( 0 Проголосовали ) 

 

 

История группы Judas Priest из уст бас гитариста Ian Hill - 2004г

 

История группы Judas Priest из уст бас гитариста Ian Hill - 2004г

 

Для большинства поклонников металла, он был здесь, пока здесь были воспоминания. Человек жил 30 лет на сцене, главным образом в группе звуковых святошей по имени Rob, KK и Glenn. Если зрители в публике не всегда знают Ian’а по имени, они должны знать его в лицо. Просто он тот человек, который помогает обеспечивать музыкальный фон на фоне более выдающихся музыкантов Judas Priest и может стоять величественно, ловко владея металлическим мастерством, которое редко уравнивалось и может быть, никогда не затмевалось. Последние 13 лет группа не работала с лидер вокалистом, Rob’oм Halford’ом, может быть, все это время две половинки только и делали, что демонстрировали, что они не могут жить друг без друга. Это было доказано ночь за ночью для любого кому посчастливилось увидеть группу на последних концертах в рамках фестиваля “OzzFest” или когда они выступали хэдлайнерами на одном из своих разовых шоу. Эти концерты - энергичное свидетельство, какой мощной группой могут быть Judas Priest на этой стадии своей карьеры. Их шоу изменилось лишь тем, что на сцене появился чисто выбритый череп Rob’а. Все остальное осталось прежним - вокалы, атака сдвоенных гитар, работа ударных... да, и конечно Ian Hill. Все почти как всегда – конечно время немного изменило его волосы и лицо, но Ian удивительно хорошо сохранился для человека так много пережившего и сделавшего на этом металлическом ландшафте.

Когда он садится передо мной со своей дочерью, которая оказалась одной из самых милых, хорошо воспитанных девочек, которых я встречал в своей жизни, похоже, он упивается рассказом о том, как они посетили одну из местных индейских деревень. На самом деле, есть нечто сверхъестественное в рассказе о жареном хлебе из уст парня, который до этого существовал для тебя и для многих как простое лицо на плакатах украшавших стены комнаты подростка или как образ, который можно было найти в буклетах разных компакт дисков или кассет, которые бесконечно крутились в твоей стерео установке. Вы знакомы с ним, но вы не знаете его. Вы видели его, но возможно никогда не замечали. Один аспект разговора выделяется наибольшим образом, когда мы говорим о том, что Ian не случайно так долго удержался на своем месте и выжил. Он интеллигентен, разговорчив и очень вежлив. В век, когда многие музыканты менее известных групп убеждены, что у них есть право отделять себя от людских масс, это парень, который делает свою работу в рамках группы, человек, который никогда не жалуется и похоже, искренне благодарен такой возможности. Ian’у совершенно чужд имидж звезды, однако любой, кто интересуется металлическим жанром, узнает его. Металлисты юнцы и музыканты в целом должны обратить свое внимание, потому что секрет продолжительного успеха не имеет ничего общего с модой или стилем прически – успех приходит от постоянных выступлений не зависимо от того, какой музыкант нужен для жизни группы. Ian соответствует образу такого музыканта, и вот почему он все еще здесь.

Вы гастролируете в рамках фестиваля “OzzFest”, выпускаете новый альбом Judas Priest, потом проведете хэдлайнерское турне – что ты думаешь о такой загруженном расписании?

“Первоначально мы собирались закончить работу над новым альбомом в начале июля еще до начала концертов “OzzFest”, но не сложилось. Хотя сейчас мы на финишной прямой – осталось лишь сделать несколько наложений, а потом только все смикшировать и спродюсировать. Это займет несколько недель, мы нацелились на середину декабря, и потом ты бессилен что-либо сделать, потому что все закрывается на рождество. На время все замирает. Мы подумали, что нам будет гораздо лучше проделать дополнительную работу над альбомом и сделать все по высшему разряду. Затем, мы продолжим гастролировать в январе, а альбом выйдет 28 декабря. В этот момент, наверное, турне продолжится где-то в Европе, возможно в Британии”.

А летом вы проведете хэдлайнерский тур по Штатам?

Ian Hill: “Да, мы планируем приехать в Штаты еще до наступления лета, где-то в апреле-мае. Мы хотим провести турне до “OzzFest” и до гастролей всех остальных групп. Мы хотим провести свое турне, со своим шоу и своим продуктом. Очевидно, тогда же мы также сможем добавить в программу несколько новых песен. Мы будем играть гораздо дольше. Мы уже говорили о том, что фестиваль “OzzFest” был уникальным шансом для нас, но в этом случае ты представляешь усеченную программу. Мы играем 45 минут”.

Выходит, поклонники могут рассчитывать на двухчасовую программу хэдлайнеровского тура?

Ian Hill: “Именно. Когда мы поедем в свой тур, конечно, мы будем играть дольше”.

Ты не помнишь первую песню сыгранную Judas Priest вместе с Rob’oм после того, как он вернулся в группу?

Ian Hill: “Это была либо “Living After Midnight” либо “Green Manalishi” – не помню, какая именно. На самом деле, наверное, это была “Green Manalishi”.”

Для потомков, начало положено “Green Manalishi”.

Ian Hill: “Да, я рад тому, что мы так и не записали студийную версию этой песни с Rob’oм”. (Смеется)

А вы вроде, как только вчера сыграли ее на концерте?

Ian Hill: “Да, сыграли... последние 7-8 месяцев мы все были немного заторможенными после напряженной работы над новым материалом в студии. Да и потом, мы были измотаны и в первую очередь сыграли “Green Manalishi”. Мы не играли вместе около 13 лет. Магия вернулась”.

Что ты испытывал? Это был эмоциональный момент.

Ian Hill: “Лично я сначала испытал какую-то тревогу. Даже не смотря на то, что мы жили с этим парнем и работали над новым альбомом, я все еще боялся, возвращаться к нашим старым песням, и думал, как же все это будет звучать. Но уже к третьему такту, я решил, что это просто охерительно, понимаешь? Это было потрясающе. Затем, мы все вместе обсуждали нашу будущую концертную программу, а потом прогнали все песни от начала и до конца, и все вернулась на свои места. Это было изумительно. Я наслаждался этим”.

Тебе было трудно не обращать внимания на все те негативные заявления, прозвучавшие за все эти годы? Или все это исчезло само собой, как только вы начали играть?

Ian Hill: “Все это испарилось, хотя сначала было много клеветнических заявлений. Было много клеветы и горечи, но через какое-то время на золотом юбилее свадьбы своей матери Rob попытался вновь навести мосты, вот так. Раз уж я когда-то был женат на сестре Rob’а, они захотели пригласить и меня. Потом, Rob проявил себя настоящим дипломатом, и пригласил на это торжество всю группу. Вот так все и началось. Даже потом, когда он вышел за дверь, все изменилось к лучшему. Именно тогда был заложен фундамент его возвращения. Это было началом воссоединения”.

Удивительно, что такого события было достаточно для того, чтобы растопить лед.

Ian Hill: “Да, такое начало просто помогло растопить лед. К тому же, был выбран как нельзя лучший момент. У нас уже была возможность сделать это, не смотря на то, что я не могу сказать, что мы не могли сделать это сами, работая с Ripper’ом, только сам Rob мог сделать это со своей стороны. Не смотря на сложившееся положение, возможность воссоединения всегда оставалась, всегда казалось, что Rob только что закончил очередной этап своей карьеры, или мы прошли через определенный этап. Тогда, нам предложили выпустить бокс сет, “Metalogy”, и мы встретились в доме Rob’а, для того чтобы обсудить детали и оформление. Тем самым мы вновь собрались вместе, и это было просто потрясающе. С этого все и началось”.

Выходит, что юбилей в сочетании с работой над ретроспективным бокс сетом помог соединить жизни четырех людей таким драматическим образом?

Ian Hill: “Да, конечно. Все совпало. Это был необходимый нам катализатор”.

Тебе не кажется забавным, что 13-ти летняя разлука завершилась вашей встречей для обсуждения обложки cd и последующего семейного торжества?

Ian Hill: “Не знаю. Мы понимали, что воссоединение, так или иначе, неизбежно. Это было не минуемо. Мы все были заняты своими делами, и продолжали общаться друг с другом. В конце концов, публика просто захотела услышать Judas Priest вместе с Rob’oм Halford’ом. Я думаю, что Ripper всегда понимал это, и в конечном итоге, думаю, что это воссоединение пошло ему только на пользу. Пока он был в группе и пел все эти старые песни, Ripper всегда играл роль чужого заменителя, как бы хорошо он не справлялся со своими обязанностями, а он блестяще делал свое дело. Он просто феноменальный вокалист и замечательный парень, и я убежден в том, что его ждет яркое будущее. Теперь он может отправляться в свое свободное плаванье, сформировать свою группу, писать свою лирику, и делать все это самостоятельно, а не тусоваться за нашими спинами”.

Хотя конечно он не был просто очередным человеком, оказавшимся в предположительно проигрышной ситуации? Но ведь вы и Rob постоянно боролись, надеясь преуспеть и оспорить наследие Judas Priest?

Ian Hill: “Это один из тех случаев, когда целое куда важнее составляющих. Rob был лидером этой группы в течение 20 лет. Он был в центре внимания, находясь на сцене, и он был центром этого внимания. Все стремились взять у него интервью, и на фото сессиях, именно Rob, но может быть еще Кеn и Glenn, были другими лидерами группы. Как я уже говорил, нельзя уйти из группы и захватить с собой туже базу поклонников, потому что в конечном итоге, ты являешься компонентом единого целого. Печально, не так ли? Ну что тут поделаешь! Понимаешь, о чем я, он был популярным зубцом в механизме, состоящим из меня Кеn Кеy’я и Glenn’а”.

Роль фронтмэна вовсе не означала, что он может быть более популярным, чем остальная группа, которая могла продолжать свою карьеру с признанным именем, верно?

Ian Hill: “Нет, конечно, как с музыкальной точки зрения, так и с позиции популярности”.

Люди хотят видеть группу.

Ian Hill: “Точно, и думаю, что мы обязаны понимать это”.

Это понимание приходит с возрастом и мудростью, что нужно отойти назад и конечно оценить заслуги группы?

Ian Hill: “Это награда. В каждом моем интервью, пока Ripper играл в группе, неизбежно задавались вопросы о Rob’e. Когда он вернется? А вернется ли он? И т. д. В каждом отдельно взятом интервью. Я не понимал этого, пока он не вернулся, нельзя забывать, как все музыканты группы важны для людей. За все эти годы мы превратились во всеми признанный коллектив, но нам удалось продолжить свою карьеру. И мы очень счастливы этим. Многие люди до сих пор помнят нас и в их сердце есть место для нашей группы. Это дорогого стоит. Я думаю, что мы очень счастливы и очень гордимся тем, что последние несколько лет люди поддерживали нас и наше возвращение. Это ни с чем не сравнимое чувство”.

Как ты думаешь, выдержат ли альбомы с Ripper’ом проверку временем? Я знаю, что с одной стороны ты должен сказать, что тебя это не волнует, но останутся ли эти записи в истории?

Ian Hill: “Возможно, но когда мы с тобой узнаем об этом, также появится много молодых людей. Конечно, многие из них не видели нас ни с Rob’oм, ни с Tim’ом. Они увидят нас впервые, и из любопытства кое-кто из них, возможно, найдет некоторые из этих альбомов, которые станут для них неким открытием. Как ты говоришь, не думаю, что эти диски пройдут проверку временем, как это произошло с альбомом “Screaming For Vengeance”.

Или “Hell Bent For Leather”.

Ian Hill: “Да, и это печально, потому что ты вложил в эти два альбома много пота и слез”.

Как ты думаешь, Judas Priest стали важной металлической группой отчасти из-за своей невероятной способности сочетать металл с явной мелодичностью? Ты не считаешь, что в какой-то мере вы утратили это умение на альбомах с Ripper’ом?

Ian Hill: “Возможно, ты прав. Judas Priest всегда были многогранной группой. Мы всегда отличались тем, что воплощали более светлую, более искусную сторону металла. Даже с учетом всех наших баллад и всего остального, в конечном итоге, это металлическая музыка. Конечно, мы потеряли коммерческий потенциал на песнях записанных с Ripper’ом. Мы никогда не стремились записать песню для радио эфира. Мы лишь стремились быть, как можно более тяжелыми, – хотя на последнем альбоме у нас есть 2 баллады. Эти были хорошие баллады, но без коммерческого потенциала. Сейчас в металле прослеживается общая тенденция утяжеления, идет наращивание скорости, мрака или какой-то порочности. Все остальное отступает на второй план”.

С трудом можно найти группу с более широким музыкальным диапазоном в своем каталоге, чем Judas Priest. Группу с невероятным разнообразием, способную пройти путь от атмосферности альбома “Sad Wings Of Destiny” до откровенного поп металла “Turbo”.

Ian Hill: “Нас всегда отличал именно такой разнообразный подход. Мы всегда были открыты для экспериментов. Так будет и впредь. Если нам нравится какое-то звучание, тогда мы готовы взять его на вооружение. Если же нам что-то не нравится, мы забраковываем это. Все просто. На “Turbo”, мы использовали гитарные синтезаторы, мы играли через гитарные процессоры, и у этих примочек уникальное звучание. Мы решили, что это замечательная идея. Наверное, мы даже переусердствовали в этом вопросе. Когда альбом вышел, в прессе появилась масса противоречивых рецензий, и тем самым мы могли, были потерять часть своих фэнов, но, наверное, у нас также появились и новые поклонники. Я думаю, что сейчас “Turbo” считают эпохальным альбомом. На концертах, публика постоянно просит сыграть “Turbo Lover” – это одна из любимых песен наших фанатов, и это удивляет меня”.

Ведь большая часть публики хочет услышать песни с альбомов “Screaming For Vengeance”, “Defenders Of The Faith” и “Hell Bent For Leather”?

Ian Hill: “Да, и даже с “Painkiller”, хотя этот альбом демонстрирует тяжелую сторону Judas Priest. Частенько люди хотят услышать песни ставшие классикой. Вещи, прошедшие проверку временем. Даже играя их 30 лет на сцене, ты до сих пор получаешь ни с чем не сравнимое удовольствие”.

Правда, что ли?

Ian Hill: “Абсолютно”.

Когда сегодня вечером вы выйдите на сцену и сыграете “Living After Midnight”, вы все также будете наслаждаться этим?

Ian Hill: “Да, конечно, и толпа также будет безумствовать. Первые несколько аккордов, барабанное вступление и публика уже сходит с ума, когда они узнают эту песню. Энергетика зрительного зала – это нечто потрясающее. Если ты равнодушен к этой энергии, ты либо мертв, либо при смерти”.

Ты мог бы представить себя в другой роли, кроме роли басиста Judas Priest?

Ian Hill: “Не могу. Нет, если бы мне была дана вторая жизнь, то я сделал бы, то же самое. Мне очень повезло в том, что я могу зарабатывать на жизнь своим любимым делом”.

В век, когда большинство людей работают на одном месте всего несколько лет, как тебе удается десятилетиями сохранять рабочие отношения с главными музыкантами группы, то есть с Glenn’ом, Кеn Кеy’ем и Rob’oм?

Ian Hill: “Я думаю, что мы были успешной командой, потому что мы все фанаты этой группы. Нам нравится играть в этой группе, и мы занимаемся своим любимым делом. Кеn, Glenn и Rob – замечательные авторы и формируют прекрасные творческую команду. Они буквально созданы друг для друга. Я думаю, что мы все очень гордимся своим делом, и это заметно. Кроме всего прочего, нам повезло, потому что мы друзья. Мы все очень разные по характеру люди. Однако у нас получалось оставаться друзьями, а ведь это очень важно для любых длительных отношений”.

Насколько тебе было тяжело продолжать считать Rob’а своим другом или иногда общаться с кем-то в группе, к кому-то не испытывал симпатии в определенный момент времени? Ведь 30 лет – внушительный срок.

Ian Hill: “Иногда тебе хочется кого-нибудь придушить. Так бывает, – иногда вы – друзья не разлей вода, а иногда ты можешь не разговаривать с остальными неделями”.

Однако все понимают, в какой момент надо “сдать назад”?

Ian Hill: “Конечно. Ты уже знаешь, как другой может отреагировать на те или иные вещи. Ты понимаешь, когда нажимаешь не ту кнопку, а когда пора поумерить свой пыл”.

Работу в Judas Priest можно сравнить с браком или скорее вы - семья?

Ian Hill: “Мы как семья, возвращение Rob’а можно сравнить с возвращением блудного сына. Он словно наш брат вернувшийся домой из заграничной поездки или что-то типа этого. Вот так все и было, мы с огромной любовью относимся друг к другу. С его приходом нас захлестнули чувства и эмоции. Мы несколько раз крепко обняли друг друга, расчувствовались и т. д. Это было очень искренне и откровенно. Как замечательно, что он вернулся. Все плохое забывается, и остается только хорошее”.

Сюжетная линия фильма “Рок Звезда” как-то перекликалась с историей Judas Priest?

Ian Hill: “Местами, достаточно похоже. Я имею в виду сюжет о том, что никому не известный парень попадает в свою любимую группу, это достоверная часть. Все остальное - вымысел. Впервые мы узнали об этом фильме через Интернет, и люди говорили, что эта картина – история Judas Priest. Но это не так. Может быть, это история Judas Priest и Tim Ripper’a Owens’а или Ripper Owens’a и Judas Priest”.

Что случилось, когда сценаристы захотели назвать фильм “Металлический Бог”?

Ian Hill: “Да, нам пришлось вмешаться и помешать этому. Если бы это случилось, карьера Rob Halford’а ощутимо пострадала бы. Мы позвонили в производственную кинокомпанию и сказали: “Ну, держитесь, если вы выпустите фильм с таким названием, тогда будете иметь дело с нами. Когда вы захотите назвать фильм или что-то узнать, мы будем в курсе дела. Если вы собираетесь подобрать актеров, тогда может быть стоит встретиться с нами”.

Все нужно было согласовывать с группой?

Ian Hill: “Точно. Как оказалось, это не имело никакого отношения к истории Judas Priest – история какого-то самого обычного парня из самой обычной группы на основе истории Tim Ripper Owens’а. Это была замечательная история. О Тim’е была большая статья в “New York Times”, и эта новость попала на первые полосы. Потом эта крупная производственная компания купила права на эту историю. Однако когда люди начали говорить об истории Judas Priest, мы решили, что нам будет лучше вмешаться. Если они хотели изобразить нас бандой психопатов топорных убийц или что-то типа этого, мы решили, что надо прояснить эту ситуацию. Мы сказали им: “Если вы хотите встретиться с нами, приходите, и мы вам все объясним”. Однако они не захотели встречаться. Я думаю, что они хотели полную художественную свободу, это прекрасно, но если они собирались снять фильм, они не хотели эксплуатировать имя группы”.

Как ты думаешь, они хотели посмаковать грязную часть истории в свете отставки Rob’а, проанализировать его стиль жизни? Это был определяющий фактор изначального раскола?

Ian Hill: “В конечном итоге, это была уж не такая большая проблема. Rob ушел, и с момента его ухода прошли годы. На самом деле этот раскол произошел, потому что мы только что закончили турне, и каждый пошел своей дорогой... только Rob взял и не вернулся. И начались все эти дрязги, клевета, но ничего более. Не думаю, что тогда сам Rob прямо жаждал этого ухода. Просто так получилось. Думаю, что тогда Rob хотел только одного – записать сольную пластинку. А мы все твердили о том, что измотаны гастролями рутиной “гастроли-запись альбома”, мы должны были отдохнуть, потому что перегорели. Прежде всего, мы решили немного отдохнуть. Rob просто решил, что у него появится прекрасная возможность. У него не было ни жены, ни детей, и он решил, что хочет записать свой сольник. К сожалению, сольный альбом превратился в сольную карьеру. Очень жаль, что потом начались все эти разборки, и все вышло из-под контроля”.

Тогда вы словно спорили с братом. Теперь для вас это уже не столь важно, но когда такое было, чтобы лидер певец записывал свою сольную пластинку и продолжал работать в составе группы?

Ian Hill: “Думаю, это большая редкость. Сейчас тебе остается только одно – посмотреть, сколько народу приходит посмотреть на нас, и сколько публики мы собирали, работая без Rob’а. Мы понимаем чаянья наших поклонников, а они хотят, чтобы оригинальная группа не распадалась”.

 

 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.