( 0 Проголосовали ) 

 

 

Барабанщик группы Judas Priest - Scott Travis рассказывает о своей карьере - 2001г.

 

photo-Judas-Priest-drummer-Scott-Travis

 

У нас есть первый внештатный журналист Paul Lefkowitz из штата Вирджиния. В прошлом году он встретился со Scott’ом Travis’ом и взял у него для нас интервью. Наслаждайтесь!
Что побудило тебя начать играть на барабанах?

Scott: “Я не знаю, правда, думаю, что я просто увидел ударную установку и подумал про себя: “Эй, старик, похоже, что это классный инструмент, « со всеми хромированными частями и всем остальным. Не знаю, есть ли кого-то ясная, четкая причина, почему они начинают играть на том или ином инструменте. Просто их этот инструмент притягивал”.

Помнишь ли ты свою первую ударную установку?

Scott: “Это была подержанная установка, которую я приобрел на Рождество. Установка без указания фирмы производителя, маленькая “кухня” из четырех голубых, искрящихся барабанов состоявшая из большого тома, напольного тома, бас барабана и малого барабана”.

Расскажи о своих самых ранних влияниях.

Scott: “Очевидно, такие люди как Ringo, потому что он играл в “Beatles”. Такие люди как Ян Пейс из “Deep Purple”, Джон Бонхэм, конечно, Alex Van Halen, Томми Элдридж, Нил Пирт, все стандартные рок иконы которые у всех на слуху”.

Каких современных ударников ты считаешь выдающимися, и каких надо бы пристрелить?

Scott: “Не знаю, стоит ли кого-то пристреливать, но кое-кто из них... да, некоторые из них очень хороши. Как этот пацан (Я говорю “пацан”, потому что не знаю, сколько ему лет), из группы “Blink-182”... Travis Baker. Он кажется очень энергичным, молодым барабанщиком, и он играет с огромной энергией. Думаю, что именно это ты для себя отмечаешь, тех людей, которые играют с настоящей страстью, чем тех, кто просто поднимается на сцену, и каждый вечер выполняет свою рутинную работу, как те люди, которые слишком часто занимаются этим с позиции технаря. Некоторые просто одержимы игрой, как я; кое-кто просто встает, что называется, и играет. Я самоучка, так что я действительно не изучал настоящую историю этого инструмента, и т. д. Я просто поднимаюсь на сцену и играю”.

Я знаком с Travis’ом Baker’ом по той работе, которую он только что проделал в журнале “Modern Drummer”; он представил кое-какой корпоративный материал игры на ударных, и он очень подкован технически. Как ты считаешь, если музыкант настолько предан своему делу, ему действительно не нужно учиться?

Scott: “Я не знаком с этим парнем лично, и не знаю, насколько он этому предан. Я лишь соглашаюсь с тем, что эти парни, демонстрирующие энергичное выступление каждую ночь, наверное, могут не утруждать себя всеми этими занятиями или тренировками игры на ударных”...

Пока мы обсуждаем эту тему, я затрону проблемы, которая порождает массу пересудов в мире барабанщиков: как ты относишься к полемике игры под счетчик? Можно ли оценивать ударника только по его скорости, изяществе или ряде других факторов влияющих на его работу? Создает ли сама скорость ударника?

Scott: “К сожалению, в этой связи, я начинаю относиться к игре на барабанах как к соревнованию. И именно это мне не нравится, когда барабанщики увлечены соревнованием, относятся к игре как к спорту. Такие разговоры как: “кто там самый быстрый” или “кто самый крутой”... не думаю, что стоит говорить об этом. Люди, которые наслаждаются игрой, особенно если тебе нравится музыка, которую ты играешь, всегда находятся на вершине. Вчера, кто-то спросил меня: “Какую песню Judas Priest тебе нравится играть больше всего? Могу поспорить, что ты прешься от скоростных номеров?” и я ответил: “на самом деле, одна из моих любимых песен – это та вещь, которую мы еще не записали, песня, которой мы открываем свое выступление, это вещь “'Metal Gods””. Этот номер очень просто играть на барабанах. И это просто убойная тема, тяжелая мелодия, и мне нравится играть ее. Мне также нравится играть вещь “Painkiller”, и очевидно, в этих двух вещах совершенно разная барабанная работа. Первая вещь ориентированна только на грув, а вторая более технична, много двойных бас бочек. Если отвечать на твой вопрос, я, правда, не знаю. Я не думаю, что это важно. Я думаю, что говорить о подобном дерьме чертовски глупо. Ты просто должен играть и отлично проводить время, пока ты получаешь удовольствие оттого, что хочешь делать. Если тебе приходится играть со скоростью 1000 миль в час, это здорово, а если же ты просто хочешь быть Чарли Утсом, это тоже клево. Кто может осуждать одного парня за то, что он соревнуется с другим парнем, когда какой-то парень еще на чердаке своей матушки играл со скоростью света по сравнению с Чарли Утсом или еще каким-то барабанщиком, который просто держит ритм? Как Фил Рад из AC/DC, кто столько раз гастролировал по миру, по сравнению с этими фанатиками скорости, о которых никто никогда больше не услышит”.

Есть ли у тебя любимый “проход”, который ты постоянно играл в своей карьере?

Scott: “Да, определенно, это вступление к песне “Painkiller”, достаточно не забываемый момент в моей карьере. Песня “Scarified”, из репертуара “Racer X” которую мы играли на альбоме “Second Heat” тоже достаточно, классная маленькая фигура. Я считаю эти песни такими замечательными из-за идеального барабанного вступления. Не нужно разучивать какие-то потрясные ходы, а потом вставлять их в песню, что полностью выпадает из контекста. Оба этих вступления на своих местах в этих песнях. Когда мы играли “Scarified”, люди которые ходили в PIT (Технологический Институт Перкуссии) были поражены Полом Джилбертом, который учился этому в GIT (Гитарный Институт Технологии). Те ударники, которые ходили туда обычно говорили: “да, прежде всего ты должен разучить песню “Scarified”, или они прослушивают ударников на “Scarified”, и т. д.” Так что, эта вещь стала меленьким культом, о котором я постоянно слышу, и я понятия не имею, каким образом это распространилось по всему миру, но именно эта песня и песня “Painkiller” особенно врезались в память”.

Если говорить о любимчиках, есть ли у тебя по настоящему любимые части оборудования (малый барабан и т. д.) которые ты используешь? Не бойся нагло покритиковать все, что ты хочешь.

Scott: “Ничего такого, нет, правда. Я играю на одном и том же аппарате вот уже пару лет, но я никогда не играл на каких-то особых тарелках и т. д. Никаких особых тарелок, вот так; я уже давно играю на тарелках фирмы “Paiste”. У меня не было особого райда, на котором я играл где-то с семи летнего возраста. Нет, у меня действительно нет каких-то особых предпочтений”.

Развивая эту тему, с кем из музыкантов тебе нравится играть больше всего?

Scott: “Наверное, Пол Джилберт мой любимчик. Он как человек особая личность, не только из-за гитары. Пол замечателен тем, что он не только потрясный гитарист, но мы с ним ровесники, и мы выросли, слушая одну и туже музыку. Понимаешь, всякие там “UFO”, “Van Halen”, “Rush”, все эти группы. Он, также как и я, стал бы также разучивать все эти песни. Так что, когда мы собрались в ‘86 или ‘87, мы просто начали джемовать, и он готов разучить что угодно! Не возможно засунуть Пола в какие-то рамки. Ты начинаешь что-то там наигрывать, а он говорит: “Да, думаю, я знаю, как это играется”, и он начинает играть. Он знает всего понемногу, если не всю мелодию. С Полом просто офигенно играть”.

У тебя выдающаяся техника игры на двух бас бочках. Стоит только посмотреть на твою фурнитуру, какие педали ты используешь? Тяжело ли на них играть?

Scott: “Это новые педали модели “Tama Iron Cobra”, и на протяжении многих лет “Iron Cobra” испытали на себе множество изменений. Несколько лет они меняли дизайн, и я думаю, что нынешнему дизайну где-то год или два. У меня есть старые педали “Iron Cobra”, а потом они выпустили новую модель, и мне они до сих пор нравятся. Это замечательные педали. Напряжение на них не слишком сильное; на самом деле, на них наверно легче играть, чем на тех моделях, на которых играют другие ударники. К любой новой педали мне нужно какое-то время чтобы к ней привыкнуть”.

Что тебя привлекает в барабанах? Так, например, форма корпуса, многослойности, и т. д.?

Scott: “Цвет. (Смеется) Действительно, мы получили совершенно новую установку. Это сделанная на заказ установка “Tama Artstar Custom”, и мы только что прорвались с этим американским турне. По большому счету, я просто заглянул в каталог и сказал: “O, что за клевый цвет”. Опять же, меня не интересуют технические характеристики. Я не допытываюсь, сколько слоев в ударной установке, или какова форма корпуса. Если этот инструмент сделала хорошая компания по производству барабанов, такая фирма как “Tama”, и это установка из их профессиональной серии, ты всегда можешь найти хороший набор барабанов. Я не такой придирчивый”.

Какой ты видишь музыку, или, если говорить более конкретно, Heavy Metal метал через 20 лет?

Scott: “Ну, тяжелый рок существовал с конца 60-х, и эти группы до сих пор играют на сцене, такая психоделика, как, например, “Jamiroquai” или “The Black Crowes”. Группы атавизмы 60-х. Техничная музыка иссякла в 80-х вместе с Джейсонами Бейкерами, Марти Фридманами, Полами Джилбиртами, и Тони Макалпайнами и всеми остальными парнями которые могли задрочить гитару до предела. Все эти исполнители по большому счету исчезли, или же они присоединились к другим группам. Marty Friedman играл в “Megadeth”, но теперь он оттуда ушел. Vinne Moore работал с Alice Cooper’ом. Было не похоже, что они стремились попасть на радио, лишь потому, что они были фантастическими музыкантами. Все дело в тех песнях, которые они играли. Есть самые худшие группы в мире (в плане музыки) это, наверное, именно те, кто очень популярен на радио. Так было всегда. Не думаю, что нас ждет какая-то грандиозная революция, или эволюция, от одного стиля к другому. Все в конечном итоге всегда будет сводиться к песням”.

Heavy Metal исчез с наступлением переходного периода. Ню металл принес с собой менее запутанные и более доступные песни, чем это было прежде. Начиная с “Painkiller’a” и до “Slipknot”, видишь ли ты какое-то развитие?

Scott: “Не знаю, можно ли назвать подобное прогрессом. Разве “Slipknot” вовсю крутят по радио, или у них есть огромное количество культовых последователей? Они очень успешны, но если их музыку редко крутили по радио, трудно представить, что и лет через пять они все еще будут играть на сцене. Трудно сказать. У тебя могут быть группы популярные только в течение нескольких месяцев, и потом, у тебя есть такие группы как “Creed”, они популярны своими песнями и содержанием этих песен”.

Давай представим такую ситуацию, тебе не нужно сохранять базу фанатов обеих твоих групп. Ты можешь заново начать карьеры как “Racer X” так и Judas Priest, чтобы ты изменил в такой ситуации?

Scott: “Ничего, честно. Я вполне доволен той музыкой, которую играют “Racer X”. Как я уже говорил, Пол, Брюс (когда он еще был в группе), и я, мы все сделаны из одного куска ткани, если говорить о той музыке, которую мы слушаем. Мы всегда пытаемся писать именно те песни, которые нам хотелось бы услышать в репертуаре группы. Мы уж точно не сидим и не пытаемся сочинить радио хиты. Прежде всего, мы хотели быть рок группой. Judas Priest это Judas Priest. Если говорить о Judas Priest, они выполняют свою роль как Британская Heavy Metal’ическая группа. Они не могут развернуться на 180 градусов и выпустить альбом в стиле джаз-фьюжн. Конечно, такие вещи не годятся для любой группы, поворот на 180 градусов в середине своей карьеры”.

Как ты считаешь, любая Heavy Metal’ическая группа, которая пережила такое же развитие как Judas Priest, также влияет на своих фанатов, как и 20 лет тому назад?

Scott: “Да, очевидно, их фанбаза уже не настолько грандиозна, как это было 20 лет тому назад. Я считаю, что это закономерно для большинства Heavy Metal’ических групп, которые работали на сцене в 80-х. Я имею в виду, надо отдать должное Judas Priest, для них все еще играть на сцене – это удивительный подвиг. Я утверждаю, это так, если бы я не играл в этой группе. У них была длинная карьера, еще до того как я присоединился к ним, и я был счастлив тем, что в 91-ом мне просто повезло присоединиться к ним, и это потрясающе, что группа работает на сцене 30 лет со времен своих самых первых записей и что она до сих пор актуальна”.

Ты играешь в популярном, Heavy Metal’ическом многотонном грузовике и более мелкой рок группе, которая работает по клубам. Какой стиль жизни тебе ближе?

Scott: “Ну, я не стану врать, мне нравится играть в больших залах. Я всегда думаю, как это смешно, когда группы говорят: “O, нам нравится давать небольшие, интимные концерты”. Это чушь собачья. Все хотят максимальной популярности. Мне нравится играть в Judas Priest из-за большой сцены, большой световой установки, и грандиозного звука. Если бы “Racer X” добились бы такой же популярности, это было бы просто замечательно. Но тогда, мне хотелось бы играть в еще больших залах. Я хочу быть рок звездой”.

 

Автор статьи: Paul Lefkowitz

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.