( 1 Проголосовал ) 

 

 

Новое интервью с Rob Halford лидером группы TWO  - 2001г.

 

Новое интервью с Rob Halford лидером группы TWO  - 2001г.

 

 

Я вхожу и иду на заднее сиденье автобуса. Rob Halford, фронтмен TWO одет в черную футболку группы “TOOL”, шорты и армейские ботинки. Сцены Рембо на телевизоре с выключенным звуком. Женщина занята полировкой черного ногтя на пальце Halford’а, в о время как он потягивает чашку желтовато-коричневого кофе.

JIM RENNIE: Как проходит турне?

Rob Halford: “Очень-очень клево, я имею в виду, что мы дали, может быть 6 или 7 концертов, и мы просто поражены. Я имею в виду, что мы совершенно новая группа, и, конечно, с новой пластинкой, что я всегда считаю несколько ироничным, учитывая, мои корни, я занимался этим всю свою жизнь. И вот опять с новой группой. Но с самого начала с первого шоу дома в Фениксе, штат Аризона. Это было просто очень-очень круто. Весть прикол в том, что эта группа была взаперти с самого первого дня. Знаешь, не сама группа, было просто нужно выйти на сцену и найти то, в чем нуждаются некоторые группы. В этой группе настолько замечательные музыкальные отношения, что получается все просто превосходно вечер за вечером (в этот момент входит гастрольный менеджер и начинает наполнять ведерко льдом). И прикольно то, помимо шоу, насколько музыка связана с людьми, например с теми, кто даже не слышал пластинку. Мы отыграли несколько концертов с 8 или 9 группами. Такими хэдлайнерами, как “Offspring”, и, народ даже не врубился кто мы такие, а музыка просто мгновенная связь (обращаясь к менеджеру) “Ты не мог бы шуметь еще, мать твою, громче? Комета человек – сосулька! Господи, слава Богу, что не радио! Теперь ты можешь уходить, спасибо мне очень нужен пед…” Видишь, такова гастрольная жизнь, ты должен быть психологом и психиатром, иначе сойдешь с ума. Мы просто одна большая, счастливая, долбаная семья!”

Я видел, как ребята кричали тебе на улице, и мне захотелось узнать, что ты думаешь о тех людях, которые на самом деле идут посмотреть не на TWO, а скорее посмотреть на Rob’а Halford’а?

Rob Halford: “Ну, я думаю, это прекрасно понимаешь. Я был счастлив тем, что существовала устойчивая фон база Halford, куда бы я ни поехал в мире, народ всегда поддерживал меня. На это нужно мужество. Знаешь, идти за мной, но этим музыкальным путешествиям. Что касается представления, проекта TWO - самая рискованная вещь, которую я сделал музыкально. И я не удивлюсь, если они поклонники Halford’а скажут: “Мне это не интересно, я хочу оставаться фанатиком, хочу оставаться с Judas Priest и т.д. и т.п.”, но этого не случилось. Те, кто пришли, как фанат Judas Priest на сегодняшнем шоу или прошлым вечером, надеюсь на то, что они поймут то, что мы делаем. И когда вчера вечером мы были в Ванкувере, я встретил компанию у радио станции “CFOX”. И все эти люди любили музыку FIGHT, Judas Priest и TWO. Так что даже на то, что металлическая аудитория чрезвычайно консервативна в том, что они не хотят, чтобы портили их музыку. Мне везет, и я думаю, что настоящие поклонники Halford’а знают меня как человека. Знают, к чему я стремлюсь, и они идут и встречаются со мной на путешествии. Это прекрасно!”

У меня скорее электронные корни, и для себя я отметил, что на альбоме вокальные партии очень сочетаются с инструментами и акцентируют друг друга. Это была изначальная задумка или все само так получилось?

Rob Halford: “С точки зрения вокала, было совершенно очевидно, что не будет возможности сделать еще одну, традиционную работу кричащего металлического вокала. Голос нужно было использовать скорее как еще один музыкальный инструмент. Было найдено для этого подходящее место. Так что я тренировался, учился заново, как надо петь, как работать с этой музыкой. Мне пришлось попотеть, записывая вокальные партии на этой пластинке. Для меня это в новинку. Все было вновь с 1995 года, когда мы начали заниматься всем этим. Новая пластинка, новый лейбл, это был совершенно новый опыт. Все походило на перерождение, как большое новое рождение (маникюрщице) “Спасибо”. (Маникюрщица направляется в голову автобуса) Мы находимся в таком окружении, и это замечательно. Ты не обмениваешься снова одними и теми же шагами. Ты оставляешь свежие следы на снегу, вот как это было”.

Как новый лейбл? Как “Nothing” отнеслись к вам?

Rob Halford: “Да, лейбл “Nothing” очень странный, потом что “Nothing” – это потенциальное ничто. Действительно, не могу ничего сказать о них, кроме того, что касается Trent’a Reznor’a и John’a Malm’a младшего, ребят, которые заведуют этим лейблом. Они подписывают контракты со многими людьми, просто для того, чтобы распространять их продукцию. И потом, время от времени, они вместе заключают сделку. Как это случилось с TWO. Они дают нам немного денег, и мы записываем пластинку. Они субсидируют гастроли и все остальное. Это все, что мне известно, лучшее чувство в мире. Но лейбл “Nothing” имеет очень большое значение для художественного окружения, в плане того, что они не вмешиваются, не говорят тебе, что делать. Позиция такая: “Ты здесь с нами потому, что мы верили в тебя с самого начала, мы верим в твою музыку”. Это идет только на пользу их взаимоотношений с людьми. Это здорово!”

Это зависит во много от того, кто руководит лейблом?

Rob Halford: “Что, ты имеешь в виду таких людей как Trent Reznor и т.д.?”

Да.

Rob Halford: “Да… Я думаю, Trent – музыкант до корней волос. Он дает тебе свободу. Думаю, что это происходит из-за того, что в свое время у него у самого были ужасные стычки с первыми лейблами. Он не хочет, чтобы кто-то снова страдал от подобного окружения. Он работает очень клево. Это очень не дисциплинированная, разобщенная организация Часто меняющаяся, суматошная и т.д. Он одного к другому все всегда разгибается и растопляется. Хотя, все клево”.

Из-за того, что альбом перепродюсированный, в плане…

Rob Halford: “Да”.

Трудно ли было перепродюсировать его на сцене? Или с этим справились…

Rob Halford: “Было, гм… Прекрасно смотрелось, как пластинка трансформируется в живое исполнение. Я действительно не знал, чего ожидать. Я имею в виду, что когда мы целую неделю джемовали в Лос Анжелесе, когда началось это турне. Все были озабочены и осторожны. Но как только мы поднялись на сцену, перед живыми людьми была невероятная тяжесть. Понимаешь, я и предположить не мог, что эта группа будет так тяжело звучать. Я думаю, что все зависит от настроя, в этом есть что-то утробное. Это вполне конкретная вещь. Все, что ты слышишь на пластинке, мы способны воспроизвести. О’кей. Все аспекты. По полной. Все в полном объеме, как только мы выходим на сцену. Мы поняли, что у нас просто нет времени или возможности быть “клевыми”… Мы просто отрываемся. Это всего-навсего общая интенсивность….. Сида, нашего ударника, дьявольская гитара John’a Lowery. Это очень особая вещь. Когда ты видишь этих ребят за работой. И я думаю, что это важно, понимаешь. Когда я вижу группу, я хочу видеть, что что-то происходит. Я не хочу видеть каких-то уродов в джинсах и футболках, просто стоящих там, испытывающих “беспокойство”. Я хочу развлекать, хочу, чтобы мне что-то запомнилось. Мы эффективны в своей работе со зрителями”.

Похоже, ты получаешь от этого удовольствие. Выходит, ты рассчитываешь вернуться и сделать еще что-нибудь с TWO?

Rob Halford: “Конечно. Я надеюсь, мы начали с правильного пути, потому, что представили очень широкую коллекцию идей с музыкой. Мы лично увидим и оценим реакцию и отклик, и посмотрим, куда мы захотим пойти, и когда народ наилучшим образом понимает нашу музыку. Мы просто собираемся сохранить очень открытый подход ко всему, что делаем. И так….. Хорошо. Я очень оптимистично смотрю на то, чтобы мы записали еще одни альбом TWO. Мы просто продолжим джемовать и делать то, что собираемся делать”.

Ты думаешь, что и дальше будешь работать с Trent’ом Reznor’ом?

Rob Halford: “Это зависит от Trent’а, правда. Trent не превзойден в создании направления. Думаю, что он создал направление для TWO. Я сидел здесь на заднем сиденье автобуса, прошлой ночью с Рэйвом (Dave’ом) Ogilvie, знаешь, из “Skinny Puppy”, и он был одним из продюсеров пластинки. У нас было тир продюсера. И он великолепный парень, он просто супер фантастический парень, который понимает происходящее музыкально... В плане создания звучания и т.д., соединения вещей... Я ненавижу носить лак на ногтях. Мне нравится наряжаться, но я чертовски ненавижу носить лак на ногтях. Не могу дождаться, когда он просохнет… Такое чувство, будто мои пальцы страдают!”

Да. Мне не нравится носить лак на пальцах рук, только на своих ногах.

Rob Halford: “Мне нравится, т.к. это экспрессия. А я всегда вовсю использовал свои руки на сцене, всегда был очень драматичным, ярким исполнителем, физическим. Так что я занимаюсь всем этим…” (делает движения руками).

… Такое неизбежное зло.

Rob Halford: “… Такое ощущение, что кончики моих пальцев лишили кислородного запаса!”

 

 

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

text-align: justify;

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.