( 0 Проголосовали ) 

 

 

Эксклюзивное интервью Judas Priest после воссоединения - журнал Guitar World 2004г.

 

Judas-Priest-photo-epitaph-tour-concerts-pictures-rob-halford

 

С возвращением Rob Halford’а, бокс сетом в магазинах и готовящемся новым альбомом, Judas Priest вернулись! Гитаристы Ken Key Downing и Glenn Tipton выделяют время в своем насыщенном расписании фестиваля “OzzFest” для того, чтобы поговорить о кожаной, проклепанной инчиладе.

Если в 1986 году вы были подростком-металлистом, жившим в или около города Ларго, штат Мериленд, есть шансы на то, что вы можете увидеть себя в “Heavy Metal Parking Lot”, культовом, классическом, документальном фильме снятом Jeff Krulik’ом и John Heyn’ом. Это либо источник огромной гордости, либо одно из многих непредвиденных неприятных обстоятельств в которых вы до сих пор живете. В “Хэви Металлической Парковке”, название говорит само за себя – мы видим, как фанаты металла собираются перед концертом и делают то, что поклонники металлической музыки делают лучше всего: угорают, тусуются и – черт меня дери! – угорают по полной. Короче говоря, это бунт сисек и тестостерона.

Молот Богов

Эксклюзивные гитары Glenn Tipton’a и K K Downing’a

Когда ему не надо убеждать крошек, что он, вообще-то, лидер Dantzig’а, технический директор гитарной фирмы “Hamer” Jol Dantzig плотно работает со многими известными гитаристами, разрабатывая инструменты которые отвечают их особым потребностям. Его продолжительное сотрудничество с Judas Priest привело к появлению нескольких гитарных моделей, самая последняя гитара модели Glenn Tipton’a “GT”.

“Glenn Tipton’у традиционно нравились инструменты в форме Стратокастера” – объясняет Dantzig. “И гитара “GT” комбинирует в себе несколько разных моделей, которые мы создавали для него в прошлом. На этом инструменте стоят подавители фона “Seymour Duncan” сделанные на заказ, и мы разработали двойные срезы, так что он может свободно играть на всех ладах”.

С начала карьеры группы Ken Key Downing предпочитал гитары формы “V”, и сегодня он играет на гитаре модели “Hamer Vector”. “У нас есть гитара “Vector” и гитара модели “Vector K.K.”” – говорит Dantzig. “Ken Key играет на обеих инструментах. На модели “Vector” в соединительной позиции стоит один подавитель шума “Duncan”, и именно это дает ему его любимый тон среднего диапазона. Кроме этого, ему не нужны особые усовершенствования”.

Оборудование Glenn Tipton’a:

Усилитель “Marshall” EL34 50/50

Предварительный усилитель “Mesa/Boogie TriAxis”

Предварительный, ламповый гитарный усилитель “Rocktron Piranha”

Мониторы “Marshall” 4x12

Компрессор “Alesis”

Графический эквалайзер “MXR”

Мульти-эффект “Rocktron Pro-Gap”


Программные эффекты:

Различные эффекты “DigiTech”, “Yamaha”

SPX90, “Rocktron Intellifex”,

“Eventide” H3000-E, различные электронные примочки “TC”

Эффекты на педалях:

Различные педали “DigiTech”, “Dunlop”

Педаль “Cry Baby”, “Dunlop Uni-Vibe”

Струны:

“Ernie Ball RPS” толщиной .010 Slinkys



Оборудование Кеn Кеy’я Downing’a:


Усилитель “Marshall” 9100

Эксклюзивные колонки “Marshall” 4x12

Предварительный, ламповый гитарный усилитель “Rocktron Piranha”

“Rocktron Power Station”

Ножной регулятор “RockTron MIDI Mate”

Энергокондиционер “Furman”


Эффекты на педалях:

Педель “Cry Baby” 535

Струны:

Эксклюзивные легкие струны “GHS”


Но представленные в видео люди были не просто поклонниками металла. О, нет. Это были фанаты Judas Priest, накаченные алкоголем и наркотиками, важные, и в ряде случаев, находившиеся почти, что в коматозном состоянии, они собрались для того, чтобы посмотреть, как их герои бушуют в зале “Capital Centre” в один из вечеров своей дьявольской славы.

Можно с легкостью выбрать любимый персонаж из этой подлой, накачавшейся пивом и обкурившейся травы компании. Здесь есть главные металлисты пижоны-наркоманы (без футболки, тонкие усики, полу-прикрытые глаза, пиво “Budweiser” в руке) спортивного вида металлисты (рубашка под которой играют мускулы, джинсы-варенки выделяющаяся промежность, пиво “Budweiser” в руке) и конечно, девчонки-металлистки (полосатый топик, голубой макияж, кучерявые волосы, облегающие лосины, пиво “Budweiser” в руке и затуманенный взгляд который говорит: “Я отсосу у любого кто похож на моего кумира и может провести меня за кулисы”. Все они по-своему звезды.

Но если бы я должен был бы выбрать себе любимчика, человека точно отражающего текущий момент, то я выбрал бы пацана похожего на Steve Perry который стоял один, по-видимому, одинокий, но оживавший когда камера наезжала на него. Выбитый из колеи, подверженный самообману, он предлагает встревоженною, визгливую версию песни “Living After Midnight”. И как только этого дурачка тут же не избил один из раздраженных зрителей, это тайна, которая смущает Stephen’a Hawking’a.

Прошло 18 лет с тех пор, как Steve Perry раскрутил свою уродливую задницу в “Capitol Centre”, и за это время он, наверное, подумал… “да, скорее всего он не обременял себя мыслями”. Но самое замечательное, что у него может появиться еще один шанс на славной парковке, потому что Priest вернулись. Как стало недавно известно: спустя более 10-ти лет сольного творчества, фронтмен Роб Halford вернулся в строй. С вернувшимся Halford’ом, теперь Judas Priest имеют четыре пятых своего оригинального состава; Scott Travis вновь играет на барабанах, тогда как барабанщик Dave Holland сидит в тюрьме за назойливое приставание к британским детям. Попрощавшись с Ripper’ом Owens’ом, вокалистом из трибьют группы во второй половине 90-х заменявшего Rob’а Halford’а, объединившиеся и помолодевшие Judas Priest работают, не покладая рук. “Metalogy” (Sony Music/Legacy), недавно вышедший в свет бокс сет из четырех компактов и одного DVD подводит итог мрачно-блестящей более 30-ти летней карьере группы. Также идет работа над новым студийным альбомом (пока вы читаете эти строки диск пока еще не закончен и не назван), и как обещает группа, эта работа представит классический Judas Priest.

И потом этим летом группа Judas Priest играет на фестивале “OzzFest”: средневозрастные музыканты Ozzy Osbourne, Judas Priest выступают перед молодой фестивальной аудиторией. Но на этом турне они также выступают в роли особых гостей, и они дают прикурить, выступая на сцене 6 дней в неделю. “Я совершенно не боюсь выступать перед молодой аудиторией” – уверенно заявляет Halford. “Конечно, меня завела одна только мысль, что они никогда не видели нас. И мы до сих пор готовы к свершениям”.

“Guitar World” недавно разговаривал с Halford’ом и с двухголовым гитарным чудовищем в лице Glenn Tipton’a и Кеn Кеy’я Downing’a. В этот момент Halford отдыхал в Фениксе, где он будет жить полгода, прежде чем отправится в Англию для того, чтобы начать запись вокальных партий нового альбома. Tipton и Downing прохлаждались в офисе их менеджера, потрясенные после нескольких недель записи. Возможно, что кто-то рассчитывает, что после многолетней карьеры группа должна озлобиться и стать лаконичной. В конце концов, Judas Priest пришлось пережить издевательства Родительского Музыкального Комитета (PMRC) и религиозных групп обвинявших группу в “сатанинских” посланиях заложенных в их музыке; они пережили широко освещавшийся в печати суд в Рено, Невада, на котором их обвинили в том, что “подсознательные послания” на их песне 1978 года “Better By You Better Than Me” побудили двух подростков покончить жизнь самоубийством; и они должны оправдать все возрастающие сегодня ожидания, ожидания, что отражаются эхом в этом музыкальном бизнесе.

Вместо этого, господа, Halford, Tipton и Downing были полны оптимизма, и были выше шумихи связанной с их возвращением. “Весь процесс оказался гораздо веселее, чем я мог себе представить” – весело говорит Tipton. “Конечно, мы с радостью объединились с Rob’ом и вновь стали друзьями. Все остальное не так уж важно”.

Бокс сет, воссоединение группы, новый альбом – вы убиваете сразу трех зайцев.

Glenn Tipton: “Трех, чего?”

Все чем вы сейчас занимаетесь – понимаешь, всеми этими проектами.

Ken Key: “Энчилада, да. Ну, могу сказать, что наконец-то снова пришло наше время. Мы с огромным удовольствием собирали материал для бокс-сета – приятная мелочь для обзора всего нашего творчества”.

Glenn Tipton: ““Metalogy” вышел на лейбле “Sony/Legacy” – это они подкинули эту идею, но они были столь любезны, что предложили нам поучаствовать в этом проекте”.

На этом боксе представлены все ваши хиты, как и должно быть на хорошем боксе, но там также есть несколько убойных концертных версий песен, не реализованные би стороны, демо… я думаю, что в этот бокс даже вкладывалась игрушка.

Glenn Tipton: “Это милый наборчик, без сомнения. Мне нравятся концертные записи – мы часто экспериментировали, играя песни в живую”.

И концертное DVD прекрасное дополнение. Там можно посмотреть, как вы играете Ripper, “Breaking The Law”…

Ken Key: “Все о чем ты только можешь мечтать. И даже больше”.

Так сказать ради хохмы, вам не хотелось огорошить Rob’а и заставить его пройти прослушивание для того, чтобы вернуться в группу?

(Glenn и Ken Key начинают биться в конвульсиях от смеха) Glenn Tipton: “Хороший вопрос! Бог ты мой…”

Ken Key: Да, надо было нам так, и сделать, вот бы мы посмеялись! (оба продолжают смеяться).

Glenn Tipton: “Нет, конечно, мы не проводили так называемого “прослушивания”. (Хихикает) Прошу прощения, меня смех разбирает. Нет, все было очень естественно”.

Ken Key: “То же самое, я могу сказать и о Риппере, насколько ему понравилось играть с нами, а нам понравилось работать с ним, ему не хотелось всю свою жизнь пытаться заменять другого парня, ходить в чужих ботинках”.

Или в кожаных штанах.

Ken Key: “Или в кожаных штанах, и то верно”.

Когда любая группа объединяется в прессе можно прочитать стандартную, избитую цитату: “Мы встретились, и магия вернулась, так словно мы никогда и не расставались, – если этот Яд был когда-то столь магическим. Чушь собачья, верно? Все эти объединения не так просты, как кажутся.

Glenn Tipton: “Все зависит от группы. Что касается возвращения Rob Halford’а… то все произошло, как должно было произойти”.

Ken Key: “Наше объединение можно сравнить с ездой на мотоцикле, правда. Мы прокрутили ему новую музыку, над которой мы в тот момент работали, и с этого момента мы вновь стали группой. Надеюсь, что мои слова не прозвучат как клише”.

Нет, тебе удалось избежать стандартного ответа. Давайте поговорим об игре на гитарах. Вы оба являетесь истинным воплощением термина “двойная гитарная атака”. Вы изначально стремились именно к такой схеме совместной работы?

Ken Key: “Да, конечно. Когда мы только начинали играть, мы были квартетом. Я был большим поклонником группы “Wishbone Ash”, и мне нравилось, когда два ярких гитариста обменивались соло”.

Glenn Tipton: “Дело в том, что два гитариста всегда производили неизгладимое впечатление. Плохо то, что никто из нас двоих никогда не признавался гитаристом номер один”.

Но вы богаты, что еще нужно? Давайте поговорим о вашем развитии. Когда я слушал ваши пластинки и песни с этого бокс сета, я был сражен энергетикой альбома “British Steel”. Мне кажется, что именно на этом диске выкристаллизовался ваш фирменный гитарный стиль.

Ken Key: “Согласен. Мы всегда стремились к такому звучанию, и мне нравятся такие песни как “Beyond The Realms Of Death”, вот в чем все дело. Сочиняя такие вещи, мы вырабатывали свой оригинальный стиль. Но именно на “British Steel” мы нашли свое истинное лицо”.

Не мудрено, ведь вы написали такой популярный хит как “Living After Midnight”. Записывая эту песню, понимали ли вы, насколько она цепляет потенциального слушателя?

Ken Key: “Это спорный вопрос: ты считаешь песню запоминающейся, а другие люди просто ее проигнорируют и скажут: “Мило”. Ты пишешь песни и вовсе не надеешься на то, что люди упадут на пол, слушая их”.

Glenn Tipton: “Но в случае “Living After Midnight”, соглашусь, мы решили, что это особенная песня. Гитарные хуки, название, возбуждение, – конечно, мы понимали, что у этой песни есть все шансы на успех”.

А ваши самые преданные поклонники не обвиняли вас в продажности? Они не решили, что вы начали попсеть?

Glenn Tipton: “Возможно. Что интересно, даже в те времена, у нас было свое представление о том, что же такое Heavy Metal. Мы всегда знали, чем мы хотим заниматься, и на самом деле, мы даже никогда не использовали сам термин “Heavy Metal” – в отличие от всех остальных. Но мы не боимся ярлыков. Мы с гордостью носим на себе титул Heavy Metal’ической группы”.

Альбом “British Steel “вышел в свет как раз во время массового признания панка и новой волны. А повлияли ли на вас такие группы как “Clash” или “Talking Heads”?

Ken Key: “Дерьмовое тогда было время, правда. Нам было практически негде играть. Все играли панк или новой волной. И гастролировать могли только мы и “UFO”. Это было трудное время. Нам пришлось пережить все это, переждать когда уляжется этот шторм”.

Glenn Tipton: “Мне хотелось бы думать, что на нас повлияла любая музыка. Невозможно жить и творить, закрыв свои глаза и заткнув уши. Я помню то время: энергию панка, визуальные эффекты – все это впечатляло нас. Возможно, нам удалось вписаться”.

В то время пресса писала о Новой Волне Британского Хэви Металла. То есть о таких группах как “Def Leppard”…

Glenn Tipton: “Нас тоже причисляли к этой волне. Понимаешь, пресса пишет то, что считает нужным”.

Как тебе известно, я фабрикую свои интервью. Все дело в популярности. Говоря о новинках, как продвигается работа над новым альбомом?

Glenn Tipton: “Мы уже записали ритм партии. На следующей неделе Rob будет записывать свои вокалы. Вот когда мы начнем шевелиться”.

Ken Key: “Хотя всей группой мы уже играли все песни. Мы все джемуем без Rob’а, но мы также ездили в Штаты и играли песни вместе с ним”.

Glenn Tipton: “Но чтобы все знали, это будет классический Judas Priest. Шлюзы открыты. Эта пластинка важна для нас больше, чем все наши прошлые достижения. О… может быть, сейчас я говорю клишированные фразы”.

Возможно, но ты искренен. Как же вы распределяете между собой свои партии, и изменился ли ваш подход по прошествии стольких лет?

Glenn Tipton: “Мы разработали прекрасную систему, которой всегда придерживались: если у нас рождается какая-то очень сложная партия, то пусть эту партию играет кто-то другой”. (Смеется)

Ken Key: “Мы просто собираем свои идеи, и если кто-то из нас сталкивается с проблемой, другой музыкант обычно придумывает что-то хорошее. Мы всегда прекрасно дополняли друг друга”.

Никаких классических музыкальных разборок? Все эти разговоры: “Ты не можешь сыграть эту долбаную партию! И все из-за твоей траханной жены, ты не в состоянии сыграть эту чертову партию!”.

Ken Key: (смеется) “Ничего подобного. Мы чаще спорим из-за женщин, чем по каким-то музыкальным вопросам. Кричим, друг на друга, а потом вместе решает возникшую проблему”.

Glenn Tipton: “У нас сложились пылкие взаимоотношения. Были времена, когда мы месяцами не разговаривали друг с другом. Но все это в прошлом. Боюсь, что мы переросли все это”.

Что насчет занятий на гитаре? Вы придерживаетесь в этом вопросе какого-то режима, как отдельно, так и все вместе?

Ken Key: “У меня нет какого-то четкого правила”.

Glenn Tipton: “Мы действительно не джемуем вместе, но когда мы сочиняем, мы отрабатываем какие-то конкретные куски песен и пассажи с применением новых идей и гитарной техники. Поэтому нам приходится играть вместе. Лично я, не занимаюсь на гитаре по четко установленному графику. Иногда я понимаю, что устал от своего инструмента. На самом деле, я занимаюсь на гитаре только тогда, когда мне этого хочется я могу несколько недель не прикасаться к своей гитаре потом, когда я чувствую, что очень хочу играть, я начинаю заниматься как одержимый. Когда я наслаждаюсь практикой и сочинением песен, обычно я превращаюсь в очень творческую личность”.

Какие песни вам больше всего нравится играть в живую?

Glenn Tipton: ““Victim Of Changes” все еще одна из моих любимых вещей, также как и “Hell Bent For Leather”. И еще “Beyond The Realms Of Death”, “Painkiller”…

Ken Key: “Я бы назвал “Victim Of Changes” и “Painkiller””.

Соло в песне Some Heads Are Gonna Roll просто невероятно. Мне не понятно кто из вас играет, какую партию, и как вы придумали эти соло?

Glenn Tipton: “Уверен, что мы оба придумали это соло. Кстати говоря, это не такое уж замороченное соло”.

Ken Key: “Если бы это соло было бы таким невозможным, то я никогда бы не смог сыграть его!”

Понял.

Glenn Tipton: “Что касается моих соло, то я никогда не играю строго в соответствии с музыкальной размерностью, потому что в этом случае очень сложно оставаться оригинальным. Очень важно развивать свой собственный узнаваемый стиль”.

Как бы вы оценили музыкальные способности друг друга? Glenn, первое слово за тобой.

Glenn Tipton: “Ken Key непревзойденно умеет играть некоторые более дикие, звонкие соло, но вместе с тем он может играть нежно, когда это необходимо демонстрируя своей игрой спокойную сторону Judas Priest. Его гитарный стиль идеально сочетается с моим стилем, и переплетение этих двух стилей формирует гитарное звучание Judas Priest”.

Кто бы мог подумать. Ken Key, теперь твоя очередь дать оценку Glenn’у.

Ken Key: “Многогранность гитарного стиля Glenn’а к счастью каким-то образом дополняет мою дикую манеру исполнения”.

Бог ты мой, как дипломатично с твоей стороны! Хорошо, каждый остался при своем. Давайте поговорим о записи. Изменился ли с течением лет ваш подход к записи? Вы сочиняется определенное количество песен, и записываете их?

Glenn Tipton: “А куда от этого денешься”.

А вы никогда не пытались изменить «концепцию» пластинки?

Ken Key: “Конечно, мы обсуждали эту идею, но она так и не нашла своего применения. В производстве записей нет никакой магической формулы, по крайней мере, этой формулы нет у нас”.

Glenn Tipton: “Наше отношение к записи в целом изменилось. Обычно, мы приходили в студию, напивались и просто нарезали песни – не всегда очень продуктивный способ создания музыки”.

Нет, но если вы реально хотели нажраться, то это было очень продуктивно.

Glenn Tipton: “Бесспорно. Теперь мы работаем над идеями в своих собственных домашних студиях. Но нет ничего незыблемого. Мы до сих пор собираемся и играем в одной комнате”.

“You’ve Got Another Thing Coming”, “Heading Out To The Highway”, “Breaking The Law”… Вы всегда были кузницей гитарных рифов. А в какой момент вы понимаете, что на свет родился очередной такой риф?

Ken Key: “Когда остальные музыканты просят нас придумать очередной такой шедевр!” (смеется)

Glenn Tipton: “Гитарные рифы – неуловимая вещь, за которой всегда приходится гоняться. Можно целый день играть на гитаре и все безрезультатно. Лучшие рифы буквально озаряют тебя, а потом ты просто осознаешь это озарение”.

Вы смотрели кинофильм Хэви Металлическая Парковка (Heavy Metal Parking Lot)?

Ken Key: “Я не смотрел, но я много слышал об этом фильме”.

Glenn Tipton: (смеется) “Я смотрел, и считаю, что это замечательный фильм. Это кино своего рода капсула времени, и там показаны потрясающие люди, фанаты, да храни их Господь. У каждой группы должна быть своя Хэви Металлическая Парковка”.

Назовите свои любимые альбомы Judas Priest.

Ken Key: “Ну, ты даешь, это не просто. (Задумывается) “British Steel”… “Screaming For Vengeance””.

Glenn Tipton: “Я назову “British Steel” и “Sad Wings Of Destiny””.

Всем нравится альбом “British Steel.” Glenn, разреши мне расспросить тебя о твоих гитарах. На каких гитарных моделях ты сейчас играешь?

Glenn Tipton: “Каждый инструмент по-своему важен для меня. Я начинал играть на Стратокастерах, потом стал играть на гитарах “Gibson SG”. На следующей неделе мне должны презентовать гитару модели “Hamer GT”…”

“GT” – то есть модель “Glenn Tipton”.

Glenn Tipton: “Да, верно. Я сам сконструировал эту модель. Я буду играть на этой гитаре в турне. Гитара помогает раскрыться мне как музыканту, и “Hamer” тоже содействует в этом”.

Ken Key, а ты что скажешь? Ты до сих пор предпочитаешь гитары в форме буквы «V»?

Ken Key: “Да, точно. Вот совсем недавно у меня появился новый инструмент. Красивая гитара модели “Hamer”. Это точная копия гитары “’64 Flying V”. Я не беру с собой на гастроли свои старые гитары. Просто не хочу, чтобы с ними что-то случилось”.

А почему тебя так привлекают эти V-образные гитары?

Ken Key: “Эти инструменты нравятся мне своей необычностью, да и смотрятся они так рок-н-ролльно. У меня есть несколько Стратокастеров, тоже классные гитары. Я никогда не был любителем Лес Полов я считаю, что на них сложно играть. Это слишком тяжелые и грубые инструменты, но это только мое личное мнение”.

Кинофильм “Рок Звезда” был свободно – да, буквально – основан на истории, когда на замену Rob’а вы наняли Tim Ripper Owens’а из ковер группы Judas Priest. Вот мой вопрос, а как вы оценили актерские способности Mark Wahlberg’a в фильме “Планета Обезьян”?

Ken Key: (смеется) “Я понял, на что ты намекаешь. Так или иначе, возможно это был не лучший римейк с его участием”.

Glenn Tipton: “Голливуд постоянно пытается снимать фильмы о рок группах, но у них все время выходит какая-то лажа. Я считаю, что в этом вопросе они безнадежны”.

Прошло уже 10 лет с тех пор как у вас были проблемы с Родительским Комитетом По Вопросам Цензуры и с момента суда в Рено. Не хотите высказаться по этому поводу?

Ken Key: “Кого-то должны были сжечь на столбе, – этого требовали политики. Все это случилось во многом из-за денег: религиозные группировки заметили, что подростки тратят свои деньги на рок группы, а они ничего с этого не имеют. Также здесь сыграл свою роль и наш имидж. Вспомни, Ozzy Osbourne откусывающего голову летучей мыши”.

Понимаете, когда я услышал об этом, я решил, что он сживал слизняка из Луисвиля, что было, несомненно, сатанинским актом.

Glenn Tipton: (смеется) “Многие в Heavy Metal’е эксплуатируют скандальность. Мы не могли увернуться от критики. Все дело в том, что все люди разные. Когда музыку обвиняют в смерти кого бы то ни было, это идиотизм. Подсознательные послания – просто глупость”.

С другой стороны, я посмотрел “Американского Идола” и задумался о самоубийстве. И последний вопрос: “OzzFest” – вы даете всем просраться, или нет?

Glenn Tipton: “Это наша работа”.

Ken Key: “Выступление на грандиозном летнем шоу – это прекрасный поворот карьеры, и мы будем блистать каждый вечер”.

Озорник

Можно ли быть через чур одержимым кожей? На этот вопрос отвечает певец Judas Priest Rob Halford.

Первый вопрос: Ты смотрел фильм “Хэви Металлическая Парковка”?

Rob Halford: “О, да. Великолепный фильм, не так ли? Это маленькое воплощение металла 80-х, или по крайней мере, это частичка 80-х. Я считаю эту картину так сказать признанием любви к неудачникам. Я хочу сказать, что половина представленной в фильме публики... большинство – они были в стельку пьяны! (смеется) Но они очень искренны, и их чувство товарищества, вот почему они оказались там, это очевидно. Это характеристика Heavy Metal’а – этот стиль никогда не станет повально популярным. И металл не должен быть принят широкой публикой, и в этой ситуации я бессилен что-либо сделать”.

Я посмеялся с Glenn’ом и Кеn Кеy’ем, предложив им провести твое прослушивание для возвращения в группу. Но как бы ты сам отреагировал, если бы они решили вновь испытать тебя?

Rob Halford: (смеется) “Думаю, что они не были бы разочарованы, как и теперь? Бог его знает, был бы я разочарован, если бы не прошел этот тест. Однако я должен сказать тебе кое-что интересное: в тот день, когда нам предложили поучаствовать в выпуске бокс сета “Metalogy”, на самом деле, именно в тот день мы и решили объединиться. Одно никак не было связано с другим, но оба решения были приняты одновременно, так что я считаю, что синхронность этих событий говорит сама за себя”.

Слушая бокс сет, меня поразила ваша музыка…

Rob Halford: “О, нет. Пожалуйста, не говори о “зрелости” нашей музыки”. (Смеется)

Ну, да, я как раз хотел сказать об этом. В начале своей карьеры группа играла скорее типичный тяжелый рок, похожий на то, что в то время исполняли Alice Cooper и Uriah Heep.

Rob Halford: “Наши корни определенно лежат в английском прогрессивном блюз роке. Конечно, я видел Judas Priest до того как попал в группу, и они играли джазовые, почти авангардные вещи, даже не подозревая об этом. И это было достаточно интересно, но это было совершенно не похоже на то, чем прославились Judas Priest”.

Так как же ты познакомился с музыкантами группы?

Rob Halford: “Эта история началась с того, что в то время Ян встречался с моей сестрой. К тому же, у нас у всех были общие друзья-музыканты – мы дружили с парнями из “Black Sabbath”, так что все друг друга знали. Я уже пел в группе под названием “Hiroshima”, но как-то ночью со своим ударником я пошел поджемовать с Ian’ом и Кеn’ом в один клуб, который назывался “Smokey Joe”. И после этого все завертелось”.

Какое влияние ты оказал на группу, после того как влился в ее состав?

Rob Halford: “Когда я пришел, мы играли скорее традиционный Hard Rock – до тех пор, пока мы не нашли свой собственный стиль. Нужно время для того, чтобы понять свое лицо – понять, что же собой представляет группа, я хочу сказать, не отдельно взятые музыканты; на это нужна целая жизнь. Так или иначе, я считаю, что, только работая над альбомом “Sad Wings Of Destiny” мы начали понимать, что же такое Judas Priest. Или, по крайней мере, эта работа намекнула нам на наше дальнейшее направление”.

Ты такой мощный певец. Я просто не представляю тебя поющим какие-то джазовые, авангардные песни.

Rob Halford: “Ну, спасибо за комплимент, я пытаюсь оправдать доверие. Прикольно, но еще в детстве я понял, что значит хорошее пение. Мне всегда нравилось петь; все было достаточно инстинктивно. Я не считал себя каким-то особенным, ничего подобного – так или иначе, не считал себя одаренным. На самом деле, и сегодня я не считаю себя особенным вокалистом. Просто я люблю петь”.

Не может быть, что никто не говорил тебе: “Ну что за потрясающий голос! У тебя дар!”.

Rob Halford: “О, людям нравилось мое пение. Когда я был мальчиком, а потом подростком, конечно, мне делали комплименты. Просто я никогда не зацикливался на этом. Я и сейчас не обращаю на это внимания”.

Тем не менее, ты определенно одаренный человек. Не возможно развивать свой голос при этом, не желая развиваться.

Rob Halford: “Да, мне нравится развиваться как вокалисту. Я хочу сказать, что нужно постараться для того, чтобы что-то добиться в этой жизни”.

Так почему ты ушел из группы? Ты что тогда рехнулся что ли?

Rob Halford: “Наверно в тот момент мы все немного свихнулись. Я, правда, не знаю. Меня до сих пор мучит этот вопрос. Наверное, я сам виноват в этом уходе больше всех остальных. В тот момент я переживал кризис среднего возраста. Меня постоянно что-то беспокоило, я замкнулся в себе, ну прямо как раненное животное. Но ты понимаешь, дело в том, что все великие группы пережили кризис. Все из-за территории. Все пытаются что-то создать; все идут к одной и той же цели, и когда ты понимаешь, что у тебя ничего не получается… (делает паузу), Ты смотрел по телеканалу “VH-1” документальный фильм о жизни и творчестве группы “Fleetwood Mac”?”

Да.

Rob Halford: “Невероятный фильм! Боже мой, в этой группе происходили такие разборки, а они, тем не менее, умудрялись создавать такую потрясающую музыку. Иногда эти трения помогают”.

И они все там между собой переженились. И такие семейные неурядицы никогда не грозили Judas Priest.

Rob Halford: “Нет. Спасибо”.

Философский вопрос, Rob, ты все еще хочешь петь “Hot Rocking”?

Rob Halford: (смеется) “Конечно! Постоянно. Каждый день. А кто бы отказался?”

Давай продолжим эту мысль. Ты не считаешь, что можно перегнуть палку с этой “Одержимостью Кожей”?

Rob Halford: “Ну, я не верю, что можно переусердствовать в этом вопросе. (Тихо смеется) Таков уж я. Знаешь что, я люблю эту песню. Честно, даже по прошествии стольких лет. Это классический металлический подход”.

Если говорить о металлическом подходе, на фестивале “OzzFest” ты вновь будешь разъезжать по сцене на Харлее?

Rob Halford: “О, конечно! Если бы я отказался от этого, то это уже было бы не шоу Judas Priest. О… ты только что-то, о чем-то мне напомнил. На последнем концерте тура в поддержку “Painkiller”, я потерял сознание во время исполнения “Hell Bent For Leather””.

Упал с мотоцикла?

Rob Halford: “Да. Группа начала играть, а я должен был выехать на сцену в классическом стиле, но в ту ночь, возможно, потому что это было наше последнее шоу, не знаю, вся сцена была окутана дымом и туманом, и я ничего не видел. И я влетел носом прямо в постамент, на котором стояла барабанная установка”.

“Получил удар в нос”. Вот что такое настоящий металл!

Rob Halford: “Конечно, это было по металлически. (Тяжело вздыхает) Я вырубился. Думаю, тем вечером Hell Bent For Leather” был инструменталом”. (Смеется)

Если не брать в расчет альбом, над которым вы сейчас работаете, назови свою любимую пластинку Judas Priest?

Rob Halford: “На самом деле, я никогда не слушаю наши пластинки. Как только работа над альбомом закончена, все, понимаешь, о чем я? Но если бы мне было нужно выбрать какую-то одну, то я без сомнения выбрал бы альбом “British Steel”. Мы записали его за 12 недель. Мы смаковали”.

Заметно. Это невероятно энергичная работа.

Rob Halford: “Верно. Классический Judas Priest”.

А как ты оцениваешь запись 2004 года? Изменился ли процесс записи для тебя?

Rob Halford: “Ну, больше не нужно сидеть в гигантской студии как в “Звездном Пути” (Star Trek). Теперь у каждого музыканта есть своя домашняя студия, таким образом, мы можем выполнить большую часть работы, не выходя из дома. Но с другой стороны, мне нравится работать в большой студии, для меня именно там происходит настоящая “Работа”. Мы пытались работать по разным схемам, но всегда все сводится к главному: к чувству. В большой студии ты пытаешься выразить себя, ты что-то переживаешь и хочешь, чтобы и другие почувствовали то же самое”.

Каким образом ты пишешь лирику? Ты читаешь какие-то книги, стихи?

Rob Halford: “Никто никогда не спрашивал меня об этом. Это хороший вопрос. Я пытаюсь читать любую литературу способную дать пищу для оригинального мышления. Есть несколько очень хороших лириков. Мне нравится Maynard (James Keenan) из группы “Tool”, и Zack De La Rocha когда он играл в “Rage Against The Machine” я считал его интересным лириком. Мне нравится не стандартная музыка, меня не привлекают песни с текстами по типу “У ней большие сиськи””.

Минуточку. И это говорит Rob Halford?

Rob Halford: (смеется) “Да. Если бы я сделал себе карьеру, распевая песни о сиськах. Но ты понимаешь, что я хочу сказать: нельзя писать бессмысленную лирику; слова должны передавать твои чувства, с какими бы демонами ты не боролся”.

Не верю, что в твоей душе живут какие-то демоны.

Rob Halford: “О, ты удивишься”.

Очень часто ты поешь о чувстве одиночества. Ты частенько изображаешь себя “одиноким волком на дороге”. Ты до сих пор переживаешь эти чувства?

Rob Halford: “Конечно. Любой человек бывает одинок. И по большому счету, мы все одиночки. Когда я выхожу на сцену, я уже не одинок, устанавливается связь с публикой”.

В продолжение разговора о демонах, после того как в начале 90-х ты ушел из Judas Priest, ты признался в своей сексуальной ориентации.

Rob Halford: “Гммм-мммм”.

Представляю, как не просто далось тебе это признание. Когда же ты, наконец, признался, ты ощутил облегчение? Понимал ли ты, как к этому отнесутся твои поклонники?

Rob Halford: “Это интересная дилемма… а можно ли назвать это проблемой? Я не знаю. Просто я был обязан это сделать. Я больше не мог претворяться, и я подумал, что если я буду претворяться и дальше, понимаешь, попробую сохранять свою ориентацию в тайне, и дальше – я был обязан рассказать об этом. Да, конечно, это было облегчением. Вот что я расскажу тебе, вскоре после этого признания я отыграл свои первые концерты проекта HALFORD, и все было, как и обычно. Фанаты металла просто хотят хорошо провести время”.

Тогда ты спокоен в отношении концертов фестиваля “OzzFest”? Ведь ты впервые возглавишь Judas Priest как Rob Halford, признавшийся в своей ориентации голубой.

Rob Halford: “Думаю, что все пройдет замечательно. Будет здорово. Но ты знаешь, если возникнет какой-то ропот, если в зрительном зале окажется какой-нибудь гомофоб, который начнет обзывать меня педиком и т. д., ему не поздоровится. Голубые тоже умеют словесно унизить другого человека”.

Давай вернемся в конец 80-х, начало 90-х, Judas Priest были мнимым воплощением металлических пороков. Родительский Комитет Цензуры в Музыке развязал войну против лирики группы, судилище в Рено из-за двух парней которые застрелились, якобы услышав “подсознательные послания” в вашей музыке.

Rob Halford: “Знаешь что? Те парни, что покончили с собой, застрелившись, – они сделали это не из-за музыки. Музыка была их единственной отдушиной в жизни; в своей жизни они любили только музыку. Но ты же понимаешь: в то время это была шумная политическая провокация против металлической музыки. Нам просто не повезло, и мы оказались крайними в этой ситуации”.

В этом году в Штатах будет избираться новый президент, но не похоже, чтобы жизнь как-то кардинально изменилась.

Rob Halford: “Ничего не изменилось. На самом деле, я думаю, что все стало еще хуже. Ты только посмотри, что происходит с Howard’ом Stern’ом. Я не понимаю этого. Я провел много времени в Америке – большую часть года я живу в Фениксе – и я люблю Америку, искренне. Но это ограничение прав артистов, это выражение страха – Howard Stern, голая грудь Janet Jackson – это очень типично для Америки. Я не хочу сказать, что вам это обязательно должно нравится. Слушайте Stern’а, не слушайте Stern’а, но нельзя убрать его из радиоэфира, также как невозможно остановить Heavy Metal. (вздыхает) Когда я сталкиваюсь с такими вещами, мне приходится говорить: “О, вы встанете у меня на пути? Дохлый номер!””.

 

Автор статьи: Joe Bosso
Журнал Guitar World Германия 2004г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.