( 0 Проголосовали ) 

 

 

Группа Fight и её планы на будущее - журнал LiveWire 1994г.

 

Группа Fight и её планы на будущее - журнал LiveWire 1994г.

 

 

Впервые я увидела Fight в 24 градусную жару в Фениксе, штат Аризона, побывав на их трех первых выступлениях в зале “Mason Jar”. Потом, в четвертый раз, когда я была в “New Haven’e, штат Коннектикут, в зале “Тода” с группой при температуре 0 градусов. Несмотря на резкие климатические условия на обоих побережьях, стоило лицезреть Fight снова и снова. Rob Halford может быть металлическим богом, но он больше похож на дудочника, завлекающего своих зрителей гипнотизирующим неистовством с помощью своих товарищей по Fight. “Heavy Metal” еще никогда так хорошо не звучал со времен угасающей плавки металла.

Стоя среди твердолобых фанатов, я не смогла бы помочь, но указала бы на волну тел перед Rob’ом. Достаточно сказать, что, конечно же, никто не сделал бы это на сцене с самого первого гитарного рифа темы “Into The Pit” Fight тотчас же завладели толпой своей неудержимой силой. Они продолжали пихать пригоршню металла в наши голодные глотки, когда они долбили в таких убийственных темах как “Nailed To The Gun”, “Immortal Sin”, “Kill It” и “Vicious”. Даже акустическая версия темы “Little Crazy” никого не могла успокоить.

Fight выделились умением привлечь зрителей и своей музыкальностью, выступая, как заслуженные металлисты. “Порочный” Jay Jay останется незамеченным как демон с безумным взором, который ищет одержимости, в то время как гитаристы Brain Tilse и Russ Parrish играют попеременно режущие соло партии. А Scott Travis устрашает барабанами с расшатывающей землю интенсивностью. Но вокалы Rob’а, его присутствие, пробирают всех до косточек – он обожаем. В качестве анкоров, Fight разражаются невероятными кавер-версиями “Black Sabbath” “Sympton Of The Universe” и “Sweet Leaf”. В унисон поклонники махали своими сжатыми кулаками и судорожно мотали головами под классические вещи Judas Priest “Devil’s Child”, “Freewheel Burning” и под конец “Bloodstone”.

Позднее, за кулисами, я оказалась в компании человека, которым восхищается так много народу. Здесь его самые последние новости турне…
Каждый раз, когда я вижу эту группу, песни кажутся еще более невероятными, чем раньше. Fight в живую такие энергичные и интенсивные, что тебя это просто засасывает.

Rob: “Есть такое, и мы говорили об этом и раньше, о том, что мне нравится рисковать и сомневаться в своей собственной музыкальной карьере. Я просто счастлив за этот прием, и людям нравится музыка, и ты видела реакцию толпы. У нас есть экстремальные преданные верные поклонники, идущие за Fight, особенно здесь, в Америке. Что если на чистоту, для нас было одной из самых важных вещей, почувствовать себя здесь комфортно, в этой стране. Конечно, будучи американской группой, с английским вокалистом, я просто опасаюсь реакции на группу со стороны Америки. Все это для меня лично имеет большое значение”.

Здесь не только новые фанаты, но так же есть и старые. Когда вы начали исполнять Priest’овские песни, похоже, все знали буквально каждое слово.

Rob: “Да, и это удивительно, не так ли. Мы от этого просто забалдели. Это такая взаимосвязь, такой контакт, которого ты ожидаешь после определенного периода времени после пары, тройки пластинок или двух или трех больших турне по всей стране. Но мы завладели сердцами фанатов так быстро и так искренне, что мы просто в шоке от этого. Мы максимально оттягиваемся на этой второй части американского турне”.

Позвольте мне тебя спросить, как ты относишься к фанатам, требующим еще больше Priest’овских песен? Когда вы выходите на эту сцену после анкоров, когда вы исполняете только четыре Priest’овские вещи, они хотят, чтобы ты еще сыграл.

Rob: “Да, я знаю! Это большой баланс для меня и для группы, потому что мы получаем только фантастическую реакцию на весь Fight’овский материал. И потом, это только естественно, что часть толпы хотела бы услышать кое-что из вещей Judas Priest. Нам это нравятся. Мы качаемся, когда мы играем песни Judas Priest и “Black Sabbath”. Просто, таким вот милым образом, мы проводим вечер. И стоит надеяться из-за того, что мы делаем это, люди уходят из зала удовлетворительными, однако, они не чувствуют себя разочарованными. Потому что мы пытаемся делать все по чуть-чуть, и мы по возможности пытаемся доставить всем удовольствие”.

Хотя концерт и идет полтора часа, он кажется таким коротким.

Rob: “Неужели? Это для меня, всегда является великим знаком концерта, потому что ты знаешь, что сейчас, я уделяю этому мало внимания. И мне действительно нравится так поступать. Создается ощущение, что на все не хватает времени. С первых тактов темы “Into The Pit” и до последних тактов “Reality A New Beginning”. Потом мы возвращаемся и делаем другие вещи. И пока ты это делаешь, проходит полтора часа. Для меня это великий знак, я редко когда болтаюсь без дела больше чем 30 минут, потому что я становлюсь очень рассеянным”.

Почему для концерта ты выбрал именно эти Priest’овские песни “Devil’s Child”, “Bloodstone”, “Freewheel Burning”. Это твои любимые песни Judas Priest?

Rob: “Это песни мои и остальных участников. Мы уселись и взглянули на все возможности. Действительно попробовать выбрать те песни, которые может быть, не так часто исполнялись на концертах. Мы все еще рассматриваем другие вещи. Очень скоро мы начнем исполнять “Rapid Fire” из альбома “British Steel”. Мы уже джемовали эту вещь несколько раз. Список возможных песен бесконечен, я так считаю. Мы только не захотели играть обычные песни, которые ожидают услышать люди, такие как “You’ve Got Another Thing Comin’” или “Breaking The Law”. Мы подумали, а не исполнить ли нам кое-какой материал, который может быть, был бы несколько неожиданным”.

Я думаю, что люди хотели бы услышать в вашем исполнении “Screaming For Vengeance”, “Victim Of Changes” или “Sinner”.

Rob: “Я хотел бы спеть “Sinner”. В самом деле. Все возможно и нам просто повезло. Я думаю, какую бы кавер версию сделать со всех этих Priest’овских альбомов и множества Priest’овских песен. Да, в будущем, мы могли бы воспользоваться хорошей возможностью сделать любую из этих мелодий”.

А как насчет песен с ре-микшированного альбома “War Of Words”?

Rob: “Это нечто совсем другое, что я хотел бы, чтобы мы сделали. Я хотел бы, чтобы мы сделали ре-микшированные версии тем “Little Crazy” или “Nailed To The Gun”. На самом деле, я только сегодня услышал, что “EPIC” собирается выпустить компакт диск где-то в начале лета, со всеми подходящими ремиксами, плюс может быть один или два живых трека. Мы хотим сделать все эти пригодные миксы для наших поклонников с парочкой дополнительных вещей и выпустить все это, скорее всего, кода мы вернемся из Южной Америки”.

Когда же вы записали эти ремиксы?

Rob: “Attie (Bauw – продюсер) записывает их. Он занимается всеми ремиксами. Лично я не участвовал ни в одном из них, кроме того материала, который он переслал. У него все пленки и мы говорим о том направлении, в котором, мы чувствуем, нам следует двигаться. И мы долго разговариваем по телефону. И мы долго разговариваем по телефону. Он у себя дома в Амстердаме, а я или в турне или снова дома в Фениксе. Мы просто делим между собой затраты и возможности, а он пересылает 4 или 5 версий каждой песни. Это действительно необычный способ вести дела. Я ему полностью доверяю. И для меня нет другого законного способа все состыковать и довести до конца в любой предоставленной студии, пока мы в турне”.

Ваш следующий сингл “Immortal Sin” – один из моих любимых с альбома. Каков же смысл этой песни?

Rob: “Сама песня действительно рассказывает об определенных типах отношений, особенно межрасовых отношений, с точки зрения некоторых религиозных экстремистов. Вот почему она называется “Бессмертный грех”. Это всего лишь понимание этих взаимоотношений аутсайдерами. Но она также рассказывает об этом человеке, сомневающемся в отношении того, как эти люди атакуют их своими мнениями. Вот почему в ней есть такие строчки: “Пойманы в книге Господней извращенным страхом”. Библия учит любить каждого и делить жизнь вместе. Песня не говорит о сепаратизме. Но все-таки, потому же самому признаку, некоторые из этих фундаменталистов используют библию как оружие. Вместо книги любви, ее используют как оружие агрессии на определенных людей. Это было концепцией песни”.

Расскажи мне о видео, которое вы только что отсняли для нее?

Rob: “Мы снимались в этом старом товарном складе в деловой части Чикаго. Мороз – было ниже нуля градусов, потому что когда мы играем, ты можешь видеть, как пар выходит из наших ртов. Мы снимались с часу дня до трех ночи, а потом мы гнали на машине всю ночь на следующий концерт. Для съемок мы играли в живую и использовали вмонтированные вставки, частично взятые из представляющих аспектов взросления. Съемки в детском саду, ребенка четырех или пяти лет. Потом мы смонтировали обстановку начальной школы 15-16-ти летних. Затем мы включили съемку других типов обстановки, богатые люди, бедные люди, разные части города. Это вполне наглядное утверждение делаемое группой. И все же, мы не сделали этого утверждения. Я надеюсь, что “Immortal Sin” заставит людей по-другому оценить потенциал группы”.

Ваш последний сингл “Little Crazy” был вполне хитовым. Ожидал ли ты этого?

Rob: “Я думаю, что-то, что мы проделываем здесь с группой, это просто показываем бесконечные возможности. То, что мы не собираемся оставаться на одном уровне постоянно. В тебе может вызывать волнение и любопытство то, что Fight собираются сделать на следующий раз. И потом, снова это происходит от моего собственного мышления, потребности привлекать к группе людское внимание. Вместо того чтобы они говорили: “О они собираются записать ту же самую, старую пластинку или они собираются представить то же самое старое шоу”. По типу: “Да, я слышу в трубе что-то новенькое. Что же это будет?” И все эти идеи, которые проносятся у тебя в голове. Для меня важно знать, что люди думают о Fight”.

Что ты чувствуешь по поводу того, что Sebastian Bach из Skid Row назвал своего малыша твоим именем?

Rob: “Это было полной неожиданностью. Мы были в автобусе, мчавшемся из New Jersey в Allentown (штат Пенсильвания) и я узнал бы этом по факсу, который я получил в автобусе от нашего турового менеджера. Этот факс пришел из пресс офиса Sebastian Bach’a, и в нем была вся информация о том факте, что он был на сцене и джемовал с группой. Они играли “Devil’s Child”, когда ему позвонили на мобильный телефон и сказали, что его жена родила. Это был действительно интересный и немного забавный пресс-релиз. Но я был в шоке. Я даже не мог представить себе, что он собирался назвать своего сына Halford’ом. Я очень разволновался по этому поводу, и меня это совершенно выбило из клеи. Это было просто замечательно. Впервые, в честь меня кого-то назвали (смеется)”.

Дальнейшие планы группы?

Rob: “Мы поедем в Японию. Когда там вышла наша пластинка, все магазины распродали ее за 24 часа, и они были вынуждены на следующий день еще раз заказать ее. Также к тому времени, когда мы туда поедем, билеты на все концерты будут полностью распроданы. С этой группой происходят только выдающиеся события. Лично я благодарен и взволнован за интерес к группе по всему миру. Для нас происходит так быстро, чтобы обсуждать пластинку, которой нет еще и года, и все же у нас есть этот постоянный барьер интереса и все хотят посмотреть на нас. Новая группа, собравшаяся к тому же тоже чуть больше года назад, а мы уже делаем мировое турне, которое прошло по всей Европе. И мы заканчиваем наше второе турне по Штатам. Потом мы поедем в Японию, Австралию и Южную Америку. Это просто потрясающе.

 

Автор статьи: Borivoj Krgin
Журнал Terrorizer Англия 1993г. 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.