( 0 Проголосовали ) 

 

 

Роб Хэлфорд о своем воскрешении в группе HALFORD - 2000г

 

Роб Хэлфорд о своем воскрешении в группе HALFORD - 2000г

 

 

Вся Heavy Metal’ическая община задохнулась, когда Rob Halford, незаурядный металлический бог, заявил, что художественная форма Heavy Metal’а мертва, после чего он едва не угас и все же, он здесь, всего через 2 года, возвещает.

Металл возвращается. Совершив такое предательство, которое не легко забыть, дадим, черт возьми, металлическому Арнольду Бенедикту прослушать еще раз компакт диск. Halford вновь контролирует удачу и чувство вкуса на своем последнем диске “Resurrection”, поразительно великолепны и бескомпромиссном металлическом альбоме. Добро пожаловать на темную сторону, Rob.

После артистически рискованного, по коммерчески самоубийственного CD “Voyeurs”, своей бывшей группы TWO, Rob Halford увидел свет и быстро побежал следом за 12-тью самыми тяжелыми треками, которые он когда-либо ковал из металла. Дух всего диска сосредоточен в открывающей песне и титульном треке, когда Halford кричит: “Я столкнулся с тем, что говорил и делал” как доказательство таких Halford’овских отрыжек, визга “Hellion’a” громче, чем когда-либо прежде. Это Halford в своей, наилучшим образом отрегулированной и ведущей группе, конечно же, хорошо вышколенной легендой Judas Priest, но не боящейся двигаться дальше.

Альбом “Resurrection” ухитряется угодить многим мастерам, поклоннику Judas Priest, фанату Fight и обычному металлическому энтузиасту, но совершенно не звучит, как если бы это была особая цель Halford’а. Песня катится своим чередом, картинка расплавленной стали, преображающей форму, она покоится здесь, мерцающая, испаряющаяся жидкость, твердеющая с каждой секундой, то же самое, это истинное “Воскрешение”. Под конец диска, у вас кровоточат уши, и вы все еще чувствуете понуждение поставить альбом сначала.

Вылетев из своего отеля и пребывая в дурном настроении в аэропорту, чтобы сесть на самолет, Halford’у удалось в течение 20-ти минут по своему любимому телефону обозначить взлет, падение и перерождение металлической легенды.

Ну что, я вижу, старые привычки вернулись, тебя, что выгнали из отеля? Ты провинился или еще что-то натворил?

Rob: “Нет, по моему мнению, ничего значительного. Таким я был несколько лет тому назад. (Смеется) Знаешь, когда ты получаешь счета за такое поведение и понимаешь, сколько денег ты потерял, тебе быстро надоедает такой стиль жизни”. (Смеется)

Равно как доступные развлекательные формы дебоша и погромов, которые, тем не менее, не вылетают в копеечку.

Rob: “Совершенно верно, особенно сейчас, при моем возрасте”.

Я открываю этот стильный CD проекта HALFORD, который у меня тут под рукой.

Rob: “Да, я рад, что он у тебя есть, однако, была ли у тебя возможность послушать его?”

На самом деле, несколько раз. Должен сказать, классная работа.

Rob: “Превосходно!”

Эта пластинка – действительно одно из лучших музыкальных произведений, с которыми я имел дело. К сожалению, альбом несколько тяжеловат, это расстраивает тебя?

Rob: “Думаю, что ты должен быть готов выдержать это. Думаю, этот багаж – всего лишь один из жизненных элементов, с которыми ты должен научиться иметь дело и справляться с ними”.

Ты попал в то место, где ты действительно удобно чувствуешь со своей музыкой и возможно, в целом по жизни?

Rob: “О да. Я думаю, что это был один из самых удовлетворительных периодов моей жизни. Эти последние пару лет, когда я работал над этим проектом. Я трачу свое лучшее время с парнями в группе, Pat и Mike, мои два гитариста, Ray мой басист, а Bobby – барабанщик. Конечно, великолепные производственные таланты Roy’я Z, весь процесс, с самых первых творческих стадий, и до того, как я занимался мастерингом в Нью Йорке, совсем недавно. Это были замечательные пару лет, сейчас я чувствую полное удовлетворение. Я чувствую себя подобным образом впервые за долгое время”.

Радует то, что ты говоришь о себе как о группе.

Rob: “Абсолютно и эта группа останется со мной надолго, если пожелает. Мы провели вместе потрясающее время с самого начала сочинения песен и теперь конечно мы едем в турне с “Iron Maiden” и “Queensryche”, и мы просто разрываемся, вот такая картинка”.

Последний раз я пытался поговорить с тобой в поддержку пластинки TWO, но, похоже, ничего так и не получилось еще до того, как что-то могло выгореть.

Rob: “Это верно. Весь этот конечный период был очень раздробленным. Многое, что мы пытались создать, особенно концертные выступления, по крайней мере, было спутанным. Так что, я не мог выехать в турне и освещать в прессе и на телевиденье то, что я действительно хотел сделать, но в ретроспективе, теперь то мы знаем, что для меня все это было скорее точкой на экране, чем чем-то еще. Я получал от этого удовольствие, пока в этом деле существовали необычные аспекты и экспериментальное качество, которое привлекало меня, но я был нетерпелив, вспоминая работу на концертах. Отложим все в сторону и вернемся туда, где, по моему мнению, мое место, т.е. к хорошей, старой музыке Heavy Metal. Там, где я провел почти 30 лет своей жизни и там, где я нахожусь теперь, и вернется это великолепное чувство”.

Явилось ли название песни и компакт диска “Воскрешение” запоздалой мыслью или же отправной точкой всего проекта?

Rob: “Ну, само название песни было для нас одним из многих имеющихся у нас в наличии названий, когда мы занимались процессом сочинительства. Но я просто продолжал возвращаться к тому названию, потому что оно говорило о многом. Я чувствую, что это название достаточно сильно отражает все то, через что я прошел за последние пару лет, и на самом деле, я чувствую себя воскресшим более чем когда-либо. Думаю, что это было очень подходящее название для CD.”

Это так сильно отличалось от всего, что ты делал прежде, я считал пластинку TWO великолепной, но я должен признать. Что здесь я нахожусь в меньшинстве. Тебе до сих пор нравится эта работа?

Rob: “Это был клевый момент, и я считаю, что все было основано на мире Heavy Metal’a, потом это было принято с немного большим пониманием, но на самом деле, за всю мою карьеру, такой уж я, я записываю одну пластинку из 23-24-х пластинок, которые я записал за всю жизнь и вот она реакция. Это действительно должно продемонстрировать тебе страсть и консервативную натуру поклонников Heavy Metal’а. Они не воспримут или не примут ничего кроме солидной Heavy Metal’ической музыки, так что для меня это был действительно спорный альбом и пластинка, которая, по моему мнению, оставила заметный след в моей карьере, не просто так, я убежден, потому что я думаю, что она послужила благой цели. Она потрясла стольких людей и помогла мне заново сосредоточится, и помогла понять, где же мое место и то, что из этого получилось, стало очень убедительным и названным значительно “Воскрешение””.

Слушая обе пластинки. Старую и новую, похоже, они обе обладают грандиозной подачей, словно ты сбрасываешь некую тяжесть, я прав?

Rob: “Да, ты определенно чувствуешь, под конец, как сочинения, так и записи песен, ты чувствуешь некоторое удовлетворение. Но на новой пластинке это было связано для меня с таким монументальным моментом. Я так себя никогда не чувствовал, по крайней мере, со времен моего последнего настоящего металлического альбома, которым являлся альбом Judas Priest “Painkiller” 90-го или 91-го года. Так что прошло уже несколько лет с тех пор, как я почувствовал это настоящее чувство 100% удовлетворения и волнения и понимания той реакции, которая сейчас возникает”.

Добро пожаловать на мрачную сторону, Rob. (смеюсь)

Rob: (смеется) “Классно находится на темной стороне!”

Единственную жалобу, которую я услышал в связи с этим турне, это то, что ты играешь еще больше песен Judas Priest, тебе больно делать это?

Rob: “Я не утруждаю себя размышлениями на эту тему или избыточными воспоминаниями о проделанной работе, и я считаю, что это всего на всего продолжение того, что я делал и это мой следующий шаг вперед в металлической музыке. Это крайне традиционный альбом, в нем масса классических моментов. Но я так же считаю, что это новая пластинка и ее нужно рассматривать с этой позиции. Есть 12 новейших металлических песен, и я считаю их подходящими и сильными для нового миллениума, для меня они совершенно правильные. Оказывается, что эти песни также подходят фанатам, когда мы выходим на сцену и играем музыку “Resurrection” живьем, мы просто получаем самую фантастическую реакцию. Думаю, что я подобрал все необходимые ингредиенты”.

Вы готовились к этому турне, несколько недель выступать в качестве хэдлайнеров, считалось, что материал сработает наилучшим образом, когда вы будите играть в больших залах с “Iron Maiden”.

Rob: “Это принималось в расчет. Но гораздо важнее было то, что группа никогда не играла вместе в живую перед публикой, так что мы хотели избежать любых случайностей, если бы что-то случилось. Но в результате не было никаких случайностей. Весь механизм был на столько хорошо смазан, из-за профессионализма и стандарта отношений между музыкантами группы HALFORD, что я считаю, что мы могли бы поехать в турне с “Iron Maiden” так или иначе, ни в чем не сомневаясь. Психологически мы ощущали, что нам необходимо выбить для себя несколько хэдлайнерских шоу, и эти концерты были бы невероятно удовлетворительными”.

Это немного странно, быть поддержкой в концертной программе из трех групп. Особенно с хэдлайнером, который с самого начала своей карьеры открыто признавал, что находился под сильным влиянием твоей старой группы Judas Priest?

Rob: “Жизнь – это прекрасное путешествие и ты никогда не знаешь, что тебя ждет. Каждый день приносит что-то другое, и я рад возможности быть частью этого великого металлического опыта. Для людей, по настоящему понимающих солидный, традиционный Heavy Metal, которого как не печально не хватает на современной металлической сцене. Я думаю, пришел невероятный момент пойти и увидеть группу HALFORD, “Queensryche” и “Iron Maiden”, все под одной крышей в одно и тоже время, я просто счастлив и благодарен, быть частью всей гастрольной программы”.

Была ли у тебя возможность вытащить на сцену Bruce’a Dickinson’a, чтобы спеть с ним дуэтом песню с пластинки “Resurrection”?

Rob: “Нет, до сих пор у него не было такой возможности, и я, действительно, не знаю, произойдет ли это в дальнейшем, потому что, как тебе известно, на любом концерте возбуждение возникает тогда, когда ты видишь, как особый музыкант выходит на сцену, и я думаю, что это было бы уже через, чур, если бы Bruce выбегал вместе со мной, а потом выскакивал бы снова, когда у него такое значительное представление с “Iron Maiden”. Возможно, это произойдет в будущем, но мы просто должны подождать и тогда мы увидим. Мы должны будем выбрать подходящий момент”.

Долго наблюдая развитие твоей лирики, я всегда хотел знать, сочиняешь ли ты на основе личного опыта или же пытаешься творить, не основываясь на этот опыт. Как ты сочиняешь свою лирику? Вот что я пытаюсь спросить.

Rob: “На самом деле, впервые, я погрузился в мир лирики, основываясь на чисто личную точку зрения. Для меня это, действительно, нечто новое. Всем чем я занимаюсь, с точки зрения лирики, я пытаюсь придумать что-то другое, что-то новое и такой подход достаточно часто срабатывал. Когда с Roy’ем Z я обсуждал потенциал лирики для этого альбома, я просто предположил рассказать людям о том, что происходило в моей жизни последние пару лет и всецелом у меня это получилось. Каждая из песен имеет определенное значение или связана с моим личным опытом за последние 5 лет моей жизни”.

В этом есть определенное чувство уязвимости, потому что это не похоже на ту ситуацию, когда ты пишешь в личном дневнике, который не сможет прочитать посторонний, ведь миллионы людей увидят твою лирику и вынесут свои суждения?

Rob: “Я считаю, что ты просто должен стремится к этому со всей честностью, на которую ты только способен. Я думаю, что когда ты пытаешься выразить эти чувства и эти сантименты, ты делаешь отношения с поклонниками на порядок выше, потому что ты обнажаешь некоторые элементы своей жизни так, как ты не делал до этого и для меня это совершенно новое дело. Я не могу быть трудным для понимания или неприступным как лирик. Так или иначе, большинство событий моей жизни было задокументировано, так что я просто работаю и говорю то, что хочу сказать”.

Чем ты более всего гордишься как музыкант, о чем ты надеешься, вспомнят люди?

Rob: “Я думаю, что я отношусь к этому со всей серьезностью, как и любой другой музыкант, мы не ученые-ракетчики, в конце концов, мы просто хотим развлекать людей. Музыка – по большому счету побег от оцепенения жизни, просто поход на концерт или поход в кино или чтение книги – удовлетворение этих потребностей, которые у нас есть как у людей. Так что я хотел бы, чтобы меня воспринимали как человека, хорошо выполнившего работу, человека преданного, развлекавшего людей музыкой и живыми шоу”.

Недавно я был в Англии, и какое-то время, я гостил в городе, родном городе большинства моих любимых музыкантов, Бирмингеме. Как ты думаешь, почему именно Бирмингем подарил такое множество великих групп и с такой разнообразной музыкой как, например, Judas Priest, “Black Sabbath”, “Fleetwod Mac” и другие?

Rob:“Я, действительно, не могу ответить на этот вопрос. Я просто считаю это уникальным. Не знаю, почему так происходит, но я уверен, что отчасти это зависит от того, что когда ты растешь в такой области и так сильно любишь музыку, что ты хочешь быть частью этого. Ты воодушевлен и тебя стимулировали великие события, происходившие до этого. И именно это и происходило с людьми, почувствовавшими дух Бирмингема. Ты пойдешь, и будешь вспоминать, те имевшие место, фантастические вещи, и это даст тебе дополнительный пинок под задницу, чтобы действовать. По большому счету, Бирмингем – обычный английский уголок, если и есть в нем какая-то привлекательная оголенность, то я думаю, что большинство людей растут в этом месте, так смотря на вещи: “Что я могу сделать для расширения своих горизонтов, что я могу сделать, заглянув за забор?” это уникальный и очень особенный город и очень необычная область. Я не знаю, почему так, возможно из-за того, что этот город – рассадник НЛО или какая-то аномалия, я не знаю! (смеется) У меня нет никаких сомнений, я просто рад быть частью этого мира”.

Ты все еще живешь в Аризоне?

Rob: “Да, у меня до сих пор там дом, хотя в последнее время я провожу большую часть времени в Южной Калифорнии, недалеко от San Diego, так что я разъезжаю. Но моя основная база, мой основной дом – все еще Англия, но потом, я езжу в Европу, Амстердам, где у меня тоже есть дом. Как и раньше, я очень часто в разъездах”.

 

Автор статьи: David Lee

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Роб Вы - титан индустрии, никто в этом не сомневается. Каково ваше мнение относительно текущего состояния метала?

Rob Halford: - Замечательно. Абсолютно замечательно. Это - абсолютно другой мир по сравнению с тем - 20 или 30 лет назад. Как только Интернет появился, метал появился повсеместно. Но Вы знаете, интернет это награда для талантливых людей. Этот интернет важен, с глобальной точки зрения, только для сильных духом людей. Интернет - стимулирует. Мы судим и видим группы, когда мы находимся в туре. Это здорово. Это стимулирует. На горизонте есть всегда новый материал.