( 0 Проголосовали ) 

 

 

Подробности  о новом альбоме Judas Priest - Demolition -  2002г

 

Подробности  о новом альбоме Judas Priest - Demolition -  2001г

 

 
Вновь выезжая на шоссе…

Glenn Tipton и Tim Ripper Owens говорят о возрождении Judas Priest и представлении шоу в дороге, для того чтобы доставить товары людям

Металлические Боги вернулись!

Не смотря на то, что британские металлические легенды Judas Priest отложили свое осеннее турне по Северной Америке совместно с Anthrax из-за атак на всемирный торговый центр в сентябре 2001, им пришлось вернуться на эти берега, для того чтобы доставить товары на своем мировом турне “Demolition”, которое началось 17 января в зале “House Of Blues” в Лас Вегасе. Прошло уже целых три года, с тех пор как американские хэдбенгеры видели группу в действии, и на этот раз, возможно, что у них в загашнике имеется несколько сюрпризов.

Во время эксклюзивного интервью с Judas Priest для “KNAC.COM” фронтмен Ripper Owens и гитарист Glenn Tipton находились в офисе “Atlantic Records” на Манхэттене, корреспондент Bryan Reesman получает сенсационные новости относительно новой концертной программы, обсуждает спорные моменты альбома “Demolition”, и находит дуэт в приподнятом настроении.

Вы выглядите счастливыми и расслабленными.

Glenn Tipton: Мы находимся в хорошей форме. Даем хорошие концерты и к тому же прекрасно себя при этом чувствуем.

Что интересно, потому что СМИ задаются вопросом “Чем они занимались 4 года?”

Tim Ripper Owens: Да, понимаешь, им просто до лампочки, что там творится с людьми. Они хотят только выхода альбома. Они не понимают, что у людей может быть личная жизнь помимо группы. Вот что происходит. Мы подписали новый контракт с “Atlantic”. В тот момент, когда я читаю слухи о себе самом, я пишу свое имя в контракте с “Atlantic”.

Наверно достали все эти слухи о реньюнионе?

Tim Ripper Owens: Сказать по правде, на самом деле слухи прекратились. Когда ты исчезаешь на какое-то время, возникают все эти слухи. Как только ты возвращаешься, СМИ просто повторяют слухи, которые они слышали раньше. По крайней мере, все устаканилось на вэб страничке, потому что я должен сказать тебе, они доходят до некоторых пижонов, старик.

“Потрошитель стал отцом моего любимого дитя!”

Tim Ripper Owens: Это удивительно! “Ripper проходит курс излечения от наркотической зависимости”. Или же, что мы записали альбом, но это оказался говенный альбом, “Atlantic” не захотели его, так что нам пришлось вернуться и перезаписать его.

Что самое смешное ты читал о себе?

Tim Ripper Owens: Что меня видели на всех тусовках байкеров. Что меня видели…

С группой “Pantera”.

Tim Ripper Owens: Самый прикольный слух о том, что я собираюсь петь в Pantera. Я несколько раз встречался с ними – на нашем шоу потом, они играли в моем родном городе, и я ходил на концерт и бухал с ними за кулисами. Это был “OzzFest”. Это было последний раз, когда я виделся с ними, но в результате оказалось, что я стал их певцом. Я подумал: “Хотелось бы мне знать, о чем сейчас думает Phil Anselmo?” Прекрасные ребята, большие поклонники Judas Priest, но читать такое...

Конечно, в последнее время, Judas Priest получают много рекламы другими способами. Я слышал о том, что водка “Absolut” использует обложку альбома “British Steel” в качестве рекламы?

Glenn Tipton: Да.

Вы собираетесь использовать настоящую обложку альбома в рекламных целях или же создать рекламу на основе обложки?

Glenn Tipton: Понятия не имею. Они собираются использовать обложку в какой-то форме или образе.

Вы получите хоть какие-то деньги с этого?

Glenn Tipton: О деньгах речь не идет, но это большая реклама, правда так что это выгодная штука.

Tim Ripper Owens: Нам достается халявная водка. Мы все не пьем, но получаем бесплатную водку. (Обращается к Glenn’у) Ты пьешь! Тебе нравится водка с клюквой.

Glenn Tipton: O, да. (Glenn шаркает своими ногами, претворяясь, что его трясет.)

Ripper (смотрит на него и смеется): Что опять? (Glenn повторяет свое движение.)

Это отмороженный танец Glenn’а.

Tim Ripper Owens: Это было классно.

Glenn Tipton: Это Cossack (танец такой).

Сомневаюсь, что мы увидим что-то похожее на DVD.

Tim Ripper Owens: Наши движения на сцене подверглись хорошей хореографии. Это похоже на “Речной танец”, который Glenn и я проделываем на сцене.

Будут ли включены в предстоящий DVD какие-то закулисные сценки?

Glenn Tipton: O, да, масса.

Tim Ripper Owens: Это главное. Концертные съемки великолепны, но, играя в такой группе, ты никогда не видишь в полной мере того, что творится за кулисами. (Шутит) Я надеюсь, что меня будут часто показывать. Я пытался добиться, чтобы меня как можно больше снимали.

Вы также очень закрытые от внимания публики люди и всегда такими были. Что интересно, пока в передаче “Behind The Music” демонстрировалась закулисная жизнь Priest, возникла масса проблем, которые они не предполагали. Они что, пытались рыться в личных проблемах во время взятия интервью?

Glenn Tipton: Думаю, они пытались, но что касается меня лично, есть темы, которые я не стал бы касаться. Я никогда бы не стал говорить о своей частной жизни, своей семье. Я не стал бы глубоко дискутировать на эти темы. Такой уж я человек. Я действительно не хочу делать этого. Я никогда бы не пошел на противоборство, которое у нас было с Rob Halford’ом или его менеджментом. Не думаю, что это важно, так что, я избегаю такие вещи. Но я буду говорить обо всем остальном, понимаешь.

Tim Ripper Owens: Также как и я. Они захотели приехать в мой родной город и все такое. Мне понадобилось лишь три минуты, для того чтобы понять, что надо выходить из этой ситуации. Я захотел воспользоваться всеми тремя минутами.

Фанаты хотят знать абсолютно все, но существуют какие-то границы.

Tim Ripper Owens: Это DVD показывает нас за кулисами и в автобусе, так что они смогут увидеть, как мы страдаем от смены временных поясов и летим через всю страну.

И от похмелья.

Tim Ripper Owens: Нет, совсем не от похмелья. Мы летели из Австралии в Японию через Гонк Конг в Лондон. Я думаю, что на самом деле похмелье испытывать куда приятнее, потому что мы стояли там, говорили перед камерой, потом, засыпали все как один, потом, вновь просыпались.

Так вы сейчас под действием нарколепсии! Интересно отметить, что в то время когда многие люди считают, что такие классические группы как Judas Priest и Anthrax уже прошли свой коммерческий пик, вы дадите 97 концертов в течение года. Многовато!

Glenn Tipton: Да, это верно.

Tim Ripper Owens: Это твоя работа, не так ли?

Но вы можете себе это позволить.

Tim Ripper Owens: Это так, и есть хорошие залы. Мы отыграем в нескольких залах по меньше лишь потому, что это приятно, по пути куда-то, сыграем для большого числа людей. Это прекрасные концертные площадки. В Америке, мы играем в залах “Roseland”, “Universal Ampitheatre”, “House Of Blues”…

Вы играете в Диснейленде! Это странное сочетание.

Glenn Tipton: Думаю, что это вполне подходит Judas Priest, не правда ли? (насвистывает и напевает) “Когда ты хочешь на звееезззддддууу.”

Tim Ripper Owens: Чем мне не понравилось последнее шоу, это то, что каждый раз, когда я нагибался, хреновые наушники все время сваливались мне на куртку, понимаешь? (смеется) Glenn оделся как Белоснежка. О, минуточку, это была жена водителя автобуса. Она была Белоснежкой.

Я был не в курсе, что это Диснейленд, пока кто-то не упомянул об этом в сети.

Tim Ripper Owens: Знаешь что? Это металлическое место, старик.

Флорида?

Tim Ripper Owens: Это великолепный зал, выдающийся. Я был там на каникулах. Я посетил (HOB). Это был всего лишь джем.

Вы снимали выступление в декабре прошлого года в зале “Brixton Academy” в Англии?

Glenn Tipton: Мы отыграли там 2,5 часа.

Обычно, вы играете где-то 100 - 110 минут.

Tim Ripper Owens: Это было особое каникулярное шоу.

Я слышал о том, что вы играли “Turbo Lover.”

Glenn Tipton: Ты прав! Мы также сыграли “Running Wild.”

Tim Ripper Owens: “Desert Plains.”

Это именно те вещи, которые я ждал! Я помню как в начале гастролей “Jugulator”, я спросил тебя, Glenn Tipton: “Будете ли вы играть ‘Exciter’?” А ты ответил: “Уверен, что мы сыграем эту тему в этом году”. Но вы так и не сыграли!

Tim Ripper Owens: Просто на концерте трудно исполнять все песни. Вот вам главный пример. Мы играли 2,5 часа в зале “Brixton”, однако, так никого и не осчастливили, а играли мы долго. В турне, мы играем по такому графику: шоу, выходной, шоу, выходной. Во время американского турне, мы давали по 4 концерта подряд, один выходной, 5 концертов подряд, выходной, 4 шоу подряд. Тяжело выходить на сцену и делать свое дело. Мы просто валимся с ног. Мы могли бы играть по четыре часа, и не смогли бы все исполнить.

Было приятно, когда на последнем турне вы вновь стали исполнять “Rapid Fire”. Не думаю, что вы когда-то играли эту вещь в живую. Есть еще какие-то вещи, которые вы хотели бы сыграть?

Glenn Tipton: Думаю, было бы здорово вернуться к “Exciter”. Может быть “Dreamer Deceiver”.

Кто-то последний раз просил исполнить эту вещь в “Roseland”. И Ripper завелся, исполняя все это.

Tim Ripper Owens: Это из-за Glenn’а. Ты должен послушать его!

Glenn (смеется): Он знает о моих вокалах.

Tim Ripper Owens: Мне они нравятся, но это просто не возможная задача. Мы все время тасуем и изменяем вещи. Когда у тебя столько пластинок и приходится выбирать из такого большого числа песен, это невозможно. Потому что когда ты что-нибудь выкидываешь, люди говорят: “Вы не сыграли вот ту вещь. А ведь это моя любимая песня”.

Осмелюсь сказать, что я столько много раз слышал “Breaking The Law” и “Living After Midnight”, что я с большей охотой послушал бы другие песни.

Ripper (удивленно): Ты?

Некоторые фанаты просто не видят ничего кроме хитов. За много лет я слышал достаточно одни и те же вещи. Кое-кто из нас хотел бы услышать другие вещи, такие как “Subterfuge” с нового альбома или “Cathedral Spires.”

Glenn Tipton: Согласен. Весь прикол в том, что играя два с половиной часа в “Brixton”, мы понимали, что для нас существует такой огромный потенциал вернуться к таким песням как “Cathedral Spires,” “Exciter,” “Jawbreaker.” На этом турне, мы только прошлись по поверхности, и я думаю, что если мы будем и дальше разучивать новые песни, играя каждый вечер другие вещи, если мы можем позволить себе это, это станет для всех очень хорошим сюрпризом. Они не будут знать, чего им ждать.

Есть ли вечера, когда вы говорите: “Знаешь, сегодня вечером, мне просто не хочется играть “Living After Midnight”.”

Glenn Tipton: Я говорю это каждую ночь, пока мы начинаем.

Tim Ripper Owens: Потом, нам это нравится. Несомненно. Я скажу тебе, что сейчас это важно. Мы хотим себе другую концертную программу, в отличие от программы турне “Meltdown” в 1998 году. Конечно, мы будем играть, по крайней мере, 3 песни с новой пластинки. “Feed On Me”…

Glenn Tipton: “Machine Man”.

Tim Ripper Owens: “Hell Is Home”, “One On One”, “Lost And Found”. Я думаю, что точно будут “One On One” и “Hell Is Home”.

Glenn Tipton: Да, ты говоришь о том, что “Subterfuge” также была бы хорошей песней. Да, я сделал редактированную версию этой темы, которую я послал лейблу.

Эту вещь вы должны выпустить в формате сингла т. к. она очень современна.

Glenn Tipton: Да.

Tim Ripper Owens: Я считаю, что “One On One” также очень выделяется. Надеюсь, что в марте, после этого европейского турне мы вернемся в Америку и сможем сыграть такие темы как “Exciter.” Стоит надеяться, что на этот раз мы сыграем такие песни как “Running Wild” и “Desert Plains.”

Что будет на этой части турне?

Tim Ripper Owens: “Desert Plains” должна быть точно.

Энергичная и короткая “Running Wild”.

Tim Ripper Owens: Публика узнает, часто ли мы будем играть эту тему. Она хорошо пошла в Лондоне. Звучит великолепно. Мы играем там “Heading Out To The Highway” и “United”.

Будет ли на этом турне исполняться “Turbo Lover”?

Glenn Tipton: Посмотрим.

Tim Ripper Owens: Думаю, что она покатит в Америке. Я считаю, что там это будет хорошая песня.

Glenn Tipton: Она хорошо принималась, когда мы исполняли ее в “Brixton”.

Tim Ripper Owens: Сейчас наша цель, приехать сюда снова. Так что, когда мы вернемся, то будем сочетать вещи. Мы не хотим срывать куш за одно турне. Очень хотим, чтобы публика хотела еще больше. Это главное. Тебе не хочется играть 4-х часовой концерт… я сорвал бы голос, не так ли?

Думаю, что ты просто отрубился бы на середине выступления. Чтобы ты не кричал минуту в конце “Victim Of Changes,” я жду, когда ты опрокинешься.

Tim Ripper Owens: Точно.

Что случилось с блестящей курткой, которую ты носил, Ripper? Из чего она сделана?

Glenn Tipton: Она сделана из нового металла, который только что изобрели NASA. Это легкий титановый сплав. Это самый прочный материал, который когда-либо производился.

Tim Ripper Owens: Я не хотел говорить об этом, но помнишь, когда в “Roswell” упал космический корабль, так называемый “погодный зонд”…?

Тогда она была пуленепробиваемая?

Glenn Tipton: Нет, мы не станем говорить об этом, потому что тогда публика начнет стрелять в нас. Это не пуленепробиваемый материал! (смеется).

Tim Ripper Owens: Вот что странно, когда я в этой куртке нахожусь рядом с Glenn’ом, он просто обгорает под конец песни, а растения вокруг меня вырастают до невиданных размеров.

Прошлым летом, вы выступали на больших европейских фестивалях. Должно быть, это было волнующе для тебя, Ripper, потому что это были самые грандиозные выступления в составе Priest.

Tim Ripper Owens: Я испытал несколько… с одной из моих старых групп, я пел перед аудиторией из 62 человек. (Смеется). Это был прекрасный опыт.

Glenn Tipton: Это были превосходные летние шоу. Очень хорошая атмосфера, масса народа.

Tim Ripper Owens: Мы выступали в Греции. Олимпийский стадион. Думаю, там было 15,000 или 16,000 человек. (Шутит). Думаю, что я мог бы расширить аудиторию до 30,000.

Glenn Tipton: Мы дали великолепные шоу в Южной Америке.

Вы выпустили второй сингл с “Demolition”, балладу “Lost And Found.”

Glenn Tipton: Мы только что отсняли к этой песне очень хорошее видео. Мы его еще не видели, но нам сказали, что оно просто отличное. В точности как “самопальный” фильм “Ведьма из Блэр”.

Tim Ripper Owens: Оно хорошее. Это идеальная песня. После “Jugulator’a”, народ захотел услышать больше мелодии, и мы дали им эту мелодию, затолкали им в глотки.

Теперь, они не могут жаловаться!

Tim Ripper Owens: Это очень мелодичная тема.

Как публика прореагировала на “Metal Messiah” (Металлического Мессию)?

Glenn Tipton: Очень хорошо. Понимаешь, всегда есть смешанные чувства… Кто-то сказал мне, что по поводу “Demolition”, двух мнений быть не может. Людям он либо нравится, либо не нравится вовсе. Но люди которым он не нравится, по моему мнению, робко возвращаются и говорят: “Теперь, мне он нравится”. И это удивляет меня. Я могу понять такое отношение к “Jugulator’y”, потому что это был определенно экстремальный альбом, но для меня, Demolition это классический альбом Judas Priest. В нем есть свет и тень. Единственные исключения – может быть “Subterfuge,” может “Metal Messiah” – несколько современны

И “Feed On Me.”

Glenn Tipton: Я считаю, что “Feed On Me” до сих пор вполне отвечает ожиданиям публики от Judas Priest. Остальной альбом – классический Judas Priest, но также очень в духе 2002 года. Это искренний альбом, от сердца. Альбом, который мы не придумывали. Он развивался естественным образом, и я понимаю, что эта работа один из лучших Judas Priest’овских альбомов за долгий срок. Когда ты увидишь, как на концерте мы играем “Hell Is Home”, ты испытаешь трепет. Или “One On One.” Эти вещи уже стали величайшими концертными песнями Judas Priest.

Glenn, у тебя есть несколько песен для твоего первого сольника, которые так никогда и не были выпущены. Возможен ли выпуск второго сольного альбома?

Glenn Tipton: Возможно. Я никогда бы не стал говорить, что собираюсь записать еще один сольный альбом, потому что моей первой любовью и главным приоритетом всегда будут Judas Priest.

Но первый альбом был хорош!

Glenn Tipton: Да. Я записал этот сольник, потому что не знал о том, что мы найдем Ripper’a, когда я только начал работать над ним. Одна из основных причин записи сольника – это возможность поработать с другими людьми, только для разнообразия. (Смеется, похлопывает Ripper’a по плечу). Но нет никаких проблем с этим парнем! Я люблю его!

Tim Ripper Owens: Теперь весь прикол состоит в том, когда же он запишет следующий сольный альбом, я собираюсь попеть на нем на подпевках. Но вы никогда не узнаете его пение. (Смеется).

Glenn, я до сих пор пытаюсь отыскать песню Samantha Fox, на которой ты играл.

Glenn Tipton: O, да.

Ведь она называлась “Дух Америки”?

Glenn Tipton: Да. Конечно, это хорошая песня. Еще одна причина записи сольного альбома, главная причина для меня, это то, что я очень плодовитый, и существует лишь определенное число песен, которые могут исполнять Judas Priest. Остальные не подходят. Так что, это дает тебе еще одну отдушину для этих песен. Эти вещи не будут особо отходить от канонов Judas Priest, такой уж я человек, но это достаточно другие песни. Я просто наслаждался проектом. Это было здорово. Это было несколько необычно. Было освежающе. Моей первой любовью и приоритетом всегда будут Judas Priest.

Однако мне хотелось бы услышать нереализованные дорожки, записанные с John Entwistle’ом и Cozy Powell’ом.

Glenn Tipton: Да хранит Господь душу Cozy. John – фантастический басист, лучше, чем думают люди.

Появится ли здесь японский бонус трек с “Demolition’a”, “What’s My Name,”? Ведь это была первая песня Judas Priest с лирикой Ripper’a.

Glenn Tipton: Она определенно здесь появится. Это хороший трек, понимаешь. Перед записью альбома, у нас было немного времени на подготовку. Мы живем друг от друга в 4,000 милях. Работая вместе, мы начинаем узнавать друг друга как авторов сочинителей. Под конец альбома, мы придумали такие вещи как “What’s My Name,” и Тim насочинял массу лирики. Без сомнения, вы увидите, как Ripper появится и внесет гораздо больший вклад в следующий альбом.

Народ хотел знать, почему он не сочинял для Judas Priest?

Glenn Tipton: Он решил, что здесь уже есть рабочая формула. Это всего лишь наш второй совместный альбом. Он решил, что просто хочет узнать нас, и по мере продвижения альбома, мы узнавали друг друга.

И как ты сам относишься к этому?

Tim Ripper Owens: Не то чтобы они вкатили меня в студию, подперли и сказали: “спой-ка вот это”, а потом, в конце концов, выкатили. Однако в студии я имел право голоса, взять то, что сделал Glenn и наложить себя на это. Так что, я мог бы предлагать идеи и петь в несколько иных регистрах. Это оставалось тем, что сочинил Glenn, но я имел право взять это и сделать по-своему. На этот раз, мне было дадено некоторое пространство.

Glenn Tipton: На этот раз, ты можешь увидеть, как он находит свою дорогу на альбоме, в отличие от “Jugulator’a”, который был одним из наших свирепейших альбомов. На этом альбоме, он нашел свой собственный подход, пошел по своей тропе, он чувствовал себя куда удобней. Я не стал бы говорить о том, что он более уверен в себе, потому что он был уверен в себе с самого начала, но он еще более остепенился. Он удивителен тем, что я слышу уникальные области его голоса, и пока я врубаюсь и извлекаю эти области, он человек который наделен всем этим. Какой тропой он не пошел бы, даже когда он сам сойдет с касательной, это все еще будут Judas Priest. Вот что удивляет меня больше всего.

Вы сочиняете какие-то песни в турне?

Glenn Tipton: Я мог бы делать это на этом турне. Я думал об этом. Такие мысли мне никогда раньше не приходили.

Tim Ripper Owens: Это очень трудно. Просто это такой лихорадочный гастрольный график. Ты настолько выматываешься. Когда у тебя, в конце концов, бывает свободный день, это происходит после турне или после пяти концертов кряду. А ты обычно путешествуешь в автобусе, так что хочется немного поспать. Но мы хотим попробовать. Обычно, на проверке звука, если мы приезжаем туда вовремя, мы обычно пытаемся прогнать несколько старых классических треков, чтобы понять что мы можем сделать с тем, что в конечном итоге войдет в концертную программу.

Это будет насыщенное турне. Чем же сейчас вы можете удивить своих фэнов?

Glenn (с невозмутимым видом): Вот они удивятся, узнав, что я - женщина.

Tim Ripper Owens: А я мужчина.

Glenn Tipton: Мне удавалось скрывать это 30 лет.

Tim Ripper Owens: Я был в гримерках, и был сбит с толку. Он переодевался, а я сказал “Кореш? В чем дело?”

Чего самое смешное стряслось на этом турне?

Tim Ripper Owens: Я тут недавно спрыгнул со сцены, для того чтобы спустится к людям и пожать им руки, а когда я повернулся, сцена была в 2-х футах у меня над головой, и я не смог на нее обратно забраться.

Glenn Tipton: И как только он хотел влезть назад, мы наступили ему на руки.

Ripper, как твои родители относятся к твоей работе?

Tim Ripper Owens: Они поддерживают меня. Это очень приятно.

Странно, что ты вот такой бунтарь рокер, а твои родичи к тебе так снисходительно относятся.

Tim Ripper Owens: Когда я рос, мой папа слушал Alice Cooper и Bachman-Turner Overdrive, так что он слушал клевую музыку. Он все вкалывал на заводе, и сказал мне: “Делай что хочешь. Верь в свое дело, и не отступай. И если у тебя ничего не выйдет, не говори мне”. (Хихикает). А я ответил, “Хорошо, пап, я буду музыкантом”. И я жил музыкой до 26 лет! (смеется)

Glenn Tipton: Кто-то спросил меня: “Лучший совет, который тебе давали?” И я ответил: “Найди работу”.

Что касается 2002 года, чего людям ждать от Judas Priest?

Glenn Tipton: Мы закончим выступать и снова пройдем полный цикл. Меня уже волнует следующий альбом. Мы в движении. Мы хорошо играем, играем лучше, чем когда-либо, если честно. Сейчас, очень позитивная атмосфера, так что мы собираемся воспользоваться преимуществом этого и играть музыку Judas Priest для всех и гнать вперед.

Группа на сцене вот уже 30 лет. Рецепт успеха от Glenn Tipton’a?

Glenn Tipton: Развитие.

Tim Ripper Owens: Виагра.

Glenn Tipton: Точно, Виагра. Ты можешь стать известным героем.

 

Автор статьи: Bryan Reesman

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.