( 1 Проголосовал ) 

 

 

Биография и личная жизнь Rob Halford вокалиста группы Judas Priest - журнал Metal Hammer 2005г.

 

Биография и личная жизнь Rob Halford вокалиста группы Judas Priest - журнал Metal Hammer 2005г.

 

Как один из истинных новаторов Heavy Metal’a, фронтмен Judas Priest Rob Halford стал вдохновением для трех поколений рок фронтменов и фронтменш. В бой рвался: Daniel Lane. Фотографии: John McMurtrie.

Для новичков, расскажи нам, где и когда ты родился?

Rob: “Я родился 25 августа 1951 года. Я родился в доме моей тетки в Sutton Coldfield – именно там я совершенно неожиданно появился на свет! А потом, конечно же, мои папа с мамой переехали в Walsall, где у меня до сих пор есть свой дом”.

Поделись с нами своими первыми детскими воспоминаниями.

Rob: “Наверное, тогда мне было года четыре-пять, я топал по улицам близ муниципального дома, в котором я вырос. Я думаю, что это мое самое яркое воспоминание, но я также помню, как до этого я фотографировался вместе со своей сестрой. У моей мамы сохранилась та старая фотография, на которой мы оба стоим и держим в руках такие маленькие куклы-марионетки. Конечно, были и более ранние снимки, но так или иначе это была моя первая официальная фотосъемка, которую я прекрасно помню!”

А у тебя есть еще родные братья или сестры?

Rob: “Да, у меня есть 30-ти летний брат”.

Ты ладил со своим братом и сестрой?

Rob: “Да, прекрасно ладил. Моя сестра на год младше меня и мы никогда не вели себя как типичные брат и сестра – мы просто лучшие приятели. Мы всегда присматривали друг за другом и поддерживали друг друга. Когда на свет появился наш младший брат, мы были совсем еще юными подростками, этакими аутсайдерами. Но когда ты подросток, ты начинаешь изучать окружающий тебя мир, а потом в твоей семье появляется новый человек, и ты вновь становишься очень домашним ребенком и чувствуешь огромную защиту своей семьи. Однако если говорить, в общем, и целом, то мы всегда были типичной семьей. Между нами всегда происходили какие-то мелкие разборки – ведь это обычное дело. Я думаю, что такое бывает во время формирования твоей личности, когда вы помогаете, друг другу справится с жизненными препятствиями”.

Что ты испытывал, будучи самым старшим ребенком, в семье с тремя детьми, живущими в самой бедной области?

Rob: “Все знают о том, что в Западной Части Района Средних Английских Графств есть несколько очень бедных районов, но в этих областях живет честный, рабочий класс. Когда я родился в начале 50-х, Вторая Мировая Война закончилась всего лишь несколько лет тому назад, и в нашем районе продажа продуктов питания была все еще нормированной. Но люди были очень гордыми, и очень стремились вернуться в свои дома и как говорится “встать на ноги”. Жизнь тогда была далеко не сахарная. Мой папа работал на сталелитейном производстве, а моя мама работала вне дома, и также как отец на производстве и т. д., но у меня было хорошее детство. Как и в любом другом многоквартирном муниципальном доме, все жильцы знали, что творится в семьях друг друга. И все также знали, кто, чем зарабатывает на жизнь. У меня сохранилось множество замечательных воспоминаний о том времени. Это было прекрасное место для начала жизни, и тогда я научился ценить чужой труд и я считаю, что Judas Priest сохранили в себе эту рабочую этику. Нас и сегодня можно назвать музыкантами-трудоголиками. Мы никогда не принимаем что-то на веру и очень важно, что мы до сих пор понимаем, почему нам хочется играть в этой группе”.

В продолжение этой темы – насколько тебе было трудно признаться в своей гомосексуальности?

Rob: “Я считаю, что это жизнь, если говорить о давлении которое я испытывал, через это проходит любой голубой – когда ты чувствуешь себя в изоляции и считаешь, себя единственным человеком в мире который переживает подобные чувства. Сегодня, не принято говорить о подобных вещах. Об этом умалчивалось в СМИ, не говорили об этом в мыльных операх или на ТВ. И, я хочу сказать, почти до своего 30-ти летия я не считал, что являюсь частью чего-то большего, понимаете? Я думаю, что свою музыку я должен был использовать для выплеска накопившийся агрессии и депрессии, которую я испытывал, ведь мы все используем музыку для того, чтобы дать выход своим эмоциям. Я знаю о том, что и сегодня это все еще сложный вопрос, даже с рассветом популярной культуры в Англии, к гомосексуальности до сих пор относятся с большим нетерпением. Я знаю, что сейчас стало немного полегче, но это до сих пор сложный вопрос, особенно в мире Heavy Metal’а. Однако, как я уже говорил, мне хотелось бы думать, что я разрушил этот особый миф”.

Как ты относишься к собственному ярлыку “голубой иконы”?

Rob: “Я считаю, что когда ты получаешь подобное признание, ты такого просто не ожидаешь. Все дело в том, что я Heavy Metal’ический вокалист, поющий в группе. Лишь из-за того, что моя сексуальная ориентация не соответствует общепринятой норме, похоже, я всегда буду испытывать на себе дополнительный интерес со стороны СМИ. Весь прикол состоит в том, что я никак не “свечусь” в голубых СМИ – но я совершенно не стремлюсь к подобной рекламе. В голубой прессе обо мне пока что еще не было написано ни одной статьи, а все, потому что я считаю, что широкие СМИ до сих пор считают Heavy Metal скопищем настоящих мачо, и голубые СМИ все еще относятся к тяжелой музыке с некоторой беспристрастностью”.

Тебя не смущает то, что внешний образность Judas Priest и ваша одежда отображает определенные аспекты голубой культуры, даже не смотря на то, что сам жанр Heavy Metal до сих пор считается очень гетеросексуальным движением?

Rob: “Ты так ничего и не понял в этом вопросе! Когда мы принесли эту образность в нашу музыку, мы сделали это лишь потому, что хотели подчеркнуть связь между нашим звучанием и нашим внешним обликом – мы так агрессивно звучим, значит, мы и выглядеть должны соответственно. Меня лично всегда прикалывало, что определенная часть голубой культуры также одевалась подобным образом. Однако лично я никогда не стремился одеваться так, будучи голубым. Так уж все вышло, понимаешь? Таких как я называют очень не оригинальными голубыми, если говорить об одеждах”.

В 80-х, когда появились группы смазливых мальчиков с накрашенными губами, которые одевались в кожаные прикиды для того, чтобы снимать девочек, как ты сам относился к группиз?

Rob: “У меня не было ни одной группиз! (смеется) И это печально. Я был этаким “холостяком” всю свою музыкальную карьеру. Я знаю, что этот бизнес неразрывно связан с сексом, наркотиками и рок-н-роллом… Да, когда-то я принимал наркотики, и я до сих пор играю рок-н-ролл, но можно сказать, что я занимался сексом только когда возвращался в номер своего отеля и дрочил! (смеется) мне не хочется разрушать общепринятое представление об этом стиле жизни, но вся твоя жизнь сводится к выступлению на сцене, потом ты принимаешь душ, что-то ешь и возвращаешься в номер своего отеля… один!”

Вернемся к началу нашего разговора, какие отношения у тебя были с родителями в твоем детстве?

Rob: “В общем, и целом, очень и очень хорошие. По сути, я не припомню никаких особых конфликтов. Мои родители стремились к тому, чтобы их дети были счастливы”.

Как твои родители отреагировали, когда ты сказал им о том, что хочешь петь в группе? И что они сказали, когда узнали о том, что ты голубой?

Rob: “Я думаю, что они уже были к этому готовы – я имею в виду, мое участие в группе. До позднего подросткового возраста я совершенно не думал о своей карьере профессионального музыканта. И когда мне было где-то 20-21 год, я уже был частью этого металлического мира. Но моя мама придерживалась такой семейной философии: “Ты счастлив? Ну, если ты счастлив, тогда и я счастлива вместе с тобой”. Это такая очень простая мантра, не так ли? Мои родители всегда поощряли и поддерживали меня во всех моих начинаниях. Я пел в школьном хоре, и я всегда пел в школьных постановках и я думаю, что они понимали, что я получаю огромное удовольствие от этого пения. Если же говорить о признание моей гомосексуальности, то сначала это стало для них большой и неожиданной проблемой или, если это можно считать моей судьбой, на самом деле такие вещи ими никогда обсуждались. Понимаешь: “Если он….. ну и что? Пока он счастлив”. Но опять же, все дело в их открытости и их надежде, что все их дети будут довольны, кем бы они ни были и чем бы они ни занимались. Я думаю, что для меня это была ужасная участь как для того малыша в фильме, Billy Elliot, когда его отец не хотел, чтобы он стал танцором и решил, что-либо выгонит его из дома, либо никогда больше не будет разговаривать с ним или же просто проклянет его”.

Какую роль в твоем воспитании сыграла религия?

Rob: “В моем детстве, на самом деле мы никогда не говорили о религии и духовности, все эти разговоры которые бывают в любой семье. Ты идешь в церковь для того, чтобы окрестить ребенка. Потом ты сталкиваешься с религией на свадьбе, потом на похоронах, не так ли? Так что в этом смысле религия не сыграла в моей жизни никакой важной роли. Как и все остальные вещи, которые ты открываешь, идя по этой жизни, как только ты становишься взрослым и пытаешься понять этот мир. “В чем смысл нашей жизни?” – и подобные вопросы – ты начинаешь философски относится к таким вещам”.

Так верующий ли ты человек?

Rob: “О, да, во мне живет огромная вера. Лично я обрел веру в 1986 году, когда я бросил пить и употреблять наркотики. И как только я обрел веру и начал процесс излечения, я обрел настоящий душевный покой. Я начал понимать, что в этой жизни важно, а что тлен и суета. Когда раньше я нажирался до беспамятства, я просыпался на следующее утро и не помнил, как я добрался до дома. Я понимал, что весь этот угар не поможет мне в сочинении музыки, и определенно все это мне было не нужно для того, чтобы жить своей жизнью – наверное, какой-то ангел хранитель присматривал за мной”.

Автор статьи: Daniel Lane
Журнал Metal Hammer Англия 2005г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Роб Вы - титан индустрии, никто в этом не сомневается. Каково ваше мнение относительно текущего состояния метала?

Rob Halford: - Замечательно. Абсолютно замечательно. Это - абсолютно другой мир по сравнению с тем - 20 или 30 лет назад. Как только Интернет появился, метал появился повсеместно. Но Вы знаете, интернет это награда для талантливых людей. Этот интернет важен, с глобальной точки зрения, только для сильных духом людей. Интернет - стимулирует. Мы судим и видим группы, когда мы находимся в туре. Это здорово. Это стимулирует. На горизонте есть всегда новый материал.