( 1 Проголосовал ) 

 

 

Rob Halford дает интервью музыкальному каналу на MTV - 1998г.

 

Rob Halford дает интервью музыкальному каналу на MTV - 1998г.

 

 

Rob Halford прошел, по крайней мере, через несколько заметных перемен во время своей карьеры, которая началась в начале 70-х. но до сих пор он больше всего известен как завывающий фронтмен в проклепанной коже металлических тяжеловесов Judas Priest. С тех пор как он покинул группу в декабре 1992 года, Halford вновь появился как татуированный певец беспощадного панк коллектива Fight, а теперь как фронтмен с козлиной бородой, драйвовой индустриальной группы TWO. На этот раз Halford в одной команде с гитаристом John’ом Lowery и исполнительным продюсером Trent’ом Reznor’ом для дебютного альбома TWO – “Voyeurs”, который появится в следующем месяце благодаря лейблу Reznor’a – “Nothing Records”. Когда “MTV” NEWS недавно сели с Halford’ом, он рассказал о новом звучании TWO, влиянии Reznor’a на проект и своих днях в Judas Priest.

О да, он также сказал нам что он – голубой. Наслаждайтесь.

Твой проект TWO заметно отличается от всего, что ты делал прежде. В чем разница? И как бы ты мог описать музыку людям, которые ее еще не слышали?

Rob: “Да, я чувствую, что музыка TWO, если сравнивать с тем, где я нахожусь сейчас, и где я был в своей музыкальной карьере раньше – это большая разница, настоящий шаг в направлении того, что я пытался достичь за последние несколько лет.

Это действительно многомерная ситуация потому что если ты возьмешь каждую вещь в отдельности. То каждая тема говорит что-то свое. Песня “I Am A Pig” отличается от “Deep In The Ground” так же как “Bed Of Rust” отличается от “Hey, Sha La La”. Все эти вещи специфичны, когда ты рассматриваешь их отдельно от альбома “Voyeurs”. И все же когда они вместе идут одна за другой до конца пластинки это очень связное произведение и это замечательно.

Мы никогда специально не задавались целью быть группой одного звучания. Мы просто начали с очень простой выверенной философии, если таковая существовала. Просто создавать великолепные песни, не ограничивая самих себя, никаких препятствий, разговоров: “Да, мы собираемся стать вот такой вот группой. Собираемся сочинить вот такую вот музыку”. Каждая песня обрела свою собственную форму, и когда все было закончено, мы начали заниматься чем-то еще. Так что я считаю, что в этом и есть истинная чистота. Чувство, которое я получаю от людей окружающих нас, которые прислушивались к этому… это очень чистая форма. Форма, имеющая свою индивидуальность. И все же мы не стали вешать на нее ярлык. Я думаю, что очень трудно определиться с формулировкой”.

Как ты встретился с Trent’ом Reznor’ом и как вы пришли к совместной работе?

Rob: “Ну, я поклонник “Mardis Gras” и каждый год я езжу в Новый Орлеан. Так же как я поеду туда в этом феврале, а у Trent’а была там своя студия. Теперь конечно у него свой дом. Я болтался по городу с несколькими друзьями, и мы проезжали мимо его студии, и они предложили мне, почему бы тебе ни постучаться в дверь и не поприветствовать Trent’а, хотя я не занимаюсь такими вещами. Как и любой другой человек, я побаиваюсь звезд, но очень уважаю Trent’а Reznor’a. Я считаю его очень талантливой фантастической личностью.

Пришлось 2 или 3 раза проехаться вокруг студии, прежде чем я решился постучаться в дверь. А Dave “Rave” Ogilvie ответил и представил ему меня и показал мне студию. И где-то через пол часа появился сам Reznor, и мы впервые встретились друг с другом. Похоже, мы тут же сошлись друг с другом. Я не знаю. Я считаю, что мы оба из очень разного музыкального окружения, но какое-то время мы общались вместе.

Он спросил меня, чем я занят в плане музыки. У меня имелось несколько демо лент. Он спросил, не может ли он прослушать их, и мы сели в студии и прослушали 2 или 3 трека. На этом и закончился день. Потом через несколько дней я вернулся в Феникс и в течение нескольких недель, месяцев ничего не слышал о Reznor’е. а затем он неожиданно позвонил мне и завязался разговор об идеях, видениях которые он получает от оставленных ему демо пленок. И не хочу ли я контракт на запись. Да, нет проблем. А что касается сотрудничества, поднявшего эту музыку на другой уровень, то было просто удивительно услышать об этом и осознать. Таким образом, я вернулся в Новый Орлеан, и мы работали под его идеей дальнейшей судьбы демо пленок. И как только мы определились с направлением, то вылетели в Ванкувер. Dave Ogilvie, я и несколько других невероятно талантливых людей. Мы занялись изобретательством. Реконструкцией, назовите это как хотите. Просто выработалось совершенно новое чувство и направление”.

Насколько изменилось направление, когда подключился Trent? И что он действительно внес в проект со своим появлением?

Rob: “Я считаю, что он поглощает музыку просто как животное, не так ли? Он наслаждается музыкой 24 часа в сутки. Он постоянно слушает, исследует, использует свое собственное воображение, когда он слушает песни, как это было в случае оригинальных демо TWO. Я уверен, что когда он жил этими вещами и должен был знать их, он просто слушал нечто неуловимое. Очень не многие могут делать это эффектно и найти какое-нибудь новое чувство и новый подход. Знаешь, мы действительно не обсуждали этот вопрос. Он очень замкнутый человек и мои отношения с Trent’ом были чисто музыкального характера. Просто он был способен взять семена идеи и преобразовать их в нечто очень особое. И у парня это получилось. Я считаю, что добрые 80-90% работы опиралось на его идею дальнейшего продвижения этой музыки”.

Что повлияло на тебя? В каких направлениях ты захотел двигаться на этой пластинке?

Rob: “Всю свою жизнь музыканта я был открыт к разной музыке. Мое сегодняшнее положение не отличается от того положения, когда я только начинал и музыка, действительно, влияла на меня как на подростка. В то время, как и большинство людей, меня притягивала музыка по ряду различных причин. И с того времени только музыка волновала меня так сильно, что я питал привязанность ко всему тому, что волновало меня эмоционально. И это развивалось от поколения к поколению.

Мне просто нравится быть в курсе событий, быть частью новых развивающихся вещей… по возможности, новых экспериментальных идей. Новый талант постоянно движется в направлении своей интерпретации музыки. Просто невероятно быть частью этого, быть способным увидеть рост тех личностей и понять их возможности. Это постоянный процесс и теперь я слушаю таких музыкантов как “Tricky”, “Sneaker Pimps”, “Garbaye”, “Lam B”, “Beck”, “Corner Shop”… ух, список бесконечен. Так всегда было и есть. Люди на режущем острие, современные рок люди с очень свежими идеями”.

Почему в качестве первого сингла ты выбрал вещь “I Am A Pig”?

Rob: “Просто эта песня говорит о том, что большинство людей похожи, но на самом деле люди все разные. Классическая ситуация, когда у каждого из нас что-то спрятано в чулане или под кроватью. Такая вот ситуация. В любом случае знаешь, обыденное чувство политическое чувство... как бы ты не посмотрел на это. Некая маскировка, какая-то дымовая завеса. Это именно то, что мы исследуем с точки зрения лирики. Музыкально, песня представляет собой гибрид нескольких электронных идей, несколько солидных рок гитарных идей, несколько великолепных, почти танцевальных ритм идей. Все вместе это превратилось в тему “I Am A Pig”. Трудно понять, куда ты движешься, когда у тебя есть новая пластинка, потому что ты создаешь свою особую дорожку, свою идею, что должно идти в первую очередь. Но мы решили что “I Am A Pig” удачный выбор в качестве первой темы с альбома “Voyeurs””.

Расскажи нам о видео к “I Am A Pig”.

Rob: “Мы сняли видео на песню Two - I Am A Pig в течение первых дней пребывания в Лос Анжелесе с парнем по имени Chi Сhi LaRue. Конечно же, этот парень голубой режиссер порно. Я познакомился с Chi Сhi через нескольких своих друзей, которые снимались в кое-каких его последних работах. И я обнаружил, что Chi Сhi – прожженный поклонник металлического рока Judas Priest. Когда я узнал об этом, я тут же позвонил ему, потому что я решил, что было бы невероятно ввести этого человека в мир музыки. И мы прекрасно поболтали. Мы лишь обсуждали его стильные идеи, сочетание его режиссерского стиля с миром музыкального видео.

В прошлое воскресенье мы провели дикий денек в Лос Анжелесе с несколькими популярными во всем мире звездами порно: Sharon Kane, Janine и Rod’ом Barry, все это разные популярные в порно личности… голубые, гетеросексуалы, люди разной ориентации. И мы сняли очень энергичное, эротическое спорное видео. Это занятие нам очень понравилось. Мы чувствовали что-то, что мы пытаемся делать визуально… просто поймало чувство, содержание пластинки. Весь вуаристический элемент современного общества, который доминирует повсеместно, и мы визуально выразили его. Таким образом, Chi Сhi Larue – режиссер первого отпрыска альбома TWO – песни “I Am A Pig””.

 

Автор статьи: Marc Weisbcott
Журнал EYE 1998г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

text-align: right;

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.