( 0 Проголосовали ) 

 

 

Rob Halford лидер группы HALFORD доказывает альбомом Resurrection  Heavy Metal живее всех живых - 2000г

 

Rob Halford лидер группы HALFORD доказывает альбомом Resurrection  Heavy Metal живее всех живых - 2000г

 

 

2000 год – был годом Rob’а Halford’а. после нескольких лет блужданий по разным музыкальным тропам он возвращается в металл. Подходяще названный альбом “Воскрешение” был одинаково тепло принят как фанатами, так и критиками. Так же как и его выступление на разогреве у “Iron Maiden” и хэдлайнеровские концерты в Штатах и Европе. Редактор сайта “Metal-Is” Valerie Potter сел с Rob’oм закулисами зала “Sell” между его саундчеком и обычной разминкой перед концертом, для того чтобы поговорить о возвращении Металлического Бога.

Как ты относишься к той великолепной реакции, которую получил “Resurrection”?

Rob Halford: “Это было просто поразительно. Это поразило меня больше чем все остальное. Поразило то, что насколько быстро люди поняли пластинку и группу. Связь с музыкой и группой была настолько быстрой, что я просто поперхнулся! (смеется) Турне, которое мы провели с “Iron Maiden” было удивительным способом обратить все внимание на группу потому что, выступая вечер за вечером с “Iron Maiden” мы привлекали внимание этих людей. Не только фанатов – большую их часть – на также средства массовой информации. Мы столько всего сделали за столь короткий промежуток времени, что просто невероятно!

Сейчас мы просто мчимся, пытаясь по возможности выступать как можно в большем количестве мест на волне выхода альбома. И меня действительно взволновало то, что нам удалось попасть в Европу. Как я и надеялся. Я не хотел ждать до начала следующего года, потому что мы получили фантастический отклик от Европейской металлической общины. Так что я хотел приехать сюда как можно быстрее. Мы начали в июле этого года. Мы не забыли о Канаде и Америке и мы не забудем о Европе и Японии к рождеству. Конечно, в начале следующего года мы стартуем в Южной Америке и затем вернемся на потенциально мини-металлическое турне, прежде чем мы начнем сочинять следующую пластинку. Затем вернемся сюда на крупные летние металлические фестивали, сверх программы. Круг замкнется и мне это нравится!”

Теперь вы играли много новых песен, какую вещь тебе больше всего нравится петь живьем?

Rob Halford: “Первую песню “Resurrection”, потому что это буйная вещь. На пределе, и мне не легко петь эту песню. А так же я чувствую, что это великий момент для фанатов, потому что в этой песне я говорю обо всем том, за что люди знают меня в первую очередь. Это как реакция: “Боже мой! Он до сих пор способен на это!” А я так воспринимаю это: “Я одержал еще одну победу!” (смеется). “Resurrection” – превосходная открывалка и она задает тон для всей группы HALFORD. Это предельный интенсивный Power Metal. Мы не останавливаемся. Лишь один напор и этот предельный металлический рев. Это похоже на выход на ринг в поединке с Майклом Тайсоном – “The Halford Band”. Мы просто выбиваем из вас дерьмо – в хорошем, а не плохом смысле этого слова. И под конец вы чувствуете: “Боже мой! Это было великолепно – давайте сделаем это еще раз!” Вот чем мне нравится песня “Resurrection””.

Крутое начало концерта. Перед выходом на сцену ты в обязательном порядке разогреваешься?

Rob Halford: “Я включаю CD “Resurrection” и слушаю его в туалете или под душем – везде, где есть небольшое окружение. Если ты входишь в помещение выложенное кафелем это дает тебе эффект эхо. Я вхожу в такую комнату и пою первые пару строчек, потому что это физическое упражнение, с которым я хорошо знаком. В какие-то вечера я просто спою пару куплетов и буду знать, что я в форме, а в другой раз я могу прочитать эти строчки два или три раза, чтобы просто разогреться. Но голос всегда со мной – слава богу! Меня удивляет, что это до сих пор срабатывает – и я не сомневаюсь в этом! Никаких лекарств, лосьонов или магических заклинаний. Я просто встаю и пою. Думаю, на меня благосклонно повлияла вода Бирмингема!”

Есть ли у тебя какие-то сценические суеверия – счастливые трусы или что-то в этом духе?

Rob Halford: “Нет, но есть некий ритуал подготовки. В последнюю очередь я надеваю свою куртку. Всякий раз, когда я надеваю свою куртку, я чувствую что готов работать. И потом когда я надеваю очки, а ля Элвис я готов выйти и начать работу”.

На твоем вэбсайте в одном из частных дневников рассказывается об инциденте, когда ты застрял в пробке по дороге на концерт в Лос Анжелесе. И по приезду, когда ты сообщил группе, что был готов высказать на сцене все, что у тебя наболело – они знали, что это будет хорошая ночь! Что ты имел в виду, говоря о “выплескивании”?

Rob Halford: “Да, “выплескивание” выражает все то, что ты накапливаешь в течение дня. В какие-то дни ты накапливаешь за день не так уж много дерьма, но в другие дни оно тебя просто переполняет. Либо из-за плохих передвижений, либо из-за дурного общения с журналистом. По большой части это хорошие люди, но время от времени ты сталкиваешься просто с бестолочью какой-то! Эти мелочи выводят меня из себя! Странно, но я всегда могу справиться с большими драмами. Я мог бы выжить в авиакатастрофе, но если на тюбике с зубной пастой отсутствует колпачок, я просто взрываюсь! И когда у меня бывают такие дни я готов выплескивать наболевшее. И сцена помогает мне делать это, и такое позволено зрителям.

Сегодня вечером все эти люди едут сюда, для того чтобы почувствовать то же самое. Они хотят от души покричать и выпустить все сдерживаемое возбуждение и энергию, а ты выходишь на сцену и под конец чувствуешь себя великолепно. Ты чувствуешь подъем, чувствуешь себя возвышенно, как будто ты выбил из своего организма кучу говна. Вот что мне всегда нравилось в профессии музыканта – тирания. Ты никогда не теряешь это качество и это великая награда, правда”.

Теперь в ваше выступление входят песни Judas Priest. Таким образом, в последние годы твоя карьера была похожа на карьеру Robert’a Plant’a после развала “Led Zeppelin”. Он прошел по многим разным музыкальным дорогам, чтобы уйти от наследия своей бывшей группы, пока, в конце концов, не достиг той фазы, когда ему снова было комфортно петь песни “Led Zeppelin”. Ты также прошел через подобное?

Rob Halford: “Да. Я очень рад, что в лице “Resurrection” у нас имеется такая фантастическая пластинка, потому что “Resurrection” позволяет мне предложить это – это наша сущность, это наша уверенность, это символ надежды. И потом мы можем выстраивать на этой основе другие великолепные вещи. Для людей, которые следили за моей карьерой, я знаю, что это волнующий момент услышать, как я пою песни, которые у нас были на CD сборнике. С другой стороны, я не стал бы исполнять вещи Judas Priest если бы не чувствовал что эта группа может относиться к этим вещам с уважением и заботиться о них должным образом. Эти музыканты просто лучшие из лучших, так что когда я на сцене мне приятно слышать, как они играют песни Judas Priest. Мы исполняем хорошие кавер версии Judas Priest! Голос Judas Priest на месте! И потом у тебя есть это потрясающее отношение музыкантов, поддерживающих эту идею. И у нас это получается на все сто!”

В каждом интервью, которое ты давал после выхода “Resurrection” тебя спрашивали о возможности реньюниона Judas Priest. Так что я не буду спрашивать тебя об этом! Но я хотел бы спросить тебя какой путь ты прошел от Rob’а Halford’а бывшего певца Judas Priest, до Rob’а Halford’а фронтмэна группы HALFORD?

Rob Halford: “Как ты уже упомянул случай с Robert’ом Plant’ом – ты не можешь убежать от этого. Это часть рок-н-ролльной истории. Я не знаю. Я думаю, что если произойдет этот реньюнион, то это должно произойти в скором времени. Я нутром чую это по ряду разных причин, в которые я не буду сейчас вдаваться. Я лишь считаю, что сейчас подходящее время для этого. Я думаю, что этот момент наступает, и если мы собираемся сделать это, тогда нам следует серьезно об этом подумать. Вокруг меня и группы HALFORD происходит, все эти замечательные вещи и нас ждет невероятное будущее. Думаю нам необходимо закончить дело – по-другому не скажешь. Мы просто должны подождать, и увидим, потому что опять же я уже неоднократно говорил об этом, что это не мое решение, это общая дисскусия. Это до сих пор деликатная и хрупкая тема для разговоров. И никто из нас не хотел бы нанести вред. Я думаю, что сознательно мы все осознаем это. И если мы собираемся, что-то предпринять мы должны что-то сделать в ближайшее время – но кто знает? Не легко вот так говорить: “О’кей, поехали”. Существует слишком много периферийных параметров, эмоций и планов. Как только мы все придем к единому мнению, я думаю, что это будет великий момент.

Но я не хочу тешить никого надеждами. Я не пою в группе. Я ничего не могу поделать. Мне станет понятно, когда мы сделаем следующий шаг. Я в группе HALFORD, и мне это очень нравится!”

А если реньюнион Judas Priest не состоится, у тебя все еще будет эта замечательная группа.

Rob Halford: “О, старик, это круче всего. Я очень счастлив своим нынешнем положением, пока люди хотят со мной работать. Ребята в группе HALFORD преданы на 100% и как музыканты у нас есть фантастические личные взаимоотношения. Впереди нас ждет огромное множество вещей, что обозримое будущее бесконечно и пока голосовые связки в форме я до сих пор готов подняться на сцену и подойти к микрофону”.

На одном из концертов в Штатах ты встречался с Tim “Ripper” Owens’ом, твоей заменой в Judas Priest. Ты что-нибудь посоветовал ему?

Rob Halford: “Нет, нет. Он вечно следовал за Judas Priest и знает о группе все. Я только пожелал ему удачи. Ему пришлось заполнить ответственное место, и я считаю, что он хорошо делает свою работу. Я рад тому, что мы встретились, потому что эта встреча отчасти разрушила ментальный багаж – его со мной, я так считаю, и для остальных людей – и мы тут же подружились. Так и должно было быть. Должен был существовать этот общий аспект”.

Ты послушал “Jugulator”, альбом Judas Priest, на котором он поет?

Rob Halford: “Нет! Я все еще не могу послушать его, нет!”

Сочиняя альбом “Resurrection” тебе пришлось покопаться в себе самом – большинство песен автобиографичны. Я читал твои слова о том, что такая структура самокритического анализа своих действий, новый подход для тебя. В течение последних нескольких лет, ты открыл свою гомосексуальность. Ты вернулся к своей первой любви, Heavy Metal’ической музыке. Ты считаешь, что по пути ты сбросил большую часть ментального багажа?

Rob Halford: “Да, пожалуй. Я чувствую себя более спокойным и расслабленным чем обычно. Я чувствую, что моя жизнь стала более управляема. Всегда ходят разговоры о кризисе среднего возраста. Я не считаю, что настал этот кризис – и если я и спокоен, то только потому, что это спокойствие внушают окружающие меня люди. Я способен избавиться от многих беспокойств и позаботиться о таких насущных делах, потому что я работаю с прекрасными людьми и могу преуспеть в своем деле, то есть в сочинении песен, их записи и концертных выступлениях. Это все чему хочу заниматься.

Последние 5 лет моей жизни были достаточно удивительными, и теперь все пришло в норму. Мое состояние можно сравнить с большим прудом, ровным и спокойным – и я готов бросить на середину пруда большой камень и все снова вспенится и придет в движение! Вот мое состояние. Я могу превратиться из безмятежного человека в совершенно отвязного маньяка. Я могу сделать это прямо сейчас и, тем не менее, быть при этом уравновешенным”.

 

Автор статьи: Valerie Potter

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.