – говорит Tipton, который когда-то работал на Британскую сталь. “А у нас решительный характер”.

“Место, в котором мы выросли, было похоже на район Бронкс в Нью Йорке” – добавляет K.K. Downing. “Это тяжелое начало жизни. Ты, действительно, не можешь понять, что же творится с тобой. Единственная мысль, которая тебя заботит – что же тебе дальше делать”. Downing не получил удовольствие от школы, бросив ее в 15 лет для того, чтобы предаться своим музыкальным страстям. “Нужно, чтобы тебе было 46 лет для того, чтобы понять, что же, действительно, все это значило” – признается он, вспоминая свои подростковые годы в конце 60-х, прежде чем он сформировал Judas Priest. “Когда все было направлено против тебя, ты плыл против чертова течения, теряя при этом родителей, учебу в школе, нарушая закон. Это было круто”.

Изначально, K.K. Downing проходил прослушивание в Judas Priest в 1971 году, когда певец Alan Atkins возглавлял группу. В конце концов, Downing, его школьный приятель Ian Hill, и Atkins сформировали группу, и между 1971 и 1973 годами они выступали по средним английским графствам (даже гастролировали по Европе с группой “Budgie”). Они работали с разными музыкантами, прежде чем остановятся на барабанщике John’е Hinch’е, и вслед за отставкой Alan Atkins’a, на певце Rob’e Halford’e, чья сестра встречалась с Ian’ом Hill’ом. Когда K.K. Downing встретил Rob’а Halford’а, как уже сообщалось, он подпевал “Doris Day”, которую крутили тогда по радио, сцена, которая противоречит пришествию Heavy Metal’ических воплей. Но Halford был способен гораздо на большее, наделенный голосом с широким диапазоном и способностью энергично проектировать его. Группа с радостью приняла его.

Оперяющийся квартет продолжал оттачивать мастерство, и вскоре, заключил контракт с маленькой фирмой “Gull Records”. По просьбе своего нового лейбла, они нашли второго гитариста, что по тем временам было редкостью. Группа попросили гитариста “Flying Hat Band” Glenn’а Tipton’a присоединиться к ним, и он принял их предложение. Это сочетание K.K. Downing’a и Tipton’a станет невероятно важным в ретроспективе. Высоко структурноризированный, подверженный влиянию классики Tipton’овский стиль солирования очень хорошо контрастировал со спонтанными, пулеметными, гитарными атаками K.K. Downing’a. Их классическое чередование сольных партий стало неотъемлемой частью их звучания. И они становятся самыми неповторимым, металлическим, гитарным дуэтом всех времен.

В 1974 году, квинтет отправился в студию и быстро записал “Rocka Rolla”, ориентированный на блюз, Hard Rock’овый альбом с несколькими Led Zeppelin’о-образными мелодиями (в описании Ian’а Hill’а имеется любопытное наблюдение: “Не думаю, что кто-то из нас серьезно увлекался “Led Zeppelin”.”). Большинство фанатов и критиков считают их дебют странностью, когда сравнивают его с более поздними работами, но на нем были некоторые моменты – мрачная баллада “Run Of The Will”, наполненная фидбэками “Deep Freeze” и огрызающаяся тема “Cheater”, на которой даже имелось соло на губной гармошке, в исполнении Rob’а Halford’а (слава богу, что группа проигнорировала просьбу своего лэйбла добавить духовую секцию).

В первое время имидж Judas Priest решительно отличался, этот имидж определяли атлас, шифон и ботинки на платформе – в соответствии с духом 70-х. Halford носил длинные белокурые волосы, а K.K. Downing обычно носил широкополую фетровую шляпу. В 1975 году такой прикид можно было наблюдать, когда они выступали на британском телевиденье в шоу “The Old Grey Whistle Test”, играя такие песни, как “Rocka Rolla” и “Dreamer Deceiver”. СМИ все еще не определились в отношении Judas Priest, как отмечает Tipton: “Нас в упор не видели в Лондоне. Если ты приезжал из Бирмингема, то ты просто не существовал. Это придавало еще большую решимость, правда?” Нельзя не упомянуть, что Heavy Metal в 70-е выдавался за мейнстрим, это изначально было не правильное понимание.

Важный момент, в ранней карьере группы, имел место в 1975 году, когда они выступили на престижном фестивале в Рэдинге. На концерте они исполнили так никогда и не выпущенную вещь “Mother Sun”. Огромная толпа дала им великолепную возможность проявить себя, даже не смотря на то, что они выступали в одной программе с такими несовместимыми артистами, как Joan Armatrading. Позднее, в том же году, Judas Priest вернулись в студию, на этот раз с барабанщиком Alan’ом Moore’ом, и вновь появились со своим первым, унифицированным, классическим альбомом “Sad Wings Of Destiny”. Открывающий трэк, “Victim Of Changes”, который был написан в соавторстве с бывшим фронтменом Alan’ом Atkins’ом, считается некоторым воплощением истории самой группы. На этой мелодии есть нервирующие вопли Halford’а, зверские рифы Tipton’a и K.K. Downing’a и суровая лирика, задающая тон для развития стиля Judas Priest. Пластинка демонстрирует широкий диапазон территории, начиная с угрожающих песен “The Ripper” и “Genocide”, и до неоклассического инструментала “Prelude”, с неожиданным пианино, и вокальной балладой “Epitaph”. Как и на их дебютнике, “Rocka Rolla”, Ian Hill доказал, что является талантливым басистом, чье мелодичное исполнение усилило музыку.

Не смотря на то, что “Sad Wings Of Destiny” продавался лучше, чем их дебютный альбом и возрастающую, концертную репутацию, группа едва выживала. “У “Gull Records” никогда не получалось поддерживать группу” – объясняет Tipton. “Мы запросили гонорар в 20 фунтов в неделю, и они не смогли заплатить нам, так что мы были буквально вынуждены порвать с ними наш контракт. Наш тогдашний менеджмент понимал потенциал группы, и они были готовы взять нас и, в последствии, разбираться в суде”. Они разобрались с судом. Эта авантюра закончилась, когда фирма “CBS” подписала с Judas Priest мировой контракт.

Judas Priest не включают первые два альбома (или сборник “Gull Records” “Best Of Judas Priest”, состоящий из тех двух альбомом) в свою оригинальную дискографию. В течение многих лет “Gull Records” неоднократно лицензировали и переоформляли материал всеми обманутыми способами. “Мы считаем, что они оскорбляют фанатов этими двумя альбомами и “Best Of Judas Priest”, переизданиями” – заявляет Tipton. “Для нас было бы нечестно мириться с ними, потому что это сплошная обдираловка наших фанатов. На альбом “Best Of Judas Priest” они поместили идиотские интервью с нашим первым ударником John’ом Hinch’ем, который не смог бы даже сыграть на барабанах, поверьте мне, но все это смотрится как новые песни. Мы не получаем с этого авторских гонораров, но фанаты считают наоборот”.

К счастью, группе начало везти. В 1977 году, они выпустили сильный альбом “Sin After Sin”, который был записан с продюсером (и экс-басистом “Deep Purple”) Roger’ом Glover’ом и сессионным барабанщиком Simon’ом Phillips’ом. Песня “Let Us Prey” стала первой из многих Speed Metal’ических предков, которые группа сочиняла в конце 70-х, модернизируя металл из более медленного, более мрачного стиля таких групп, как “Black Sabbath”. Зловещий и неистовый номер “Dissident Aggressor” оживил образы предчувствия войны. Угрожающая песня “The Sinner” обеспечила K.K. Downing’у свободную дискуссию повыть своим фирменным тремоло и выдать атакующий фидбэк. На этой готической пластинке также имелось необычная кавер версия песни Joan’a Baez’a “Diamonds And Rust”, тема, которая стала настолько популярной на концертах, что многие поклонники Judas Priest не сомневаются в том, что эту песню придумала сама группа. Simon Phillips играет только как временный член группы и не может гастролировать с Judas Priest. Пришло время для ударника №4 – Les’a Binks’a, великолепного барабанщика, который добавил в их группу сильно ориентированный, на грув, подход. Затем квинтет впервые отправился в Штаты и начал привлекать внимание публики на гастролях с группой “Reo Speedwagon” и в первом отделении у “Led Zeppelin” в течение двух вечеров в Окланде перед 65 000 очевидцев. Однако. Они еще не были столь известными, но распространяли металлический госпел.

“Госпел” – вот подходящая аналогия. Почему-то поклонники Judas Priest относятся ко многим их песням с почтением и, действительно, частные ссылки на библию, которые появляются в большей части их лирики – интригуют. Не то, чтобы группа была религиозной – многие годы они критиковали такие институты в своих песнях – но они использовали различные концепции рая и ада, чтобы придать драматичности многим своим песням. Будь то олицетворение войны в песне “The Sinner”, вознесение человечества на другой уровень в “Cathedral Spires”, битва между слепой верой и оправданием в “Between The Hammer And The Anvil” или видение апокалипсиса в “Saints In Hell” с альбома “Stained Class”. Judas Priest знают, как соединить такие образы с драматическим эффектом. Нельзя не упомянуть, что группа разрекламировала это возвращение как свое второе пришествие.

Альбом “Stained Class”, выпущенный в начале 1978 года, сильно утилизировал такие концепции и показал копание группы в более мрачных царствах. Эффектно соединяя жуткие, фальцетные визги Halford’а со зловещими рифами и заводными ритмами, альбом “Stained Class” исследовал несколько очень угрожающих концепций. Песня “Heroes End” оплакивала тот факт, что многим великим артистам отдают должное только после их смерти, вещь “Savage” отмечала извращенные помыслы миссионерской работы, в то время как отчаянная баллада “Beyond The Realms Of Death” озвучила боль человека, желающего своей смерти. На последней имеется блестящее соло Tipton’a, которое теперь знаменито среди фанатов Judas Priest. “Я думаю, что они были готовы принять Judas Priest. А если они в состоянии принять Judas Priest, то они примут металл в целом”.

Естественно, их рекорд лейбл решил, что это был очень жестокий материал, даже не смотря на то, что эти мрачные мелодии были продвинуты вперед жизнеутверждающей энергией, которая дала им очистительную силу. Таким образом, группа добавила кавер версию Spooky Tooth “Better By You, Better Than Me” в попытке достигнуть некоторого мейнстримового признания.

“Наша рекорд компания все 70-е считала Judas Priest очень мрачной группой” – добавляет К.К. Downing. “Это, в основном, происходило из-за того, что каждую неделю кто-то пробивался в хиты с ковер версией. Так что, они посчитали, что можно быстренько пробиться на вершину, сыграв ковер версию. К счастью, с нами такого никогда не случалось. Но мы проделали достаточно хорошую работу с ковер версиями, которые стали привлекательными, концертными песнями. Наверно сегодня многие слышат, как мы играем эти песни и думают, что, конечно же, это песни Judas Priest.” Тем не менее, турне “Stained Class” было для них самым длинным, охватив Америку, Англию и Японию. Группа зарабатывала себе преданных последователей и через несколько месяцев вернулась в студию для того, чтобы записать новый альбом.

Их первым, серьезным альбомом-прорывом, станет их следующая пластинка “Killing Machine”, которая была выпущена в самом конце 1978 года. В Штатах она вышла под названием “Hell Bent For Leather”, с дополнительной ковер версией Peter’a Green’a “Green Manalishi” (With The Two – Pronged Crown). Это энергичное, новое, студийное творение делало упор на более короткие песни – ни одна из них не превышала 4,5 минут, тогда как более ранние мелодии длились и по 8,5 – и были более откровенной атакой. Такие темы, как “Delivering The Goods” и “Running Wild” имели более грязный настрой. Это был период, когда в игру вступили кожа и заклепки, создавая более энергичный имидж с соответствующий их музыке, тогда как во время исполнения песни “Hell Bent For Leather” Halford начал разъезжать по сцене на мотоцикле Harley Davidson”. Группа даже отсняла парочку рекламных видео клипов для песен “Take On The World” и “Killing Machine”.

Их кинетическая энергия устойчиво набирала обороты, одержимый барабанами и гитарами гимн “Take On The World” стал в Англии хит синглом, поднявшись до 14-го места. Песня “Evening Star” также попала в английские чарты, а в Штатах альбом взломал “Top 100” альбомов. В Штатах Judas Priest гастролировали вместе с “Kiss” и приобретали поклонников по всему миру. “Я помню как мы тогда приехали в Японию. Мы были как чертовы “Beatles”.” – вспоминает К.К. Downing. “Нас обычно вышвыривали из отелей, так как повсюду были толпы фанатов. Они гнались за нами по улице, бросались под машину. Было странно, что группа в стиле Heavy Metal создала эту реакцию девочек-хиппи.”

Judas Priest перенесли магию своего японского турне на легендарный концертник “Unleashed In The East” (Live in Japan). На альбом попали такие классические вещи, как “Genocide”, “Tyrant” и “Exciter”, что некоторые критики считают эту работу величайшим живым Heavy Metal’ическим альбомом. “В ретроспективе, с массой песен, сочиненных нами в самом начале, мы не достаточно осознавали свой потенциал или как такие диски могут стать классикой,” – размышляет Glenn Tipton. ““Unleashed In The East” был одним из них. Это был наш первый, живой альбом, так что мы не знали чего нам ждать или что нам делать. Мы просто вышли туда и представили свои песни на сцене.”

Некоторые близкие к группе люди шутливо называют альбом “Unleashed In The Studio”. “Мы подработали кое-какие вокалы на альбоме, так как когда Rob пел эти вещи, у него был простужен голос,” – признается Glenn Tipton. “Мы и не скрывали этого, но потом, совершенно внезапно, мы услышали, что многое подверглось доработке. Но на самом деле, вокалы были вставлены лишь частично.” Альбом “Unleashed In The East” также знаменовал начало 10-ти летних отношений с продюсером Tom’ом Allom’ом, чей продюсерский талант все 80-е годы живо помогал переносить их музыку на пленку.

В 1979 году, барабанщик Les Binks - четвертый Judas Priest’овский ударник за 5 лет – был сыт по горло рок-н-ролльным стилем жизни и он решает уйти. Многие фанаты хотят знать, что же случилось с талантливым Binks’ом, который, казалось, исчез с поверхности земли. “Я думаю. Что он попал в вегетарианскую клинику в штате Нью Мексика,” – припоминает Glenn Tipton. “С тех пор мы с ним не виделись. Когда иногда кто-нибудь попадает на большие поля бобовых плантаций, только тогда мы вспоминаем о Les’е.”

Как это частенько случалось в прошлом, группе был нужен новый стукач. И на этот раз им стал бывший барабанщик группы “Trapeze” Dave Holland, который пришел, чтобы занять горячее место. Он цементировал еще более прямолинейный, ритмический фундамент для группы, в отличие от его предшественников. Вновь собравшись в полном составе, в следующем году Judas Priest выпустили, на тот момент, свой самый доступный альбом – “British Steel”. Их первая студийная запись, принесшая им серьезное мировое признание и гастрольную способность. Альбом также отметил начало творческого триумвирата Tipton\Halford\Downing, который сочинил почти весь их будущий материал, с Halford’ом, отвечающим за лирику и вокалы, до гитарных рифов и аранжировок.

Интересная смесь коммерческих гимнов – “Living After Mignight”, “Breaking The Law” и “United”, все из которых были успешными, английскими синглами – и более жестокие, скоростные рок номера – “Rapid Fire” и “Steeler”. Альбом “British Steel” продемонстрировал совсем другую группу, которая никогда не стояла на месте. Эта дихотомия альбома подводит итог отношения группы с мейнтстримом, когда их лучшие произведения не крутились по радио или “MTV”. Тем не менее, их более мейнтстримовые песни заставили обратить на них внимание и вывели их в турне на хэдлайнеровый статус.

Чтобы помочь в раскрутке альбома, Julian Temple стал режиссером их первого концептуального видео клипа для темы “Breaking The Law”. Издевательское представление, в котором группа грабит банк для того, чтобы украсть золотую пластинку “British Steel” (кстати, он стал их первым золотым диском). Следующие несколько лет, Julian Temple работал с группой над различными видео клипами, в том числе, к темам “You’ve Got Another Thing Coming” и “Freewheel Burning”, зарождая моду на концептуального видео для металлических групп.

Другой вехой для Judas Priest стало выступление в 1980 году на первом фестивале в Castle Donington “Monsters Of Rock”, выступая перед “Rainbow” – концерт перед зрительской аудиторией в 65 000 человек. “Тогда это мало что значило для нас,” – замечает Glenn Tipton небрежно. “Мы давали только грандиозные шоу. Мы выступали два вечера в Вашингтоне, в зале на 22 000 мест, три концерта в Нью Йорке, четыре в Лос Анжелесе. Мы просто делали в этом деле успехи. Это происходит, когда ты даешь хорошие шоу.” По словам Ian’а Hill’а: “Donington – приятно формировал твою зрительскую аудиторию, потому что многие также приезжали из Европы. К тому же, там была масса европейской прессы. С другой стороны – это всего на всего еще одно шоу, понимаешь? Тогда ты не смотрел на это как на последний шаг в твоей карьере.”

Теперь Judas Priest были зачинателями того, что сейчас знают как Новую Волну Британского Heavy Metal’а, к которой относились такие группы, как “Saxon”, “Iron Maiden”, Def Leppard” и ряд других команд, начавших расширять этот жанр. “Так или иначе, все эти группы играли у Judas Priest в первом отделении,” – утверждает K.K. Downing. “Мы приехали в Америку, и вдруг, появилась отличная идея организовать шоу с Judas Priest. Приятно, что все кто поддерживает Judas Priest становятся все популярней и лучше – как “Pantera” на гастролях “Painkiller’a”. Мы очень довольны этим, потому что мы прошли через это, когда поддерживали “Led Zeppelin”, “Foghat” и “Reo Speedwagon”.”

Вслед за успешными гастролями “British Steel”, металлические монстры вскоре вернулись в студию, чтобы создать “Point Of Entry”. Неожиданный, но все таки интересных заход в более прогрессивную территорию с полетом блюзового звучания, которое вдохновляло их дебют. Некоторые поклонники были разочарованы, хотя Judas Priest до сих пор нарезают такие классические, металлические гимны, как “Heading Out The Highway”, “Hot Rockin” и загадочную “Desert Plaints”, не смотря на то, что множество критиков и фанатов смутило это направление. “Point Of Entry” до сих пор остается одним из их самых успешных альбомов. Вновь концептуальные видео привлекли к ним внимание – и эти ролики частенько крутят по “MTV” – а ужимки Halford’а стали еще более возмутительными. В ролике “Hot Rockin” члены группы поджигали свои инструменты, а Halford свои сапоги и микрофон.

С “Screaming For Vengeance”, своим пробивным альбомом 1982 года, Judas Priest сделали быстрый разворот для того, чтобы насытить своих фэнов. С легкостью ставший, на тот момент, их самым тяжелым альбомом – и несущий на своей обложке зловещего, похожего на орла Hellion’a. “Screaming For Vengeance” был напичкан энергичными, металлическими заявлениями – такими, как скоростная “Riding On The Wind” и суровая, агрессивная дорожка “Screaming For Vengeance”. Оруэлловская научно-фантастическая тема “Electric Eye” – возможно их самое значительное достижение, на которой Halford поет четырьмя разными голосами, а Tipton завывает энергичным соло. Песня продемонстрировала насколько блестяще Judas Priest могут сочетать свою лирику с музыкой, а также вещь была притягательна тем, насколько мастерски Tom Allom создавал их грандиозный саунд.

Самое важное, что на альбоме имелась “You’ve Got Another Thing Coming”, металлический гимн 80-х. Мелодия, которая привлекла байкеров, но была доступна для массовой аудитории. “Я считаю, что это была единственная песня во всем нашем каталоге, наверно, ответственная за увлечение многих подростков Heavy Metal’ом.” – говорит K.K. Downing. Сопровождающаяся мрачно-юморным видео, в котором у звукоинженера взрывалась голова из-за повышенной громкости группы. Песня поднялась на 66 место в американских чартов синглов и помогла протолкнуть альбом в “Top 20”, в течение следующего года, сделав его дважды платиновым. В поддержку этого неудержимого успеха, Judas Priest почти на год отправились в дорогу вместе с трехъярусной сценой, множеством лазеров и дыма. Группа нацепила на себя еще больше кожи и заклепок, особенно Rob Halford, который в 80-е все больше заковывал себя в броню (позднее народ будет говорить Halford’у, что они слышали его грохот еще до его появления на сцене). Его сценическая персона начала пополняться садо-мазохистскими атрибутами на пару с его интенсивным образом байкера. Он очень скромно играл эту роль, ловко лавируя между мальчишеством и серьезностью. А его короткие белокурые волосы резко контрастировали со стандартной. Металлической гривой. Вся группа выдавала сильное сценическое действо, вынуждающее фанатов просить продолжения.

“Священник” прибыл. Концерт в Мемфисе на их последнем американском турне – наполненный кричащими, впавшими в экстаз фанатами – был заснят на видео для “MTV”, которое неоднократно транслировало шоу (шоу так же вышло в формате домашнего видео). Группа даже привлекла внимание успешного менеджера Bill’a Curbishley, курировавшего таких артистов, как “The Who” и Pobert Plant. Когда “The Who” решили покинуть рок мир, у Bill’a Curbishley была энергия для того, чтобы заняться другой группой, и он остановил свой выбор на Judas Priest. “До этого у нас были другие менеджеры,” – утверждает K.K. Downing. “Но Bill стал нашим первым, настоящим менеджером.” И у него были большие планы.

Турне “Screaming For Vengeance” также оставило неизгладимое впечатление у молодого Scott’a Travis’a, нынешнего новобранца. Несмотря на то, что барабанами заведовал Dave Holland, Scott Travis считал свою кандидатуру более подходящей для Judas Priest. Так, после одного шоу, он решил встретиться с группой. “У меня было несколько фотографий моей ударной установки,” – объясняет он. “Я пришел не для того, чтобы просто пожать им руку. Я хотел играть в этой чертовой группе. Я пролез в бар их отеля и, конечно же, Glenn сидел в этом баре. Я подошел и сказал: “Эй, старик, можно ли мне взять автограф?” для того, чтобы растопить лед, и я достал несколько фоток. А он сказал: “Милая кухня.” Так или иначе, все это было нелепо – теперь я понимаю – но тогда это демонстрировало мою настойчивость и преданность, что ничто не могло удержать меня. Должно быть я спросил: “Как тебе играется с Dave’ом Holland’ом?” А он в ответ: “Мне очень нравится играть с ним.” Так что дальше я не полез и, в конце концов, ушел. Но мне хотелось произвести впечатление на группу.”

Вслед за своими растянутыми американскими гастролями, Judas Priest взяли передышку, но умудрились влезть в программу американского фестиваля 1983 года перед аудиторией в 300 000 человек. Группа была забавно вставлена в программу между “Crosby, Stills & Nash” Brian’ом Adams’ом. “Американский фестиваль был удивительным, потому что мы только-только прилетели, а там было просто огромное людское море,” – вспоминает Tipton. “Для нас это было несколько странно. Мы уже довольно долго не играли, и просто вышли и отбарабанили, и это было для нас настолько неожиданно.”

Заряженная, своим растущим успехом, группа вернулась в студию на острове Ибица, Испания, где они записали свой платиновый прорыв и появились в январе 1984 года с блестящим альбомом “Defenders Of The Faith”, неся на своей обложке зловещее создание по имени “Metallian”. “Defenders Of The Faith” охватывал гамму стилей, от Speed Metal’ической ярости “Freewheel Burning”, до научно-фантастического эпика в духе “Вестсайдской истории” “The Sentinel”, c угрюмой электрической балладой “Night Comes Down”. Беспокойные соло Tipton’а и DowningВажный момент, в ранней карьере группы, имел место в 1975 году, когда они выступили на престижном фестивале в Рэдинге. На концерте они исполнили так никогда и не выпущенную вещь “Mother Sun”. Огромная толпа дала им великолепную возможность проявить себя, даже не смотря на то, что они выступали в одной программе с такими несовместимыми артистами, как Joan Armatrading. Позднее, в том же году, Judas Priest вернулись в студию, на этот раз с барабанщиком Alan’ом Moore’ом, и вновь появились со своим первым, унифицированным, классическим альбомом “Sad Wings Of Destiny”. Открывающий трэк, “Victim Of Changes”, который был написан в соавторстве с бывшим фронтменом Alan’ом Atkins’ом, считается некоторым воплощением истории самой группы. На этой мелодии есть нервирующие вопли Halford’а, зверские рифы Tipton’a и K.K. Downing’a и суровая лирика, задающая тон для развития стиля Judas Priest. Пластинка демонстрирует широкий диапазон территории, начиная с угрожающих песен “The Ripper” и “Genocide”, и до неоклассического инструментала “Prelude”, с неожиданным пианино, и вокальной балладой “Epitaph”. Как и на их дебютнике, “Rocka Rolla”, Ian Hill доказал, что является талантливым басистом, чье мелодичное исполнение усилило музыку.’a становились все сильнее с каждой пластинкой, и во времена “Defenders Of The Faith” особенно. Пылкий обмен соляками в “The Sentinel”, представлял их творческую вершину. На альбоме также присутствовала тема “Eat Me Alive”, похотливая, сексуальная песня, которая стала скандальной в связи с вмешательством организации “PMRC”, группы, стоящей на страже музыкальной индустризднее, в том же году, Judas Priest вернулись в студию, на этот раз с барабанщиком Alan’ом Moore’ом, и вновь появились со своим первым, унифицированным, классическим альбомом “Sad Wings Of Destiny”. Открывающий трэк, “Victim Of Changes”, который был написан в соавторстве с бывшим фронтменом Alan’ом Atkins’ом, считается некоторым воплощением истории самой группы. На этой мелодии есть нервирующие вопли Halford’а, зверские рифы Tipton’a и K.K. Downing’a и суровая лирика, задающая тон для развития стиля Judas Priest. Пластинка демонстрирует широкий диапазон территории, начиная с угрожающих песен “The Ripper” и “Genocide”, и до неоклассического инструментала “Prelude”, с неожиданным пианино, и вокальной балладой “Epitaph”. Как и на их дебютнике, “Rocka Rolla”, Ian Hill доказал, что является талантливым басистом, чье мелодичное исполнение усилило музыку.и и возглавляемой Tipper Gore. Judas Priest предпочли не исполнять эту мелодию в турне.

Шоу “Defenders Of The Faith” впечатляло. На нем была представлена массивная стальная версия “Metallian’a”, дополненная когтистой рукой, которая могла подниматься и опускаться. Каждый вечер Rob Halford вылезал изо рта твари со столбом дыма. Световое шоу было театрализованным, выступление внушало трепет, а энергия и энтузиазм Judas Priest были заразительны. Фанаты буквально сходили с ума, стараясь переорать группу. Крики “Priest! Priest! Priest!” стали односложной металлической манерой, которая запоминалась на годы. Теперь Judas Priest были истинными рок богами. Многие европейские и американские группы подражали их имиджу кожи и заклепок, музыкальному подходу. В том числе многие команды, которые брали названия их классических песен в качестве названий своих групп. Это было также началом эры грандиозных шоу, которые многие металлические группы представляли все 80-е годы.

Молодой человек по имени Tim Owens был поражен группой, когда он увидел их во время турне “Defenders Of The Faith”. “Это было потрясающе,” – с восторгом говорит он. “С самого начала появления “Metallian’a” на сцене, выхода парней и самого Rob’a, выходящего изо рта чудовища, это было просто удивительное шоу. Я никогда больше не испытывал ничего подобного. И это был мой самый первый концерт вообще, от которого у меня просто снесло крышу.” Знал ли он достаточно об этом шоу и о группе. Которая сыграет в его будущем.

“Defenders Of The Faith” продавался не настолько хорошо как его предшественник. Он взломал “TOP 20” и быстро стал золотым, в конце концов, достигнув платинового статуса, но это вовсе не был глобальной мейнстримовый прорыв на который рассчитывала группа и их лейбл. Тем не менее, группа оставила свой след, украшая обложки журналов “Hit Parader”, “Circus”, “Kerrang!”, “Guitar” и многих других изданий. Их гитаристы, в конечном итоге, попали на страницы журнала “Sports Illustrated”, когда их опознали на гольфовой лужайке. Однажды вечером, Halford стал гостем “MTV”, на рынке появился ряд книг, в том числе, различные фото альбомы и биография группы журналиста Steve Gett’a, озаглавленная “Heavy Duty”.

1985 год был более спокойным годом для группы, которая захотела оправиться от интенсивного внимания и успеха. Они выступили на “Live Aid”, огромном фестивале-бенефисе при участии многих звезд, который транслировался по всему миру. А Halford принял участие в коллективном проекте Ronni James’a Dio “Hear’N’Aid” при участии всех звезд Heavy Metal’а, чей сингл и альбом “Stars” был выпущен в помощь голодающим.

В этом году, Judas Priest начали собирать материал для своего следующего альбома “Turbo”, первого Heavy Metal’ического альбома, записанного цифровым методом и диска, который послужил причиной скандала среди их поклонников из-за использования гитарных синтезаторов. Это было впервые для крупной металлической группы. Такие жизнерадостные, коммерческие песни, как “Private Property”, “Wild Nights, Hot And Crazy Days” и футуристическая “Turbo Lover” представляли из себя достаточно новое направление для группы. Как пошутили в одном из интервью, они загнали самих себя в депрессию своими мрачными песнями. В то время, Judas Priest обсуждали идею создания “Turbo” в формате двойного альбома для того, чтобы отпраздновать свой десятый студийный релиз и выразить уважение металлической музыке. В конце концов, они записали 18 треков, но по всей видимости их лейблу не понравилась эта идея, хотя Tipton и Downing утверждают, что они просто передумали.

“Я считаю, что во время творческого процесса мы всегда рассчитывали на свою плодовитость идеями, и это всегда позволяет группе записать двойной альбом,” – говорит K.K. Downing. “Нам понравилась идея, но простая состыковка имеющихся в избытке самых сильных идей, как в случае с “Turbo”, казалось, в конечном итоге, более крутой задумкой.” Печально, но многие песни так и не были реализованы – “All Fired Up, “Under The Gun”, “Fight For You Love”, “Red, White & Blue” и “Prisoner Of Your Eyes” среди прочих. (Возможно, что еще один трэк из тех сессий, “Heart Of A Lion”, через 2 года был записан группой “Racer X”, в которой тогда играл барабанщик Scott Travis, для их второго альбома “Second Heat”. Фронтмен “Racer X” Jeff Martin дружил с Rob’ом Halford’ом, и через него группе удалось получить разрешение на запись песни)

Во время создания “Turbo”, Judas Priest испытали на себе влияние PMRC. “Я помню как микшировался альбом, и каждый вечер на телевиденье они печатали лирику таких песен Judas Priest, как “Eat Me Alive”.” – объясняет K.K. Downing. “Потом. Они возвращались к прослушиванию PMRC. Мы серьезно боролись с PMRC, отсюда родилась песня “Parental Guidance”. Я надеюсь, что они все обломались, когда “Turbo” увидел свет, потому что я уверен, что они ждали таких песен, в которые они бы могли вцепиться и утилизировать. Будучи истинными защитниками веры, я считаю, что выпустив альбом “Turbo” мы повернули металлическую музыку в хорошую сторону, так как, по моему мнению, они были готовы достать Judas Priest. А если у них получилось бы достать Judas Priest, то значит они достали бы и металл в целом. Очевидно, что в 1990 году, они пытались сделать это, только уже через суд.”

Те будущие юридические проблемы начали зарождаться еще в середине 80-х, когда в прессе появилось сообщение о том, что два фанатичных поклонника Judas Priest, по всей видимости, под влиянием таких ранних альбомов, как “Stained Class”, решили покончить жизнь самоубийством. Один из двоих подростков успешно застрелился, в то время как другой серьезно изуродовал себе лицо, через 3 года скончавшись от передозировки метадона. Изначально, родители подростков захотели засудить группу, указывая на то, что лирика послужила катализатором для подростков – их сыновей, но с тех пор как эти обвинения попали под защиту первой поправки к конституции, они, в конце концов, стали утверждать, что обратные, подсознательные послания на песне “Better By You, Better Than Me” (смешно, что это оказалась единственная вещь с альбома “Stained Class”, сочиненная не Judas Priest) загипнотизировали их, побудив совершить самоубийство. Тогда, народ решил, что это такая шутка, но группе было не до шуток.

Альбом “Turbo”, который вышел весной 1986 года, продавался также как “Defenders Of The Faith”. Пластинка стала золотой вскоре после своего выхода и, в конце концов, добралась до платины, но турне – представленное на двойном альбоме и видео “Priest… Live!”, вышедшее через год – было еще более успешным. “Когда мы выпустили “Turbo”, Judas Priest стали такой успешной, концертной группой, но это не обязательно отражалось на продажах альбомов, по сравнению с другими группами, будь то “AC\DC”, “Def Leppard” или “Quiet Riot”.” – отмечает K.K. Downing. “Наверно, я смог бы назвать 20 или 30 других групп, которые продавали более 5 миллионов дисков только в одних Штатах. В случае Judas Priest, если народ приходил на наши концерты и видел нас в живую, они должны были считать, что эта группа обязана продавать миллионы и миллионы пластинок! Но у нас были такие фанатичные поклонники, которые приезжали из далека на каждый концерт, и ведь они приезжали ни на один концерт.” И такое до сих пор происходит.

Не смотря на полемику среди фанатов по поводу отхода в попсу, на “Turbo” имелись убойные гитарные соло (особенно на “Reckless”, одной из их величайших песен). И в возросшей зрительской аудитории Judas Priest, тенденции стало гораздо больше, чем во время предыдущих туров. Лукавая лирика и видео клипы к таким занимательным песням, как “Turbo Lover” и “Locked In” продемонстрировало, что группа может открыто смеяться над собой. (в ретроспективе, видео к “Locked In”, где соратники по группе спасают Halford’а от стаи сексуальных женщин, скорее иронично) Группа носила скорее весело-яркие кожаные прикиды, а Rob Halford даже вновь отрастил свои волосы. помимо всего прочего, на их сценическом шоу присутствовал гигантский робот с двумя руками, которые могли поднимать членов группы в воздух. Шоу Judas Priest было не просто еще одним концертом – оно было устрашающим, выдающимся спектаклем.

По мере нарастания популярности группы, и роста их концертного продукта в 80-х, в дело вступил неизбежный фактор “Spinal Tap”. Во время гастролей “Defenders Of The Faith”, группа выступала в известном зале “Madison Sguare Garden”. Во время высшей точки этого аншлагового концерта, обезумевшие фанаты в партере разрывали пенопластовые сиденья и начали швырять из на сцену. Glenn Tipton отмечает, что пока не началось это безумие, группа не теряла самообладания: “Просто так все сложилось. Мы не в силах были помешать этому. Словно снежная буря из кресел.” Тогда Rob Halford окрестил их первым Heavy Metal’ическим трамплинным актом в мире. “Это было одно из наших самых запоминающихся выступлений.” – вспоминает K.K. Downing. “Мы не знаем, почему фанаты сделали это. Просто, наверное, они впали в полнейший экстаз и отлично проводили время.” Ian Hill добавляет: “В их поведении не было никакой злобы. Все это было лишь хорошее развлечение.”

И к тому же дорогостоящее. K.K. Downing оценивает, что их страховая компания субсидировала более полумиллиона долларов для того, чтобы компенсировать погром в “Garden’e”. И в дальнейшем, им запретили играть там, хотя не ясно, вызывает ли их выступление сейчас такое же действие. Достаточно забавно, что через несколько недель, Tipton и Downing вернулись в этот зал, чтобы посмотреть теннисный матч, пытаясь, с осторожностью, избегать объективов фотографов, которые также присутствовали на их печально известном выступлении. На выходе из зала, тайный дуэт был пойман одним из менеджеров концертной площадки. K.K. Downing вспоминает со смехом: “Он подошел и сказал: “Я просто хотел поблагодарить вас, ребята, нам позарез было нужно несколько новых сидений.””

Еще одно благоприятное стадионное событие произошло в “Tacoma Dome”, близ Сиэтла, на котором собралось почти 30 000 человек. “Да, это было странно,” – говорит K.K. Downing. “Все кидали свои штиблеты на сцену, и мы просто не могли передвигаться. Там были лифчики, трусики и три живых змеи – той ночью, что только не кидали на сцену.” Обувь устилала всю сцену на фут глубиной, но металлических кавалеристов нельзя было удержать, а они едва переставляли ноги.

На гастролях “Turbo”, под сценой находился ящик для барабанщика, его обнаружил корреспондент журнала “Kerrang!”, о чем он с гордостью сообщил прессе. “Это была смешная история,” – рассказывает Glenn Tipton. “Мы использовали триггеры, установленные на барабанах, никто в мире не смог бы справиться с этой новой ударной установкой. Это была одна из оригинальных примочек фирмы “EMU”. Первые три недели с нами на гастроли ездил парень, который нянчился с нами и показывал дорожникам как использовать всю эту технику. И кто-то нашел ему место под сценой. Он был барабанщиком, так что мы говорили: “Dave Holland не играет на барабанах.””– рассказывает Glenn Tipton со смехом. “Он был будущей звездой, и я не думаю, что однажды, он решил сам дать интервью, сейчас, я уже и не помню его имени.”

Вслед за “Turbo”, Judas Priest вновь взяли год на отдых. В 1987 году они выпустили альбом и видео “Priest… Live!”, концертный сборник своих песен 80-х годов, который имел равнодушный прием и стал их первым полноформатным релизом, не достигшим золота со времен “British Steel”. Пересматривая свою позицию, Judas Priest вернулись к черной коже и заклепкам, и на следующий год выдали альбом “Ram It Down”, возвращение к их более агрессивным пристрастиям, доказав это Speed Metal’ической атакой многих песен. Некоторые из неиспользованных дорожек “Turbo” были отредактированы, в том числе “Ram It Down” и “Monsters Of Rock”, с добавлением более свежего материала, включая великолепную неожиданную версию Chuck’a Berry “Johnny B. Goode”, первоначально вышедшею в начале года на саундтрэке одноименного фильма.

Конечно, “Johnny B. Goode” не была первым знакомством Judas Priest с кинематографом. Песня “Reckless” серьезно рассматривалась в качестве саундтрэка к фильму “Top Gun”. “Они были очень заинтересованы в использовании песни, но хотели включить ее в фильм, убрав с альбома.” – вспоминает K.K. Downing. “Наверное они хотели купить у нас права на эту песню. Мы ничего с этого не поимели бы, только бы посмотрели бы фильм и обнаружили в нем песню. В ретроспективе, наверно это была большая ошибка в карьере группы, потому что саундтрек разошелся тиражом более 5 миллионов экземпляров. Если честно, когда они сказали, что в фильме играет Том Круз, мы и понятия не имели кто, черт побери, он такой.”

Так, когда с ними связались с просьбой сыграть “Johnny B. Goode”, не смотря на незнание личности Энтони Майкла Холла, группа решила справиться с задачей. “Мы решили взяться за это дело, будь что будет. Не нужно говорить, что это был вовсе не “Top Gun”. Казалось, что уже ничто не раскрутит эту группу.” – смеется он. “Будь это судебные разборки, PMRC, обломы с кинофильмами, похоже, что мы всегда двигаемся против течения. Вероятно, это не плохо, мы все время голодные.”

Из всех альбомов Judas Priest 80-х, “Ram It Down” выделяется как самая слабая работа, несмотря на их попытку передать дух ранних альбомов. Диск может гордиться несколькими яркими моментами – воодушевленная фильмом “Terminator”, песня “Blood Red Skies”, быстрая и неистовая “Hard As Iron”. Нельзя не упомянуть разгоняющее кровь уважение к своему смыслу жизни – “Heavy Metal”. Но все почему-то начало становиться несколько предсказуемым, что было необычно для Judas Priest. В то время, как Glenn Tipton и K.K. Downing постоянно выделяли свои гитарные партии, подвижной басс Ian’а Hill’а начал тонуть в миксе. Лирика Rob’а Halford’а к таким песням, как “I’m A Rocker” и “Love Zone” была скорее пустой, а стиль ударных Dave’a Holland’a не годился к более быстрым номерам.

Один малоизвестный факт того времени – в конце 1987 года, Judas Priest вошли в студию для того, чтобы записаться с производственной командой в лице Stock’a, Aitken’a и Waterman’a, известных своей работой с группой “Bonana Rama”. В результате этого союза родилось три песни – “I Will Return”, “You Keep Giving Me The Runaround” и ковер версия “The Stylistics” – “You Are Everything”. И они получили бурную реакцию от металлической прессы за то, что осмелились пойти на такой эксперимент. (Хотел бы я знать, как бы они прореагировали на соло Glenn’а Tipton’а на пластинке “Samantha’ы Fox”?) Когда теперь был задан вопрос о той сессии, K.K. Downing вежливо сослался на провал в памяти, хотя в интервью 1988 года с Rob’ом Halford’ом для журнала “Kerrang!”, сразу перед выходом альбома “Ram It Down”, он признался, что такие сессии были. “Это было очень давно, правда.” – утверждает K.K. Downing. “Ходили какие-то разговоры о том, чтобы заставить нас сделать массивный поп успех, но мы были достаточно умны, чтобы понять, что любой контакт с этими парнями похоронит группу. Вот что мы думаем.” Однако это показывает насколько же изменчива эта группа. Сегодня, у таких групп, как “Metallica” и “Pantera” нет достаточно мужества для того, чтобы попробовать нечто подобное. Но сейчас, Judas Priest хотели вновь утвердиться в глазах своих фэнов, что они стойко преданы своим классическим, металлическим корням, так что не удивительно, что треки тех сессий исчезли.

Турне “Ram It Down” было значительным для первого английского турне Judas Priest за четыре года (как сообщалось, оно затмевало таких рок светил как Robert Plant). Металлические пионеры продолжали играть на стадионах, но продажи билетов и интерес к группе начал падать, даже не смотря на то, что последняя пластинка еще раз стала золотой. Изменения пришли в лице нового поколения металлических групп, набирающих энергетику и претендующих на статус металлического бога Judas Priest. Тогда как Thrash Metal – музыкальное племя, появившееся не без помощи Judas Priest – начал завоевывать более широкие слои слушателей.

K.K. Downing сравнивает эту ситуацию с их гастролями 1979 года. “Когда мы гастролировали с “Kiss”, думаю, что это скорее вредило им. Когда они медленно выходили из моды, а то, что делали мы – становилось все более актуальным. Мы были более осязаемы, более достижимы, выходцами с улицы. Если хотите, поверите вы в это или нет, в джинсе и коже, в противоположность недосягаемым супер героям. У нас были настоящие лица и настоящие имена.” И во время турне “Painkiller’a”. “Время снова изменялось, потому что тогда у тебя были такие группы, как “Pantera”, “Anthrax” и “Sepultura”, и металл становился еще более уличным. Ты мог смотреть на “Kiss”, Judas Priest и “Panter’y”, и видел, что все становится более простым. Некоторые группы просто начали боятся быть претенциозными.”

Группа нуждалась в новом вливании, новом направлении, новом угле зрения. Неожиданные перемены произошли, когда старый барабанщик Dave Holland решил уйти из группы из-за болезни в семье. “Не думаю, что кто-нибудь станет критиковать Dave’a Holland’a, но пришло время двигаться дальше, время смены двигателя, правда.” – говорит Glenn Tipton. “А Judas Priest всегда были известны как люди, способные справляться с двойными ударами. Это давало возможность сочинять более скоростные номера, лучше отвечающие духу Judas Priest. С Dave’ом Holland’ом, мы сочиняли песни в рамках его способностей. И опять же, неуважение здесь ни причем, потому что мы записывали с ним хорошие альбомы.”

В конце концов, Scott Travis узнал через своего соратника по группе Martin’a о том, что Judas Priest нужен ударник. Об этом же он узнал еще через одного общего друга, барабанщик добыл адрес группы и послал им в качестве рекомендаций несколько альбомов “Racer X”. После того, как им понравилось услышанное, группа занесла Scott’a Travis’a в короткий список барабанщиков, и затем, он вылетел в Испанию на прослушивание. “Это было очень интересно по причине их места обитания.” – вспоминает он. “В то время, они жили в Испании, и, по всей видимости, они взяли в аренду еще один пустующий дом, в котором до этого был сахарный завод.”

Поворотный молотобоец испытал на себе приличный культурный шок, когда он попал из комфортного ландшафта Южной Калифорнии в Южную Испанию, с более скромным стилем жизни для того, чтобы пройти прослушивание у группы. “Его не развеселил тот факт, что в этом уголке Испании нет телефонов или связи 9-11.” – говорит Glenn Tipton. “Но все остальное было великолепно.” На своем прослушивании Scott Travis исполнил три старые песни, потом его попросили придумать несколько идей для их нового материала на основе того грубого демо, которое они передали ему. Скоро, Travis сыгрался с группой. K.K. Downing почувствовал, что теперь у него получилось бы наработать несколько серьезных кусков в соответствии с интенсивной ритмической удалью Scott’a Travis’a и работой его двойного баса. “Введение Scott’a в состав группы стало новой жизнью, правда.”

Свирепый и великолепный “Painkiller” стал для Judas Priest энергичным возвращением в форму, и был записан сразу перед печально известным судебным процессом подсознательных посланий, состоявшимся летом 1990 года. На самом деле, напряжение возрастало из-за ситуации. подогретой их творческим огнем. И впервые за 11 лет, группа решила попробовать работать с новым продюсером, Chris’ом Tsangarides’ом, их инженером времен “Sad Wings Of Destiny”. “Painkiller” также стал их первым альбомом, получившим давно запоздалую номинацию на “Grammy”. “Мы вцепились зубами в этот альбом и ничто бы нас не удержало.” – говорит K.K. Downing. ““Painkiller”, “All Guns Blazing”, “Leather Rebel”, “A Touch Of Evil” – все в этом альбоме говорило “мы должны одержать победу”.” Снова, они готовились к битве. “Мы знали о том, что судебный процесс просто неизбежен. Пока мы работали в студии, в газетах постоянно мусолилась эта тема, и мы уже не думали, что это шутка, чтобы относиться, ко всему этому, очень серьезно. Когда нас пригласили дать показания под присягой, мы знали, что это случится.”

Рено. Проходивший в Неваде судебный процесс также пролил свет на малоизвестный факт в отношении группы – что они отчисляли деньги на благотворительность. Возможно, это никогда бы не всплыло в суде, но группа упомянула об этом в 1990 оду в интервью журналу “Metal Hammer”. K.K. Downing объясняет, что они частенько посещали серьезно или смертельно больных фанатов, которые хотели встретиться с группой. “Был один парень, который попал в серьезную аварию, и они привезли его на один из концертов на одной из тех систем жизнеобеспечения, подключенной к аппарату дыхания.” В другой раз, группа посетила смертельно больных детей в палате Джона Хопкинса, в штате Цинциннати. K.K. Downing считал подобные вещи “просто неотъемлемой частью работы, правда.” Менеджер группы, Bill Curbishley, также получил известность в музыкальной индустрии за деятельность по организации крупных фондов через свою компанию “Trinifold Management”. “Вот почему стоит иронично относится к тем людям, которые дают Judas Priest черную метку.” – утверждает K.K. Downing, когда вновь идет речь о недостатке их претенциозности. “Мы никогда не сочиняем и никогда не храним каталог наших поступков.” Будь то визиты, предметы аукциона. Или денежные пожертвования.

На похожей ноте для того, чтобы избежать каких бы то ни было разговоров о эксплуатации судебного процесса (в качестве рекламного трюка для группы) группа отложила выход альбома “Painkiller” до полного разрешения этих проблем. Не нужно говорить, что группа была победоносной, но безумие СМИ, по поводу тех событий, было достаточно напряженным, и к несчастью, группе пришлось неделями выслушивать абсурдные, бессмысленные декламации от редакционных консерваторов. Суд поднял вопросы ответственности людей за свои собственные действия, тему которую документалист David Van Taylor подходяще отразил в своем фильме “Dream Deceivers” (Призрачные Обманщики) хроника которого отобразила сумбурную, сюрреалистичную историю судебного процесса и была показана по каналу “PBS”.

Как только высохла юридическая грязь. Группа, наконец-то, выпустила “Painkiller”, сняв видео к титульной обложке и выступив на “Foundations Forum’e” (где они сыграли песню “Better By You, Better Than Me”, впервые за 10 лет). Потом группа начала еще одно мировое турне, считающимся многими звездным часом в Штатах. Альбом попал в “Top 30” и быстро стал золотым, получив восторженные рецензии. Альбом вновь утвердил Judas Priest как видную металлическую силу, доказывая то, что им до сих пор есть что сказать. Лучшая песня альбома “A Touch Of Evil” была написана в соавторстве с Chris’ом Tsangarides’ом и стала радио рок треком “Top 30” и вторым видео с альбома.

В рамках своего успешного турне “Painkiller” они выступили на фестивале “Rock In Rio 2” в Бразилии перед 200 000 кричащих фанатов. Последняя часть турне была злосчастная – “Operation Rock‘n’Roll”, в гастрольную программу в духе операции “Буря в пустыне” также входили Alice Cooper и “Motorhead” среди прочих. “Когда мы сейчас вспоминаем об этом, наверное, это было последнее не модное турне, прежде чем гастроли вышли из моды.” – утверждает K.K. Downing. “Это была концовка замечательного периода. Я знаю о том, что проводился “OzzFest” и он был успешным, но я говорю о многих гастрольных турах, проходящих летом и все эти туры были успешны. Просто это было началом грандиозного концертного упадка, который, до сих пор, мы испытываем.”

Годом позже, в 1992 году, Judas Priest столкнулись с личным упадком, когда Rob Halford решил уйти и заняться Power Metal’ическим проектом Fight. Сначала, группа была не уверена, станет ли уход Rob’а Halford’а перманентным, и когда Scott’у Travis’у подвернулась возможность поиграть с Fight, пока Judas Priest решали, что им делать – они пошли на это, наверное, оставив дверь открытой для примирения. Но через какое-то время стало очевидно, что Halford – которому пришлось уйти из группы через сообщение по факсу – не вернется. Понятно, что группа была подкошена потерей, и многие преданные поклонники были также опустошены.

Чтобы примирить своих фанатов, в тот период времени, группа выпускает хорошо принятый сборник на двух компакт дисках в комплекте с документальным видео “Metal Works 73-93”. Они начали искать нового певца, когда Glenn Tipton работал над сольным материалом для своего звездного релиза 1997 года “Baptizm Of Fire”. Judas Priest получили более 1 000 пленок от певцов со всего земного шара и урезали список до 15 кандидатов. Tipton утверждает, что как бы талантливы они не были, никто из них, на самом деле, не подошел бы для Judas Priest, было очень не просто заменить Rob’а Halford’а, если почти не возможно. В кадре появился Tim Owens, певец металлической группы “Winters Bane” и гранджевой ковер группы “Seattle”. До “Seattle”, Owens изображал Rob’а Halford’а в трибьют группе Judas Priest “British Steel”.

Конечно, Scott Travis знал о существовании Owens’а. Друзья доставали его просьбами взглянуть на “British Steel”, так как они считали, что Tim Owens станет прекрасным певцом для Judas Priest. “Я реагировал на все это довольно прохладно, потому что все мы слышали истории о сверхъестественных музыкантах, играющих по клубам.” – вспоминает Scott Travis. “Одновременно с этим, у меня была подруга в северной части штата Нью Йорк. И она также знала о Tim’е и видела “British Steel”. Она говорила: “когда ты поедешь в Англию, ты должен взять мою видео пленку с записью “British Steel” и показать ее ребятам”.” Он смотрел на это с двух позиций. “Ему повезло, у меня не было его телефонного номера,” – смеется Owens. “Да я бы и не позвонил ему.”

“Tim даже не знал о том, что Judas Priest посмотрели пленку или то, что у меня есть эта видео кассета, потому что эта видео запись была сделана без ведома группы, ее сделал фанат в другом городе.” – говорит Scott Travis. Когда группа увидела запись, они были поражены, но также исполнены большого скептицизма. Они позвонили Owens’y чтобы убедиться в достоверности этой видео кассеты, и когда Tim признался, что это поет он, в начале 1996 года, они пригласили его в Англию на прослушивание.

“Я вошел, а они сказали: “Иди-ка ты немного поспи, мы сделаем это завтра”.” – вспоминает Tim Owens. “Я посмотрел на них и сказал: “Вы что? С ума сошли! Я что, пролетел такое расстояние для того, чтобы идти спать! Давайте сделаем это немедленно.” Мы сделали “Victim Of Сhanges”. после первой же строчки, Glenn нажал кнопку и сказал: “Все в порядке, Owens, ты принят.” И он начал смеяться, типа продолжай дальше. Я допел песню до конца, он вошел и сказал: “Ты получил работу.” Когда я вернулся домой, мне нельзя было никому говорить, что я принят в группу, кроме своих родителей.” С этого момента, началась работа над альбомом “Jugulator”. Мирно разойдясь с компанией “Sony”, группа организовала свой собственный лейбл “Priest Music Ltd.”, и теперь имеет полный творческий контроль над своей работой, в том числе над теми, кто поганит их музыку.

После семи летнего отсутствия фанаты, до сих пор, жаждут Judas Priest. После последнего американского шоу, K.K. Downing говорит, что группа узнала о существовании трибьют группы, которая играла в соседнем клубе в конце того же вечера. “Я не пошел, но думаю, что Tim заскочил туда и, возможно, Scott. Они сказали, что группа исполняла такие песни, как “Jawbreaker” и “Rock Hard, Ride Free”. И я почти что заревновал, что мы только что отыграли кучу песен на сцене, но не исполняли эти. В следующий раз, когда мы вернемся и будем играть в той же местности, мы полностью поменяем программу выступления. Мы слышим, что кричат и просят у нас фанаты.”

Со своим новым фронтменом, Judas Priest планируют переработать более ранний материал. Недавно группа перезаписала “Rapid Fire” и “Green Manalishi” для японского EP “Bullet Train”. K.K. Downing признался, что группа планирует на будущих шоу исполнить несколько более ранних номеров, в том числе, возможно, “Dreamer Deceiver” и “Jawbreaker”. Также они записали на демо новую аранжировку “Diamonds And Rust”. Для архиво-маньяков, другой материал поступает из закромов Judas Priest. В скором времени должны выйти два импортных коллекционных диска – в Швеции, американский концерт 1980 года, озаглавленный “Concert Classic”, и в Японии, CD под названием “Live And Rare” (дополнение, не имеющее отношения к теме: Бывший певец Alan Atkins, по слухам, собрал команду с Dave’ом Holland’ом для того, чтобы записать свой четвертый сольник “Victim Of Сhanges” 1998 года выпуска, на котором представлены новые версии этой песни и несколько мелодий с “Rocka Rolla”. Плюс ранние не записанные треки Judas Priest, такие как “Holy Is The Man” и “Mind Conception”)

Теперь Judas Priest оживляют классические песни на концерте (и стоит надеяться, что и на альбоме), хочется знать, существует ли ряд нереализованных трэков – расширенная версия “Caviar & Meths” с “Rocka Rolla”, “Mother Sun”, ходят слухи о существовании дополнительных дорожек времен “Screaming For Vengeance”, мелодии с “Turbo”, SAW сессий, и даже несколько демо записей “Jugulator” – всплывут ли они на поверхность? Наверно на Box Set’e?

“Мы со всей строгостью относимся к качеству того, что выпускаем,” – утверждает K.K. Downing. “И я в самом деле не считаю, что нам нужно ковыряться в архивах для того, чтобы достать материал, который мы когда-то хотели выпускать, а сейчас считаем, что эти вещи вполне годятся для выпуска, понимаете? Наверное, такое возможно, если мы соберемся с мыслями и сконцептируем свой талант для того, чтобы этот материал звучал сообразно сегодняшнему дню и веку. Я осмелюсь заявить, что мы все больше заинтересованы и взволнованы новым материалом, который мы продолжаем сочинять. Мы записываем концертный альбом – возможно двойник – в рамках мирового турне “Jugulator”. Потом, мы хотим пойти в студию и вновь записать музыку. Я считаю, что мы можем быть очень и очень сильными и все же записать в ближайшие годы превосходную металлическую музыку.”

Имя, в своих рядах, энергичного Tim’а Owens’а, металлические гиганты окрестили “Ripper’ом”, и в своем перерождении омолаживают сам классический, британский Heavy Metal. В то время, как на “Jugulator’e” Glenn Tipton нес ответственность за всю лирику, то Tim Owens примет участие в написании песен на их следующем альбоме. “Ripper” был автором некоторой лирики для группы “Winters Bane”, так что он знает, что такое писать песни. В лагере Judas Priest никто не сидит на месте. “Мы хотим вновь заявить о том, что мы все еще на сцене и будем на ней еще долго.” – объясняет K.K. Downing. “Мы хотим, чтобы фанаты знали, что мы не забыли о них и не хотим, чтобы они забыли о нас.”

Миссия легко выполнима.

Автор статьи: Bryan Reesman
Журнал GOLDMINE 1998г

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.