( 0 Проголосовали ) 

 

 

Rob Halford рассказывает о  группе Fight  - журнал Rock Hard 1993г.

 

Rob Halford рассказывает о  группе Fight  - журнал Rock Hard 1993г.

 

Не просто встречаться с богом. Из поначалу обещанных сорока минут опроса Rob Halford’а по причине нехватки времени вдруг остаются двадцать пять, это моменты, в которые ты проклинаешь тот факт, что не выбрал для себя более приличной профессии…

Однако жизнь наша есть борьба. Fight – так называется новая группа Rob’а, который уже в названии своего дебютного альбома “War Of Words” (Война Слов) засвидетельствовал свою волю к – невооруженному – столкновению. Слов по поводу разрыва Rob Halford\ Judas Priest было за это время напечатано уже так много, поэтому здесь только краткий комментарий Rob’а:

“Одним предложением этого сказать невозможно, дело это слишком непростое. Когда я начал с этой новой группой, я хотел уйти из пластиночной фирмы “Columbia”, в которой я был вместе с Judas Priest долгие годы. Я хотел новую фирму, новую группу, новый менеджмент, все новое. Пластиночная фирма не хотела сначала меня отпускать. Тогда мои адвокаты повнимательнее просмотрели мой контракт с “Columbia”, и он оказался хреновым. Мое предложение – быстро и дешево расчистить это дело они отклонили, поэтому началась эта большая судебная тяжба. Однако мои отношения с Ken’ом, Glenn’ом и Ian’ом, которые не хотели подобных трений, становились тем временем все хуже и хуже – на приватном уровне. Впервые за многие-многие годы, и это стало очень-очень ужасным. Мне думается, что здесь раскрылось многое из истинного, и под конец мне стало ясно, что эти типы больше не нравятся мне. После всех тех лет, что мы были вместе как группа, я обнаружил, что они такой сорт людей, которых я не люблю. Я имею в виду, что приватно мы никогда по-настоящему не были близкими друзьями. Мы собрались вместе только, чтобы записывать пластинки и проводить гастроли. У нас вообще не было ничего общего, мы никогда не ходили вместе в какие-нибудь кабаки или навещали друг друга на дому. В то время как альбом микшировался в студии “Wisseloord”, они прислали мне очень уж враждебное письмо, которое погубило для меня всякую возможность снова вернуться в группу. Но учитывая то, какие были у нас к тому времени отношения, я не вернулся бы даже за миллиард. Невозможно находиться в группе, в которой друг друга не любят. Это не имело бы смысла, даже если бы получался великолепный металл. Я даже близко подходить к ним не хочу! Поначалу это не имело вообще никакого отношения к моему соло проекту; все думали, да, это круто, и все говорили: “Да, сделай уж, чего там”. Как будто я вообще нуждался в их вонючем разрешении! Теперь они очень обозлились и, как мне думается, немало завидуют: у них нет группы, у меня есть клевый альбом и в скорости гастроли, а у них нет певца и нет вонючего барабанщика, да-а…”

C чем мы и вернулись в настоящее. А оно выглядит для Fight довольно хорошо. Четырех юниоров, всем около 20-ти, собрал вокруг Rob, и один из них сидит с ним рядом: басист Jay Jay, ровно вдвое младше Rob’а, который в свой 42-ой день рождения, очевидно, не смог придумать ничего лучшего, чем давать одно интервью за другим. Jay Jay немножко замкнут, так что надо его сдержанность нарушить. Накануне я смотрел один старый американский фильм, в котором Борис Сегал играл персонажа по имени Jay Jay – лента называлась “Born To Win” (Рожденный побеждать). Вопрос к Jay Jay’ю: “Он испытывает в Fight чувство, что является прирожденным победителем?”

“О да, это я и есть” – улыбается он – и потом молчит.

“Ты должен развить это подробнее Jay” – ободряет его Rob. “Я имею ввиду, что ты должен сказать еще что-то, а не только: “Я прирожденный победитель””.

“Это мой первый мэйджор-группа” – наконец решается Jay Jay. “Это действительно большая честь работать с таким известным артистом, как Rob. Он бог металла. Когда мне стало ясно, что я действительно буду играть в этой группе, я не знал, как мне к этому относиться. Работать с ним – великолепно, потому что он такой классный чувак, он такой профессионал и уже так долго в этом бизнесе, как я живу на свете”.

“Это сильно” – вмешивается Rob. “Я уже делал музыку, когда у него не было еще яиц”.

“Да” – подтверждает Jay Jay. “Это действительно скачок! Когда я впервые встретил Rob’а на “Turbo”-гастролях, я не мог предвидеть, что я когда-либо буду играть с ним в одной группе. Все действительно идет великолепно”.

Именно в этом ключе и звучит альбом, на котором Scott Travis забивает в землю барабанную установку, а Russ Parrish и Brian Tilse демонстрируют первоклассный рифинг. Но что означает для Rob’а название группы? За что или против чего он борется?

“Я люблю это слово, оно очень провоцирующее и спорное. Оно означает многое: преодолевать невзгоды, побеждать, неважно в какой области идти вперед и преодолевать все препятствия. Это слово ты слышишь каждый день, везде и на любом языке мира. Оно является выражением честолюбия группы и его мечты разведать все возможности в металле. И если мы с чем-то боремся, то с вещами, которые нас окружают. “War Of Words” рассматривает где-то в чем-то тему цензуры – но не таким шаблонным образом, как делают многие группы, а более абстрактно. Речь идет о предупреждениях и о такого сорта людях, которые пытаются тебя разделать, будь то на общественном или коммерческом уровне. В повседневной жизни постоянно бывают словесные конфликты, например, во время ссоры с подругой, шефом или с одним из участников группы, поэтому мне нравится тот таинственный, загадочный характер, который выявляет “War Of Words”. Помимо этого речь идет о темной стороне отношений в композиции “Life in Black”, где один из двух человек, которые находятся вместе, дает больше, чем другой, и констатирует, что он предпринял все усилия, чтобы задействовать эту связь, в то время как другой человек все время только что-то симулировал. Даже в хороших отношениях есть всегда темная сторона, огорчения и проблемы, которые приходится решать. В “Nailed To The Gun” речь идет о злоупотреблении оружием – не в военной, а в общественной сфере: когда детей сражает шальная пуля и тому подобное отчаянное дерьмо, которое ежедневно случается в Америке. Вопросы, которые мы затрагиваем – это, стало быть, очень реальные вещи, а не то что фэнтэзи-дела Judas Priest.”

Одна из песен называется “Reality, A New Beginning” (Реальность, новое начало), и она до некоторой степени является девизом для содержания текстов альбома, но также и для целого ряда перемен в жизни Rob Halford’а.

“Многие люди застревают в круговороте привычек и повторений, будь то их работа, их внешность, их одежда. То есть все их вещи, в которых человек привязывается к фиксированному восприятию” – поясняет Rob Halford. “Здесь наша задача избавиться от этого. Во время микширования этой вещи мне сказали, что она отражает как раз ту перемену, которая произошла со мной. Что я нашел в своей музыке реалистичную основу, что я говорю о действительных вещах. Сказали, что моя музыка для 90-х годов ближе к действительности. И да, черт побери, это верно”.

И действительно исчезла кожа, исчезли цепи, наручники, заклепки, исчез и желтый платок, который раньше иногда свешивался из его левого кармана на заднице – кстати, это водноспортивный опознавательный знак из гомосексуальной кожаной сцены. Rob Halford 93-го года выглядит более непринужденно в футболке, бойцовских ботинках и широких болтающихся шортах, которые – что там ни говори об удобстве и свободе действий – выглядят так ужасно неэротично. Rob уже больше не “Hell Bent For Leather”, то есть не помешан на коже?

“Нет, поскольку я считаю, что это были Judas Priest, я выглядел бы порядочным придурком, если бы я сейчас так разгуливал и выезжал на “Harley Davidson’e”, поскольку Fight не имеют ничего общего с Judas Priest. Так я теперь решил. Fight не связывают себя с какими-либо костюмами, только с музыкой, которая идет из усилителей и колонок и больше ничего. Никакого “Heavy”-имиджа. Мы выходим на сцену в шмотках, которые носим на улице – так и должно было быть. Когда я был с Judas Priest, я облачался в некий костюм из-за определенной роли, которую я играл. Это была в основном фантазийная роль. Речь идет о том, чтобы примениться к роли, которую ты на себя берешь, и войти в нее. Роль, которую я играю в Fight, совершено иная, чем у Judas Priest, и для меня здесь нет никакого сходства – за исключением голоса. И здесь я пробую экспериментировать, поскольку музыка это позволяет. Это великолепная возможность использовать и показать разные стили и технику игры”.

Очевидно, такая песня, как “Little Crazy”, раньше вообще была бы не возможна.

“Нет, думаю, нет. Ибо подобные вещи абсолютно не одобрила бы другая сторона”.

Rob на этот раз в одиночку написал все вещи – он сочиняет с помощью драм-машин, ритм гитары, баса и клавишных. Аранжировал всю группу, и в будущем он должен также участвовать, конечно, и в сочинении песен.

“Для меня гитара всегда имеет приоритет” – подчеркивает он. “Я считаю, что костяком песни является хороший интересный ритм с прогрессивными сменами аккордов и может быть, хорошим ведущим рифом”.

Этот альбом значительнее суровее, чем большинство работ Judas Priest. Как раз такой материал, который нужен, когда сосед у тебя джазист, который дает уроки на саксофоне зеленым новичкам – и тут такая песня, как “Kill It”, действительно, придется кстати.

“Клево то, что почти все журналисты, с которыми мы имели возможность беседовать, выражали ощущение, что это очень-очень сильный альбом в новом стиле и новом направлении. Это для меня очень важно и, надеюсь, для всех участников Fight желанно: быть частью чего-то нового”.

Сначала ни одна собака не знала что следует ожидать от проекта Rob Halford’а, предсказания авторов прессы были порою весьма фантастическими и авантюристическими.

“Когда меня перед этим спрашивали в интервью, что я в основном слушаю, я отвечал: “Ministry”, “Nine Inch Nails” и тому подобное”. Некоторые люди думали потом, что это будет звучать, может быть, как “Ministry” или как “Pantera” – я читал одно интервью с K.K. Downing’ом, который предположил, что он будет более трэшевым, но и он в цель не попал. Что самое клевое: я оставил после себя след замешательства. Я точно знал, что говорил там всеми этими замечаниями; я знал, что каждый будет предполагать всевозможное, эта реакция была мне ясна. И когда прессе были присланы предварительные кассеты, все были поражены, потому что это было не то, чего они ожидали”.

Ввиду молодости музыкантов Fight можно было бы подумать, что Rob Halford, между прочим, вошел еще и где-то в чем-то в роль отца.

“Ну, я бы этого не сказал. На полном серьезе, я ощущаю себя только лишь певцом группы и тем человеком, который занимается необходимыми деловыми вопросами. Для меня это никогда не было вопросом возраста музыкантов, но вопросом их способностей и достоинств, и я полагаю, что если я в состоянии сохранить за собой сильную роль в качестве певца Fight, тогда я способен быть частью этой группы и делать хороший металл и хорошее шоу. Тогда не будет никакой пропасти между поколениями”.

Поскольку местные метал фэны так пришлись Rob Halford по сердцу, гастроли Fight начнутся в Германии. В первом отделении будут играть разные местные металл группы – как часть поддержки Rob Halford’ом молодой смены, которой он занимается вместе со своей фирмой “E.M.A.S.” (Entertaiment Management Advisory Services).

Низвёргся могущественный металлический ящур. Гранжевый покров окутал землю и задохнувшегося “Бога” – Judas Priest. На всём земном шаре уши многих людей все еще пытаются оправиться от 20-ти летней атаки звуковой агрессии Judas Priest. Но времена меняются, и то, что было когда-то тяжёлым адским молотом, теперь стало тонким ангельским созданием. Rob Halford - голос Judas Priest - знает о том, что пока его не было, кое-что изменилось, и вместо того, чтобы сидеть на своей заднице и наслаждаться результатами, он поднимает свои кулаки в “Драке”. Halford никогда не был лентяем (кроме того момента, когда его старая группа записала “Turbo”), и он вкладывает всего себя - это и есть первобытный инстинкт машины. Он рекрутировал 4-х, сердитых людей- молодых, раздражённых с жидкой яростью, вытекающей из их пор, пятнающих всё в пределе слышимости.

 

фото татуировки Роба Хэлфорда



Вы лишь можете громко вскрикнуть, чтобы сделать ударение, и для Halford’a это было вполне нормально, заполучить несколько перманентных чернильных выражениях того, что заставляет его тикать, тикать как бомба. “Мне потребовалось какое-то время, для того чтобы найти шумных людей, которые поработали бы на меня, – сказал Halford. “Я очень разбираюсь в артистах”. Его мастерская выбора – это Артистический кожаный дизайн в Фениксе, Аризоне. Теперь, на какое-то время, мастера “Большой “Джон и Jim Watson заняты выполнением частных заказов на татуировки лысых голов. “Я собирался сюда с того самого момента, как я сделал себе первое тату, - сказал Halford. “Так или иначе, у меня есть свободный денек, что бывает не так часто, я иду и просто тусуюсь здесь, наблюдаю и болтаю, все мы становимся большими друзьями”. Еще один выбранный из немногих, кто имеет превосходную возможность украсить кожу Halford’a – это эксцентричная, вульгарная личность Fight, басист Jay Jay - который так же поработал над несколькими другими группами “Slayer”, ”Skid Row” и “Pantera”. Halford гордится своим чудовищем. “Jay Jay – крайне талантливый басист, так же как и фантастический мастер татуировок. Он собирается захватить свою машинку в дорогу, и когда у нас будет свободный денек, если я смогу вытолкнуть его из кровати, он татуирует меня”.

Так же Halford точно выразил свой замысел, сидя в командирском кресле и, пытаясь татуировать себя сам. “Jay Jay пообещал научить меня, – сказал Halford. “Хотя я не уверен, кто собирается стать гениальной свиньей. Для меня удивительно видеть, как обнаженная кожа превращается в замечательный кусок искусства”. Со времен истоков Judas Priest, Rob Halford защищал права неистовой юности, и он энергично защищает право на свободу выражения. Предложения потатуироваться для Halford’a это свобода в личностном выражении: “Мои выражения, мои правила, моя жизнь”, – сказал он. И тяжело не согласиться с этим.

“Первый CD группы “War Of Words” (Epic Records)- это неистовая лавина возмущения и ярости, и он обладает определенным отношением к татуировкам. “Слово “Hard Core”, которым я выражаю себя, это продолжение меня. Все что я делаю – это “Hard Core”100%. Я до сих пор зол на мир. Я – анархист по своей сути”.

Даже хотя времена “Screaming For Vengeance” стали легендой, Halford и его извращенная группа хранят огонь искусства, ярости, - а Fight вскипятили эту ярость на новых уровнях. Послание стало еще более грубым, чем прежде, но так же мы наделены созидательной силой, мы должны сделать разумный выбор.


Автор статьи: Mike Seifert
Журнал Rock Hard Германия 1993г.

 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.