( 0 Проголосовали ) 

 

 

Rob Halford основатель группы HALFORD размышляет о современном металле - журнал Steppin Out 2000г

 

Rob Halford основатель группы HALFORD размышляет о современном металле - 2000г

 

 

Ты – ветеран металлической сцены, должно быть тебе ужасно надоело отвечать на вопросы интервью?

Rob: “Да, но я всегда ценю это, потому что интервью являются волнующим моментом от пластинки к пластинке. То, чем я занимаюсь в своей жизни, мне нравится давать людям возможность знать что происходит, так что я всегда готов к этому. Я никогда не устаю и не обижаюсь. Я знаю о том насколько это убийственно, это безумный мир рок-н-ролла. Миллионы людей убили бы за это… сидеть и весь день рассказывать о своей пластинке, гастролях и всех остальных крутых темах”.

Скажи-ка мне – что, черт возьми, произошло с Heavy Metal’ом? Его убил грандж?

Rob: “Да. Это был крутой момент, не так ли? Когда Kurt Cobain начал заниматься своим делом. Chris Cornell из “Soundgarden”, ребята в “Alice In Chains”… Это было грандиозное потрясающее событие: “Привет! Творится что-то новое!” вот так оно и было. Изменение, но вся хохма в том, что если ты сядешь и спросишь, их кто же был вашим вдохновением? И они ответят тебе: “Black Sabbath”, Judas Priest, “Iron Maiden”. Существует определенная связь. И я до сих пор увлечен этим, потому что это источник, корни. Просто это – великолепная музыка, которая выдержала испытание временем. Естественно, что каждое новое поколение музыкантов хочет по-другому выразить себя, не опираясь на плечи титанов. Важно, что все мутирует, развивается и прогрессирует. Так что же случилось с металлом? Heavy Metal превратился в группы Slipknot, Korn, Deftones и т.д. но я считаю, что всегда будет существовать потребность и любовь к корням всего этого. По типу того, как все хотят посмотреть на “B.B. King’a”, “The Rolling Stones”, “Pink Floyd”, “Aerosmith”, “Jeth Ro Tull”, “AC\DC”. Бодрящее осознание того, что эти парни были на сцене с самого начала. “Они все еще здесь, и я должен взглянуть на них и послушать”. И это часть лояльности и преданности, которая существует в этой музыкальной форме и Heavy Metal’е”.

Говоря об этих основополагающих группах, ты джемовал с “Black Sabbath” в Costa Mesa, Калифорния, несколько лет тому назад. Как все это было?

Rob: “Для меня это был сон ставший реальностью! О боже, я самый большой в мире фанат “Black Sabbath”! я был похож на ребенка в магазине сладостей. Ronnie James Dio не смог в этом участвовать по какой-то политической причине, так что меня попросили подключиться. Мне потребовалась доля секунды, чтобы ответить согласием. Я прыгал по всему дому и орал: “Я буду петь с “Black Sabbath”! Я буду петь с “Black Sabbath”!” Уже через несколько дней я разговаривал с Tony Iommi, и мы составляли программу выступления. Я сделал запись, вставил кассету в свой плейер, таскался с ней по дому, брал запись в машину и напевал “Black Sabbath” даже в душе, потому что мы репетировали всего несколько часов. Они гастролировали с Ronnie и проезжали через Феникс. Мы оказались в этой крохотной репетиционной записывающей студии под названием “Vintage Sound”, там стояли все эти старые усилки и ты можешь нарулить там такой замечательный звук. Я впервые за целую вечность увиделся с Tony и Джидером. “Эй, что происходит? Круто находиться тут и т.д.” Топу начал играть “Paranoid” и я закричал: “О, Боже мой, это же настоящий хэппеннинг!” У нас была одна репетиция, а на следующий день мы играли перед 20 тысячной толпой. Это было просто сенсационно”.

Мы коснулись темы взаимного сотрудничества, на новом CD ты спел дуэтом с певцом , “Iron Maiden” – Bruce’ом Dickinson’ом. Как все это было?

Rob: “… ты почти чувствуешь, как будто уже слышал это, потому что это уже было сделано прежде. Конечно,… эти двое парней из двух групп истоков движения поют бок о бок в студии. Я много, много лет знаком с Bruce’ом и мы проделывали одинаковые путешествия как музыкально так и не музыкально. Bruce находился в Лос Анжелесе, совершая тренировочные полеты на самолете, на котором он перевозит группу по всему миру. (Rob сообщил мне, что Bruce уже очень давно является профессиональным пилотом. А я думал, что он только поет и занимается фехтованием) когда я остановился у студии, у меня родилась идея дуэта, а у Roy’я Z. была эта песня, думаю, она осталась с одной из сольных пластинок Bruce’a. Мы решили проверить, потому что эта песня могла быть идеальной для нас обоих, традиционная вещь с современным грувом. Очень свежая тема”.

Кто в основном писал песни для твоего нового CD?

Rob: “Да, мне всегда лучше находиться в команде состоящей из великолепных музыкантов и сочинителей. Иметь на вооружении сильную команду сочинителей песен лучше, потому что я плодотворней работаю тусуя идеи других людей. В основном сочиняли я и гитаристы Mike Chlasciak и Patrick Lachman. Roy Z. Участвовал время от времени… так же было несколько великолепных моментов с Bob’ом Marlette’ом, с которым я так же работал со времен проекта TWO”.

Каким образом ты собрал свою новую группу HALFORD?

Rob: “Многие люди помогали мне искать музыкантов, но Mike и Pat просто послали свои записи. Я перебрал такое количество материала, но когда мне попались пленки этих двух парней, я подумал: “Это нечто особенное”. Они два очень разных по стилю музыканта с бесконечными возможностями. Мне не нравится, когда два гитариста по большому счету играют одинаково. Это просто не интересно. Эти парни вкладывают все возможности в эту пластинку и наши будущие работы”.

Как ты нашел Bobby Jarzombek’а, твоего нынешнего ударника?

Rob: “Я помню, как получил по почте большой толстый раздутый конверт с проставленным на нем именем и адресом. Открыл его и посмотрел видео пленку самого тошнотворного соло на ударных, которое я видел в своей жизни. И это сильно впечатлило меня. Я знал, что Bobby из “Riot”, но я никогда не видел, как он играет в живую. Он словно иллюзионист за барабанной установкой. Его игра естественна и развлекательна. Он просто великолепен”.

Когда же ты понял что хочешь собрать группу HALFORD?

Rob: “Музыка, которую я люблю – это музыка Heavy Metal, откровенная и простая. Знаешь, меня зовут “Металлическим Богом”. Замечательно иметь такую кликуху это прозвище заново зажгло мою энергию в отношении этой музыки. Я никогда не терял эту энергию, но последние несколько лет эта энергия бушевала и ждала, чтобы я внезапно понял: “Вернись!”, потому что этой музыке принадлежит мой голос. Вот почему я назвал мой новый CD “Resurrection”. Это похоже на перерождение. Новое рождение металла моего поколения. Roy Z. сказал: “Ты должен разрешить мне продюсировать эту пластинку, потому что я знаю, кто ты, что ты делал, и что ты должен делать. Позволь мне продюсировать голос и группу”. Я подумал: “Неужели я не могу поработать с этим парнем? Он такой необузданный, такой реальный”. Roy был огромной частью этого. Он осуществил это. Продюсеры – очень, очень важные люди. Иногда группа приобретает некоторую популярность, и они становятся нахальными. Они будут говорить: “О, мы сами это спродюсируем.” Не думаю, что когда-нибудь в студии я работал без продюсера”.

Когда ты вылез на свет, я не особо удивился этому, но у меня было несколько друзей, старых фанатов, которых очень расстроило твое заявление. Как ты отреагировал на реакцию людей?

Rob: “Да, во-первых, ты сам делаешь подобные вещи. Я хотел бы выпустить тебя из тюрьмы, которую ты сам себе создал. Люди не совсем понимают концепцию – что важно, что не важно. Но те из нас кто прошел через многие ситуации, в том числе предубеждение, ненависть, фанатизм и страх… это имеет значение в твоей жизни. Я живу и полагаю, буду жить в очень несправедливом обществе. У меня нет тех же самых прав, что и у всех людей. Некоторые люди смотрели на меня как на урода, мерзость, создание которое сгорит в аду – все это верно, потому что это Heavy Metal! (смеется) Но ты неунывающий человек без кожи… Мы живем в этом глупом мире, размежевываясь между собой. Почему все мы не можем просто освободиться от этого? Но это заложено в нас с рождения. Просто все это развивалось тысячелетиями.

Тем не менее, конечный результат был абсолютно фантастическим. Я получил самую невероятную поддержку. Те же, кто был удивлен просто, потому что это не их мир. Их не ассоциируют с голубыми. Более чем, вероятно, что у них не было предубеждений просто это не часть их жизни. Металлической общине пришлось задаться вопросом: “Что Rob значит для меня? О’кей, он – голубой, но разве это влияет на мое отношение к Rob’y и к его музыке? Нет, я так не думаю”. Это одобрение – понимание. Это терпимость. Вот что вернула мне металлическая община. Это было прекрасно. Я благодарен фанатам за это. За то, что они принимают меня таким – Heavy Metal’ическим певцом, которому просто выпала такая особая сексуальная ориентация”.

Я должен спросить тебя,… когда ты сочинял кое-что из ранней лирики Judas Priest, содержащий двойной смысл, намеки на гомосексуальность были насмешливо ироничными?

Rob: “Да, гм, должен сказать, что я знал, что делаю, но в то же самое время это было для меня преднамеренной грубостью. Это был лишь намек. Часть меня думала: “Да, я мог бы сказать это от своего лица…” Но я никогда не оскорблю наследие Judas Priest, потому что группа – это самая невероятная вещь, и я никогда не сделаю ничего такого, чтобы принизить эту ценность. Но есть определенный момент, если ты все знаешь обо мне. Это то же самое убеждение или ты просто знаешь об этих вещах, ты кое-где можешь найти намеки”.

Ты хочешь отметить какие-то песни?

Rob: ““Raw Deal”. Да, это очевидно. Да, это очень вульгарно”.

Возможно что-нибудь с альбома “Point Of Entry”? “Desert Plants” или “Don’t Go”?

Rob: “Да, возможно здесь я себя проявил… подсознательно, но не преднамеренно… открывал это”.

Как на счет Интернета? Ты подключен к сети?

Rob: “О господи, я – Интернет-наркоман. Мне нравится, что Интернет обеспечивает меня как музыканта вэб страницами и т. д. Здесь мои поклонники могут зайти на доску сообщений и пообщаться друг с другом. Я просто обожаю это. Когда меня не связывают мои музыкальные дела, каждый день я трачу на Интернет 5, 6, 12, 14 часов (смеется) чтобы поработать в сети. Я считаю Интернет центром общения. Если ты в курсе того шума, что сейчас творится по поводу “Napster’a”. Вот это да. От этого некуда не деться. Должен быть способ для разрешения этого конфликта, и мы все можем извлечь из этого выгоду. Я поместил тему “Silent Screams” в Интернет через несколько часов, после того как она была записана, потому что я знал, что это великолепный способ дать людям знать, что Rob вернулся в металлический мир. И эта дорожка означает это возвращение. Так что это был ценный способ использовать эту сторону технологии. Новый сайт Rob Halford.com работает в сети. Интернет крайне важен для всех музыкантов. Теперь деловые люди на рекорд лейблах не имеют возможности запрыгнуть в самолеты, чтобы посмотреть группы. Они просто могут запрыгнуть в Интернет”.

Что ты думаешь по поводу откровенной позиции Metallica в отношении всей ситуации с Napster?

Rob: “Изначально я был несколько смущен позицией и отношением Lars Ulrich’a, но теперь я понимаю. Я считаю, что он пытается создать правильную дисскусию, для того чтобы разрешить проблему. Некоторые считают, что не существует разницы, как это было раньше, когда люди перезаписывали вещи на кассеты или копировали компакт диски. Сейчас эта крохотная капелька в океане по сравнению с обычными продажами. Я считаю это первоначальной возможностью достучаться до фанатов. Например, с нового CD HALFORD мы выпустили 4 трека, и все они есть в Интернете. Скорей всего эти песни даже попали на “Napster”. Таким образом, фанаты узнают, что собой представляет новый материал еще до выхода компакт диска. Если они считают, что эти песни просто замечательны, они захотят купить весь CD, драгоценный бокс или буклет. Им будет нужна информация, они захотят читать лирику. Это очень важно для фаната. Когда тебе нравится группа или артист ты хочешь достать его CD. Тебе не хочется просто какого-то наполнителя MP3, ты не можешь вытащить этот файл из драгоценного кейса и наслаждаться им. Файл есть только в твоем компьютере. Есть люди одержимые компьютером, которых это устраивает, но их немного по сравнению с фанатичными настоящими поклонниками”.

Какими новыми группами ты увлекаешься сегодня?

Rob: “Я всегда был большим поклонником “Black Sabbath”. Мне нравятся такие группы как “Emperor”, “Cradle Of Filth”, “Amorphis”, “Mayhem”, “Tiamat”, “Dark Funeral”, “Dimmu Borgir”. Мне нравятся экспериментальные формы металлической музыки. Мне нравится то, что играют “Korn”. Я абсолютно боготворю “Tool”, “Rage Against The Machine””.

Тебе нравится новый диск “Pantera”?

Rob: “Я люблю его. Я так рад, что они записали эту пластинку. Великолепно вновь слышать пение Phil’a… в стиле “Cowboys From Hell”.

Когда я впервые встретился с ним, у него был красивый голос. Это потрясающий голос. Как только ты узнаешь, что у группы зверская гитара, то у группы должен быть зверский вокалист. И для некоторых групп это в самый раз, но я хотел бы услышать поющего певца. Вот почему мне нравится слушать пение Maynard’a, Geff Tate’a, Dickinson’a. любого кто в состоянии держать ноту. Я – певец, и я хочу слушать поющих певцов”.

Идеальное место для важного вопроса… Что ты думаешь о новом певце Judas Priest Tim “Ripper” Owens’е? Ты слышал “Jugulator”?

Rob: “Я ничего не знаю о нем, нет, я не могу слушать этот CD”.

Правда? Ты даже не удосужился послушать?

Rob: “Нет. Мне просто слишком трудно это сделать. Психологически. Я могу сравнить это с ситуацией, когда у тебя есть подружка и затем она уходит от тебя с другим парнем, а потом хочет к тебе вернуться. “Где же ты пропадала все это время?” Я считаю, что это не правильно, но я совершенно не критикую Tim “Ripper” Owens’а. Я рад тому, что он поет в группе и что эта группа вместе. Но больше я ничего не скажу о нем, потому что я не слышал его пения. Возможно, когда-нибудь я смогу послушать,… уверен, что когда-нибудь я встречусь с ним, и должен буду просто пожать ему руку и понадеяться на то, что мы подружимся”.

Ты вообще общаешься с другими членами Judas Priest?

Rob: “За последние месяцы да. Мы разговариваем и восстанавливаем дружеские отношения. Никаких разговоров о реньюнионе или еще, о чем-то. Мы просто восстанавливаем отношения после очень дерьмового разрыва. Я сделал первый шаг в этом направлении, потому что я был ответственным за все то дерьмо, которое сопутствовало бизнес-юредической стороны дела. Это дерьмо совершенно изгадило нашу дружбу. Но конечно мы разговариваем и тусуемся. Они заняты записью своей следующей пластинки с Tim “Ripper” Owens’ом, и у меня работы по горло. В этом году, да и в следующем, как я, так и они будем очень, очень заняты”.

Что ты считаешь самым большим препятствием для прорыва группы HALFORD в современный музыкальный климат?

Rob: “Да, многое зависит от пластинки, с деловой точки зрения, выпуск диска, подготовка людей к нему. В конце концов – насколько хорошо она пойдет. Я считаю, что это чертовски хороший альбом. И отклик в Европе и в Нью-Йорке был достаточно солидным. Людям очень нравится эта музыка. Меня невероятно поддерживают средства массовой информации, печать, радио, “MTV”, телевизионный канал “VH1”. Они хотят знать, что происходит. Я никогда не определял степень успеха коммерческими аспектами: сколько пластинок ты продал, и т.д. для меня – все это производство великолепной музыки… я называю проект HALFORD, потому что так оно и есть. Чем бы я ни занимался сейчас, пока работает голос, я создаю металлическую музыку. И это все что я хочу оставить людям”.

Rob Halford: “Это было потрясающе; мне просто повезло в том, что у меня появилась возможность подняться на такую платформу, для того чтобы раскрутить “Resurrection”. Это укрепило чувство и подход, которого мы всегда придерживались, Power Metal до сих пор важен в Штатах”.

Недавно ты встретился с певцом Judas Priest Ripper’ом Owens’ом, который заменил тебя в группе. (Раньше Owens пел в ковер группе Judas Priest.)О чем же вы говорили?

Rob Halford: “Да не о чем особенном, я впервые встретился с этим парнем лично. И не было никакого напряжения, никакого опасения. Мы поздоровались и тусовались вместе за кулисами. Это было важно сделать. И были устранены любые недомолвки и неясности, которые могут возникнуть у людей касательно отношений между мной и участниками группы. Мы прекрасно поладили, и проявили взаимное уважение друг к другу”.

Ходило множество слухов относительно твоего возвращения в Judas Priest. Есть ли возможность того, что это однажды случится?

Rob Halford: “Все это всего лишь слухи. Факт состоит в том, что Ripper – это новый певец Judas Priest, и в этой группе у него есть свое место. Я собрал эту замечательную группу HALFORD, и меня волнует будущее. Мы уже арендовали студию на весну следующего года, так что мы будем очень заняты в обозримом будущем”.

Как поживает твой последний проект TWO?

Rob Halford: “Тогда я получил удовольствие. Если ты посмотришь на это с критической точки зрения, на все те проекты, в которых принимал свое участие Trent Reznor, люди не правильно понимают этого. Тебе действительно приходится жить со многими работами Trent’а и обращаться к ним постоянно, и внезапно ты понимаешь качество и ценность этих работ. Я был очень рад тому, что у меня была возможность поработать с ним. Он особенный, и это человек, наделенный неординарным виденьем как надо создавать новую музыку. Это был и всегда будет разовый проект, и он дал мне возможность выпустить эту работу на его лейбле. Это был необычный опыт, хотя время, проведенное с Fight и одноразовый проект TWO, я почувствовал, что мне очень важно вернуться в металл. Все что мне хотелось сделать, после того как я ушел из Judas Priest, похоже на то, что я всего этого достиг за эти 10 лет”.

Испытал ли ты на себе отрицательную реакцию со стороны металлической общины, с тех пор как ты признался в своей гомосексуальности?

Rob Halford: “Это был замечательный момент. Стоит сказать, что эти последние несколько лет были, по меньшей мере, экстраординарными. Если ты гетеросексуал, то тебе не понять, что испытывает на себе голубой, но важно понять психологический аспект этого закрытого окружения и освободить себя от огромного личного давления. Это признание просто освобождает тебя, и приятно делать такие вещи. Это был очень спонтанный момент, я ничего не приугадывал заранее, это признание родилось само собой, пока я давал интервью каналу “MTV”. У меня просто гора с плеч упала. Если же говорить об отрицательном отклике; то не возникло абсолютно никаких последствий. Это признание не повлияло на продажи моих пластинок, или посещаемость моих шоу. Для некоторых это был плохо скрываемый секрет, других это меньше всего волновало. Я думаю, что людям приходится говорить о своих фобиях и понимать, что сексуальная ориентация не имеет никакого отношения к самой музыке”.

 

Автор статьи: Alan Tecchio
Журнал “Steppin Out” USA 2000г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.