( 0 Проголосовали ) 

 

 

Гитарист Glenn Tipton делится секретами успеха и долголетия группы Judas Priest - 2002г.

 

Гитарист Glenn Tipton делится секретами успеха и долголетия группы Judas Priest - 2002г.

 

Любая окончательная антология металла поставит имя Judas Priest рядом с такими группами как “Black Sabbath” и “Led Zeppelin” уважая качество их каталога и влиятельную природу их карьеры. Антураж Judas Priest всегда состоял, прежде всего, из гитарной работы Glenn’a Tipton’a и K.K. Downing’a, в то время как зубчатые, пронзительные крики Rob’a Halford’a помогли сформировать группу звучание, которой стало как особым, так и несгибаемым последовательно избегая влияния последовательного недомогания поразившего металл в конце 80-х. Даже перспектива смены такого исключительного вокалиста как Rob Halford не смогла бы удержать Judas Priest от конечных поисков замены и продолжения своей карьеры.

Будь вы поклонником Halford’a или Ripper’a, здесь это не должно иметь значения. Важнее всего то, что Judas Priest смотрят на металл с большей прямотой и целеустремленностью, чем любая другая группа все еще играющая сегодня на сцене не взирая на то, кто может, а кто не может петь лирику. Центральной фигурой распространяющегося убеждения Judas Priest в том, что металлическая музыка – это важная форма выражения является Tipton – музыкант, чье мастерство неоспоримо также как и его страсть. Не смотря на то, что он играл с такими рок иконами как John Entwistle и Cozy Powell, Tipton до сих пор утверждает, что музыка всегда должна быть важнее оригинальной личности исполняющей ее.

С начала эры Ripper’a, 6 лет тому назад, Judas Priest удалось выпустить два студийных диска, также как концертный альбом и DVD озаглавленного “Live In London”. Иногда критикам нравится их новый материал, а иногда нет, но реальность состоит в том, что Judas Priest всегда были преданны очаровывающему наследию, фундамент которого они заложили сами во времена альбомов “Rocka Rolla” и “Sad Wings Of Destiny”. Почти 30 лет металлического увечья доказали все это, группа сочетающая долговечность и достоверность такая же редкость как и плохое гитарное соло Tipton’a – вот почему он, также как и его группа, имеют неоспоримый, вечный Hard Rock стандарт.

Когда смотришь DVD, такое ощущение, что вы наслаждаетесь всем этим. Была ли эта запись смонтирована, или по большому счету это ваше стандартное выступление?

Glenn Tipton: “Конечно, как ты понимаешь, камера работает, так что ты должен выглядеть счастливым, я так считаю. Мы предоставили массу отснятого материала, и парень, отвечавший за монтаж видео, просто использовал понравившиеся ему куски”.

Как долго они работали с вами?

Glenn Tipton: “Не очень долго. Мы записали всего одно шоу – вот и все. Большинство групп записало бы 6 шоу и просто выбрало бы лучшие куски. Нам хотелось целиковый концерт. Кроме всего прочего, на гастроли по Японии мы взяли с собой цифровую камеру. Мы просто сделали кое-какие закулисные записи, которые можно было бы смонтировать с концертной съемкой”.

На “Live In London”, саундчек, например, звучит очень впечатляюще – такое звучание было наработано, потому что вы знали, что вас будут снимать, или же это просто рядовая подготовка к шоу?

Glenn Tipton: “Опять же, обычно на саундчек ты не берешь с собой передвижную студию, так что звучание должно быть чистым. Все технические моменты были отработаны заранее. Единственный смонтированный не живой кусок это песня “Lost And Found” потому что днем мы сняли видео клип к этой песни, используя фонограмму. Все остальное, конечно же, было сыграно в живую”.

Что было труднее всего преодолеть при попытке передачи атмосферы живого шоу на DVD формате?

Glenn Tipton: “По большому счету, мы просто полностью положились на продюсера. В прошлом, мы старались все контролировать сами, и ничто не прошло бы без нашего участия, но в этом случае, мы были поглощены гастролями и всем остальным, и нам было бы это не под силу. Я просто положился на парня продюсировавшего это DVD, и он, проделал прекрасную работу”.

Например, когда теперь ты оглядываешься назад и смотришь видео к “Breaking The Law”, что ты об этом думаешь? Как ты считаешь, первые видео клипы Judas Priest прошли испытание временем?

Glenn Tipton: “Я не знаю, правда. Я считаю, что с возрастом ты снисходительней относишься к себе. На самом деле, я никогда не просматриваю старый материал и не слушаю ничего из старых альбомов. Я лишь пытаюсь, сосредоточится на будущем. Когда мы занимались ремастерингом, я потратил уйму времени, прослушивая старый материал – это было замечательно. Даже не смотря на то, что мы играем множество старых песен на сцене, до сих пор есть масса вещей, которые я упустил из виду, почти забыл”.

Получается, что ты даже просто ради прикола не слушаешь материал по типу альбома “Sad Wings Of Destiny”?

Glenn Tipton: “Нет, правда, потому что после того как ты сочинил эти вещи, записал их и 30 лет играл по всему миру... хотя, мне комфортно играть эти песни на сцене. Понимаешь, мне приходится слушать их, но не слишком часто. Просто всегда я был именно тем человеком, которого волновало будущее”.

На DVD есть такой фрагмент, когда после одной из песен, ты поворачиваешься к камере и говоришь, что сейчас ты не должен оплошать. Насколько сильно твоя любовь к музыке была связана с твоей любовью к гитаре, и как это повлияло на твое желание вырваться из окружения?

Glenn Tipton: “Действительно, желание вырваться из окружения, в котором я находился, дало мне решимость заняться чем-то другим в моей жизни. Просто я выбрал музыку. В то время, я не был, одержим музыкой. Какие-то дети теперь начинают играть на гитаре в 4-х-5-ти летнем возрасте, но действительно, до 18-19 лет я не брался за гитару. Я 5 лет работал на заводе, и, положа руку на сердце, я не хотел этого. Правда, это было стечением обстоятельств – простой попыткой как-то изменить свою жизнь. Я понял, что музыка – это мой выбор. Моя мать играла на пианино, а мой брат играл на гитаре, так вот все и получилось”.

Учитывая, твои рабочие корни, ты воспринял успех как должное или же часть тебя всегда оставалась на том заводе?

Glenn Tipton: “Judas Priest никогда не шли легкой дорогой или пользовались благами судьбы, правда. Нам пришлось по настоящему вкалывать и интенсивно гастролировать, чтобы донести до людей свою музыку. Кроме песни “Another Thing Comin’”, мы так глобально и не прорвались на радио. В былые времена, когда диск жокеи ставили в эфир все, что им заблагорассудится, у нас было больше шансов попасть на радио. Однако, большую часть своей карьеры, нам приходилось ловить удачу за хвост”.

Как ты думаешь, сегодня гораздо труднее пробиться на радио, потому что все уже определено заранее?

Glenn Tipton: “Да, конечно, когда я только начал приезжать в Штаты, я радовался тому, что могу сесть в машину, поехать на радио и найти конкретного диск жокея который ставит в эфир только то, что считает нужным. Он мог крутить буквально все, что ему хотелось – “Led Zeppelin”, что угодно – или даже еще более экстремальные группы. Теперь все это, или то, о чем я сказал, корпоративно и все зависит от решения иерархии, что ставить в эфир, а что нет. Такова теперь реальность. Я не слышу личностей на радио станциях, которые крутили бы то, что они считают стоящей музыкой – я не имею в виду что-то старое. Просто я прихожу к выводу, что если группа попала на страницы журнала “Vogue”, они будут ее крутить, а если нет, есть так много групп, которые не заслуженно обошли вниманием”.

Я читал одно интервью, когда в свет вышел альбом “Priest...Live!”, в котором чтобы произвести эффект, ты сказал, что знаешь, когда Judas Priest нужно будет уйти на покой. Ты действительно обдумываешь такую возможность? Или в тот момент ты был чем-то обеспокоен, или у тебя опустились руки?

Glenn Tipton: “Да, такой момент неизбежен. Это как конец вселенной. Где-то должен быть конец, понимаешь. Я узнаю, когда придет это время, и это все, что я могу сказать. Сейчас, я чувствую, что во мне есть энтузиазм, и я наслаждаюсь игрой больше чем когда-либо. Я брошу это дело, если мне это будет в тягость. Я не буду подниматься на сцену, если не буду получать от этого удовольствие т. к. в этом случая я буду обманывать пацанов. Хотя, наверное, я никогда не брошу музыку – конечно, мне хочется записать еще один сольный альбом. Judas Priest всегда будут стоять на первом месте в моей жизни, но когда Judas Priest придет конец, я, наверное, буду продюсировать парочку других групп. Что мне по настоящему нравится – это музыка к фильмам, понимаешь, прикольно, когда у тебя есть обычная киносъемка и обычная песня, но когда ты компонуешь эти две вещи, получается нечто большее. Когда мои дни в Judas Priest закончатся – и я без боли говорю об этом – вся жизнь замедлится, правда. Кто знает? Быть может, я просто брошу заниматься музыкой и пойду рыбачить и т. д.”

Это маловероятно, не так ли? Ведь музыка не куда не денется?

Glenn Tipton: “Мой сын играет на гитаре, и он хорошо в этом деле ориентируется, так что, может быть, я просто начну помогать ему. К тому же, у меня есть домашняя студия. Конечно, думаю, что мне от музыки никуда не деться, хотя никто не может предугадать заранее”.

Ты писал музыку с John’ом Entwistle’ом и был знаком с ним. Как ты переживал его смерть?

Glenn Tipton: “Он играл на альбоме “Baptizm Of Fire”, и он был самым потрясным басистом. К сожалению, Cozy Powell умер примерно 4 года тому назад, и он также сыграл на моем альбоме. Cozy и я были в студии, и я спросил John’а, не хотел бы он записаться на нескольких дорожках в воскресенье. Он сказал: “Да, я приду”. Он был личностью, и ему не было равных в студии. На эту роль подходил только John Entwistle. Он обладал не только неподражаемым стилем, он мог сыграть на любой бас гитаре. У него была просто потрясная коллекция гитар – не только бас гитар. Наверное, у него была одна из лучших коллекций в мире. Он был фанатичным бас гитаристом. Конечно, я записал несколько дорожек с John’ом и Cozy. Возможно, что впереди у меня еще один сольник, потому что для записи сольного альбома у тебя должна быть веская причина. Мой первый сольник был записан, когда я решил, что с Judas Priest покончено, такая была мотивация. Нельзя было, относится к этому как потаканию своего я, когда я просто выхожу и демонстрирую то, на что я способен, вместо этого я делал упор на песни и на тот факт, что в тот момент у нас еще не было певца. Теперь, я искал причину записать еще один сольник т. к. я очень плодовит, и я написал много песен. По большому счету, я записал целый альбом с Cozy, и John также засветился на ряде треков. Думаю, было бы замечательно записать альбом и посвятить его им... просто дать людям возможность услышать то, что они сыграли. Мне просто не хочется, чтобы люди подумали, что я делаю на этом деньги и т. д. Это была трагедия, правда. Когда-нибудь, мне очень захочется сделать это т. к. песни уже готовы, и их только нужно смикшировать. Они оба сыграли там просто потрясно.”

Трудно ли было принять решение об отсрочке американской части гастролей “Demolition” после событий 11 сентября?

Glenn Tipton: “Мы не могли бы сделать это физически. Если говорить о безопасности, то никаких проблем не было. Мы не волновались по поводу того, что можем попасть в зону активности террористов и т. д. Это нас совершенно не трогало. Мы были в городе Мехико, и в тот день должны были лететь в Америку, когда нам позвонил гастрольный менеджер. В конечном итоге, мы зависли там, на 4-5 дней, а аппарат был конфискован. Мы не из разряда тех групп, которые могут позволить себе играть на чужом аппарате. Так, мы просто решили, что было бы не уважительно поехать в турне в поддержку альбома с названием “Разрушение”, да еще и с группой поддержки под названием “Сибирская язва”. Мы почувствовали, что это не уважительно, и в любом случае, мы не смогли бы этого сделать. Так как мы остались без аппарата, мы были вынуждены выкупить его. Сам альбом лишился должной раскрутки. Мы группа, которая гастролирует в поддержку альбома, а когда с момента выхода альбома прошло уже полгода... ну... наверное, они, так или иначе не станут его крутить. В любом случае, мне не приходится на что-то жаловаться – что уж говорить о тех людей, что пострадали в тот трагический день”.

Насколько удачно складываются твои творческие отношения с К.К. Downing’ом? Ведь именно он всегда был рядом с тобой. Насколько особенны эти отношения?

Glenn Tipton: “Думаю, что нам везет в том плане, что гитарные соло переплетаются таким образом, что они усиливают самобытность Judas Priest. Нам не нужно специально работать над этим, это просто одна из необъяснимых вещей. Наши гитарные стили прекрасно сочетаются в группе. Как уже говорилось неоднократно, у Ian’а свой собственный стиль, и Scott также работает с нами вот уже 12 лет. Нам повезло в том, что эта группа обладает своим характером. Тебе приходится, очень бережно относится к этому. К счастью, все это создает звучание Judas Priest, и мы никогда не пытались отойти от этого звучания т. к. понимаем насколько же оно ценно. Это здорово”.

Приятно знать, что даже в начале 90-х, когда все в мейнстримовой прессе дискредитировали металл, Judas Priest продолжали сочинять тяжелую музыку?

Glenn Tipton: “Да, я имею в виду тех людей, которые частенько спрашивают меня, в чем же секрет Judas Priest, и как нам удается идти дальше. Единственное, что я могу сказать по этому поводу, что когда каждый вечер мы поднимаемся на сцену, мы наслаждаемся самими собой. Мы всегда верили в Heavy Metal и в Judas Priest. Эта искренняя любовь к Heavy Metal’у и к Judas Priest действительно помогала нам идти вперед. Я думаю, что многие другие группы изменяют себе или начинают играть ради денег. Мы нет. Мы очень гордимся своим репертуаром. Однако я должен сказать, что мы развивались, мы действительно не отходили от металла. Это важно, потому что если ты никак не развиваешься, ты мертв как бесхарактерная “тряпка”, правда. У нас получилось гнуть свою линию, не предавая при этом свое звучание”.

Тебе никогда не приходила мысль о том, что когда альбом критиковали, возможно, некоторым критикам нужно было бы встретится с тобою лично? Альбом “Turbo” – пример диска, который не был принят на должном уровне, но, тем не менее, выдержал испытание временем. Похоже, подобная участь ждала большинство альбомов Judas Priest.

Glenn Tipton: “Наш каталог впечатляет потому что, учитывая все ремастированные альбомы и все остальное, гораздо больше наших пластинок близки к платиновому статусу. Хотя. Мы привыкли к этому. Обычно, народ критикует “Point Of Entry”, но на этом альбоме есть сильные песни, “Desert Plains”, “Solar Angels”, и “Hot Rockin’”, там есть что послушать. “Turbo”, возможно, этот альбом опережал свое время. Прежде всего, люди утверждали, что мы отходим от металла и т. д., но с течением времени, они изменили свое мнение. Действительно, мы никогда не делаем того, что народ ждет от нас, таковы Judas Priest. Вначале, всегда есть несколько разочарованных, но нет ни одного похожего альбома, и, тем не менее, это все еще не превзойденный Judas Priest. Каждый альбом наделен своим настроением. Каждая работа это отражение наших переживаний в конкретный момент времени. Просто людям нужно время, чтобы привыкнуть к этому. Вот как в случае с “Jugulator’ом”, например, это был наш первый альбом с Ripper’ом, и это был очень свирепый альбом. Однако многие решили, что он не достаточно мелодичный. Многие осмысли эту работу, и сказали: “Мне очень понравился Jugulator.” То же самое ждет и “Demolition”, но не возможно всем угодить. На альбоме Judas Priest, каждый наверно выберет для себя 5-6 песен, а остальные вещи они могут проигнорировать. Хотя может быть и так, что кому-то понравятся те вещи, которые другие не оценят”.

Как ты думаешь, это демонстрирует разнообразие стиля в контексте этих альбомов?

Glenn Tipton: “Конечно”.

Ходили разговоры о том, что принятие Ripper’a в ряды Judas Priest влило так необходимую энергию в группу. Как ты считаешь, вы сами продолжаете дальше дело Judas Priest, чем вы на то рассчитывали, просто по причине того, что он приносит в дело определенную вибрацию? И могли ли мы обсуждать нечто подобное, если бы вы так и не нашли Ripper’a?

Glenn Tipton: “Нет, тогда Judas Priest просто не существовало бы. Ripper единственный парень в мире, который мог занять место Rob’а. В этом нет никакого сомнения. Мы искали 5 лет, и у нас был урезанный список, из 10-ти невероятных певцов из тысяч рассмотренных нами кандидатов. Они были потрясающими певцами, но они не были певцами Judas Priest. Я понимал это, проводя прослушивания – там были великие певцы, но у нас не было певца Judas Priest, пока он не вошел в дверь”.

Вы достаточно быстро поняли, что он именно тот, кто нужен.

Glenn Tipton: “С первой строчки. С первой строчки спетой им – мы поняли это. Это было просто. Вдруг, нас просто охватил благоговейный страх. Как я уже сказал, если бы мы не нашли Ripper’a, то сейчас уже не существовало бы Judas Priest. Если сравнивать Ripper’a и Rob’а, то я думаю, что Роб лучше как лирик, но Ripper сейчас делает впечатляющие успехи. Конечно, он решил не участвовать написании песен, потому что здесь существовала формула. Он захотел остаться один до тех пор, пока он не будет чувствовать себя более комфортно. Это только наш второй совместный студийный альбом. Однако было бы смешно говорить о том, что сейчас он гораздо более самоуверенный т. к. он был самоуверенным с самого начала, но теперь он чувствует себя гораздо комфортней. Мы начали писать песни вместе, и он принял это решение – не мы, а он сам. Именно он сказал: “дайте мне пару студийных альбомов, и потом я решу, что уже могу принимать участие в творческом процессе”. Также учитывайте тот факт, что у Ripper’a невероятно богатый голос, и конечно у него более широкий вокальный диапазон, чем у Rob’а. Однако, я никогда бы не стал очернять Rob’а – он был фантастическим певцом. У Ripper’a тоже есть такие качества, но в его голосе также есть определенные, еще не раскрытые области с которыми я могу работать как автор сочинитель. Это потрясающе”.

Это не простая задача?

Glenn Tipton: “Конечно, это не является проблемой. С Tim’ом нет никаких проблем т. к. он такой талантливый, но это потрясающе, потому что открываются новые пути для творчества. Наверное, именно это нам и нужно на этом этапе нашей карьеры. Мы написали 15 или 16 альбомов, и теперь у нас есть новые тропы для творчества. Однако это не изменит характер группы, потому что странная штука заключается в том, что чтобы он не пел – это Judas Priest, даже если в его стиле есть какой-то новый налет. Все это Judas Priest.”

Тебя не беспокоит, что в сотнях даваемых тобой интервью неизменно в какой-то момент всплывает имя Rob’а?

Glenn Tipton: “Нет, люди неизбежно будут спрашивать об этом. Rob был важной частью этой группы, и он был с нами 25 лет. Хотя, я думаю, что люди имеют привычку забывать о том, что Тim с нами вот уже 6 лет. Мы записали вместе DVD, записали вместе концертный альбом также как и два студийных, и он так много вложил в эту группу. Это не беспокоит меня. Я уверен, что нас всегда будут спрашивать о Rob’e.”

Какую часть Соединенных Штатов ты считаешь вашим вторым домом? Есть ли такая часть страны, где вас поддерживают активней, чем где бы то ни было?

Glenn Tipton: “Трудно сказать, правда, потому что нам все время везло. Мы везде были популярны. Некоторые группы популярны на западном побережье, другие на восточном, но нам повезло в том, что мы были популярны на всей территории страны”.

После проведенных гастролей у вас уже накопилась масса идей для следующего альбома?

Glenn Tipton: “Нет, вовсе нет. Никогда. Почти на каждом турне я вожу с собой маленький магнитофончик, и рассчитываю сочинить материал для следующего альбома. Но, тем не менее, по возвращении в гостиничный номер, мне меньше всего хочется это делать. Ты просто изматываешь себя, и на творчество совсем не остается времени. Я всегда так работал, я полностью отдаюсь, турне и играю от сердца и души, а потом отдыхаю. Иногда. Это очень длинный перерыв – не просто несколько недель, а несколько месяцев. Все это время я не притронусь к гитаре, но когда я беру инструмент в руки, меня распирает творческая активность”.

Чем ты занимаешься на отдыхе?

Glenn Tipton: “Я путешествую. Я люблю свой дом и свою семью. У меня также есть несколько мотоциклов, и я летаю на самолетах. Все что угодно. Я полностью отключаюсь и отдыхаю от музыки. Мне всегда это было свойственно, если я откладываю гитару в сторону, то, в конечном итоге, мне вновь захочется взяться за инструмент, и когда я это делаю, все что я наигрываю ложиться на пленку. Вот когда рождаются идеи. Я всегда так делал. Если бы я играл на гитаре каждый день, то меня просто уже тошнило бы от этого”.

Похоже, что на гастролях ты полностью отдаешься игре – насколько кардинально изменилось ваше концертное шоу с 80-х?

Glenn Tipton: “Оно полностью изменилось. Мы не станем обманывать самих себя – мы больше не играем ежевечернее на больших стадионах, а именно этим мы занимались в середине 80-х. На каких-то выступлениях мы можем играть для тысячи человек, а на других – для 20-ти. Мы лишь несколько раз были хэдлайнерами на европейских фестивалях, и там было 20000 человек. Тем не менее, в каких-то местах, мы можем играть для 1-2000. Обычно мы играем примерно перед такой аудиторией. Конечно, мне нравятся залы поменьше, и если ты никогда не видел концерт Judas Priest в маленьком зале, то, конечно, ты никогда не видел группу. В 80-х, группа, была необычайно популярна. Если ты играешь на больших площадках, тебе приходится все преувеличивать, что мы и делали. Хотя, это не было характерно для Judas Priest. Judas Priest выделяются глубиной своих песен. “Victim Of Changes” круче всего в мире слушается в маленьком зале. У нас очень сильный песенный материал. Сам продукт – всего лишь дополнение”.

Так ли для вас важно, играете ли вы перед аудиторией в 20000 человек или для двух человек в зале?

Glenn Tipton: “Совсем не важно. Конечно, наверное, мы с большей отдачей выступаем перед небольшой аудиторией в противовес большому числу народа”.

Почему это?

Glenn Tipton: “Я не знаю, в чем тут причина, правда. Просто все дело в тесном контакте, и я думаю, что мы выплескиваем больше энергии”.

Обычно, всех интересуют лишь прелести работы в успешной рок группе. Что ты думаешь об изнанке такой работы?

Glenn Tipton: “Я так часто был оторван от своей семьи. Например, этим летом, я провел все лето со своим сыном и дочкой. Моей дочери 21 год, а сыну 16, но наверно я первый и последний раз провел с ними это лето и что-то сделал. Это была очень большая жертва – просто находится вдали от дома. Хотя, ты должен выполнять свои обязанности, и мы очень счастливы делая эту работу и иметь очень преданных поклонников. Мы счастливы оттого, что играем в Judas Priest и имеем таких восторженных фанатов. Наверное, еще не было ни одного дня, когда бы я ни поворачивался и не говорил, насколько я счастлив в своей жизни”.

 

Автор статьи: Gemma Tarlach

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.