( 0 Проголосовали ) 

 

 

Rob Halford возвращается к своим корням HALFORD Resurrection - журнал TERRORIZER 2000г

 

Rob Halford возвращается к своим корням HALFORD Resurrection - журнал TERRORIZER 2000г

 

 

Проводя большую часть 90-х в пустыне вместе с Fight и TWO, после записи одной из последних воистину величайших металлических пластинок в лице диска Judas Priest “Painkiller”, сейчас, в 2000, Rob Halford вновь занимается тем, что он делает лучше всего – во всю мощь поет на металлической пластинке. И чтобы отметить выход альбома “Resurrection”, Demien Went встречается с самим высочайшим священником Heavy Metal’а…

Может быть, есть всего лишь несколько личностей в истории Heavy Metal’а, которые дали так много этому жанру, как это сделал Rob Halford. 20 лет заметный глашатай металлических легенд Judas Priest, он жил, дышал и даже попал на скамью подсудимых за музыку, которую он любит. Родившись в индустриальных средних английских графствах, его удивительные вокальные таланты впервые проявили себя в школьном хоре в нежном 8-ми летнем возрасте и хотя, будучи зрелым юношей Rob сильно заинтересовался рок музыкой, он бросил школу, совершенно не представляя, чем же он хочет заниматься. До тех пор пока судьба не свела его с некими Кennet’ом Downing’ом и Ian’ом Hill’oм, для того чтобы навечно изменить свои жизни и металлическую сцену. Прошло 8 лет и 3 альбома после его ухода из Judas Priest и Halford’у, в конце концов, пришлось, вернулся туда, откуда он пришел, с новой группой, новым альбомом и воспарявшим духом. Дамы и господа, мы отдаем вам металлического бога, железного гиганта, высочайшего священника пронзительного вокала – мистера Robert’а Halford’a.

УМИРАЮЩАЯ ПРЕДАННОСТЬ

“Реакция на “Resurrection” просто потрясающая. Я вовсе не ожидал этого” – отмечает он в своей обманчиво деликатной интонации. “Где бы я ни был, – Голландия, Италия, Германия, Греция, Испания, Португалия, Франция – все очень воодушевлены этим. Фантастическое чувство”.

Есть что-то привлекательно непосредственное, и, осмелюсь сказать, убедительно британское в этом человеке, как несколько прохладительных, сладких напитков, чай с молоком, которым мы подпитываем наш разговор. Он просто выдал двухминутный вопль, а потом вышел из комнаты, и все же кто-то осмелился назвать интервью успешным. Умело подкрепленный Patrik’ом Lachman’ом (гитара), Мike’ом Chlasciak’ом (гитара), Ray’eм Riendeau (бас) и ветераном барабанщиком Bobby Jarzombek’ом, “Resurrection” – это пластинка, которая поднялась в душе Halford’а как выдающиеся вены на его свежее выбритой голове, и работа у которой многому мог бы поучится бедный на мелодию Judas Priest’овский “Jugulator”. Продукт – заслуга Roy’я Z. (Bruce Dickinson, Tribe Of Gypsies) – с классическо-современным характером, во многом формирует первое впечатление от альбома.

“Я так рад, что ты говоришь об этом т. к. именно этого и добивался Roy. Он собирался вернуть голос и сделать каждую песню платформой для моей работы. Люди знают о том, что я обладаю этим голосом, и я пользовался этим всю свою карьеру, и пришло время вернуть его. Таким образом, в этой музыке есть масса традиционных чувств, но вместе с тем, в ней была и современная грань. Мы в последнюю очередь хотели записать не современную пластинку. Нам захотелось представить весь спектр оттенков существовавших в металле, особенно этого хотел я. В следующем году я буду отмечать 30 лет певческой карьеры в металле, так что люди услышат массу моментов и вспомнят прошлое и в то же самое время, конечно, это 12 новых песен”.

Критически, среди множества реформаторов старой школы и многих соперников новой энергии, Halford обладает мастерским равновесием в сочинении песен, избегая при этом часто опасную зону ностальгии.

“Мы сторонились этого как чумы. Когда я совершенно четко осознал, что мне придется вернуться к этому т. к. это моя сущность и дело, которое я делаю лучше всего, я подумал, хорошо, если я собираюсь сделать это в последний раз, значит, из динамиков должна вырываться музыка времен 1978 или 1986 годов. Такой же философии придерживался и Roy. Он сказал, что нам придется избегать избытка ностальгии, пореже вспоминать о былом и сидеть в прошлом. Нам пришлось крепко держаться за настоящее и осознать, что грядет нечто новое. Конечно, мы испытаем это, когда будем записывать вторую пластинку”.

ГЕРОИ HALFORD’А

“Pat из Лос Анжелеса, Mike из Польши. Bobby, барабанщик группы “Riot”. Ray – басист работавший со мной над проектом TWO и он – просто еще один талантливый человек” – говорит Rob о своей только что набранной группе. “Мы – захватчики мира, правда. Мне хотелось, чтобы эти парни обладали душой. Они все играют не первый день и имеют исполнительский и сочинительский опыт. Талант в наличии, это великолепно звучит и смотрится. Состав группы классического металла. Никаких спецэффектов, никакого программирования, никаких сэмплов, только полноценное исполнение. Есть очень узнаваемое чувство и звучание”.

В отличие от Pantera’образных альбомов Fight с нагромождением рифов, эти новые песни отмечают возвращение к мелодичной тяжести, к которой так идеально подходил его голос.

“Даже при паре прослушиваний ты должен будешь сохранять некое подобие песни” – соглашается Rob. “Для меня мелодия стоит на первом месте. Я вырос на “Beatles” и всегда был, одержим мелодией. В песне всегда должен быть запоминающийся момент. Я несу это с собой, в каком бы направлении я не двигался”.

НА ДВЕ ПОЛОВИНКИ

“После опыта с TWO, я внезапно понял, что я теряю” – вздыхает он с хмурым выражением лица. “Мне стало ясно. Пришло время все переосмыслить и вернуться к тому, что у меня получается лучше всего”.

Кто-то из вас вспомнит неудачную попытку Halford’а заняться Gotic-Indastrial’ом в лице проекта TWO, с помощью Тrent’a Raznor’а из “Nine Inch Nails”. В результате альбом “Voyeurs” имел успех у критиков, но в коммерческом плане провалился. Роб хорошо помнит, когда он пришел к этой мысли.

“Я был на сцене в Европе, представляя шоу в поддержку пластинки. Я просто был потерян – чувствуя свою не правоту. Мне было комфортно с Fight, потому что у этого проекта был скорее металлический фундамент, но TWO был таким экспериментом, и было такое сильное напряжение, что в результате ничего не получилось. Чем больше я занимался этим проектом, тем сильнее я терял связь. Я просто был вынужден вырваться из сложившейся ситуации и вернуться к своему родному делу”.

Вдохновением TWO было спорное звучание, но были нарушены все семь самых важных металлических заповедей. В конце концов, в независимых хит-парадах, никто не мог услышать твой крик.

“Просто, мне захотелось поработать с Trent’ом Reznor’ом” – выразительно отвечает он. “Появилась такая возможность, и меня всегда восхищало то, что делает Trent. Очень впечатляюще. После случайной встречи он послушал кое-что из моих демо и позвонил мне. Я приехал в Новый Орлеан, а он бегал по студии со словами: “Вот что я хочу сделать с тем и с этим”. Я подумал: “Что, черт возьми, происходит?”. Это было очень мне не свойственно, но я занялся этим т. к. это был познавательный опыт и новая манера пения. Это был новый мир, в котором я прожил пару лет. Когда теперь я слушаю этот альбом, я слышу несколько очень клевых вещей. Я имею в виду, что это добротно сделанная пластинка. Я думаю, что через несколько лет люди по достоинству оценят ее, но металлическое сообщество прореагировало незамедлительно: “Вот говно так говно! Это не Heavy Metal!”. Я согласен с ними. Это была металлическая пластинка не в обычном понимании. Я понял это, потому что столько народу слышало то, что я делал с Trent’ом, и говорило: “Мы врубились, но что нам теперь с этим делать?”

МЕТАЛЛ ВОЗВРАЩАЕТСЯ ДОМОЙ


Rob не согласен с предложениями, что его сногсшибательное возвращение в металл имеет совершенно противоположную реакцию. “Под конец всех оценок и анализов, народ просто рад тому, что я вновь занимаюсь этим”.

Так или иначе, может возникнуть некоторое сомнение, что “Resurrection” поможет подняться после сокрушительного падения к скорее настоящему металлу 90-х и последующему возрождению, словно птица Феникс.

“Я понимаю, как люди могут интерпретировать это, но то, что выходит из динамиков говорит само за себя. Все формы музыки проходят через фазу принятия, но факт остается фактом, что с металлическими корнями, идущими от Black Sabbath, это была твердая опора рок-н-ролла. Рок-н-ролл никуда не исчезнет. Он просто будет все время мутировать с очередным прогрессивным поколением. Люди согласятся, они вновь определят это по-своему. Важно, что у Iron Maiden и Judas Priest сохранились свои моменты, потому что это основа для всего остального. Тот факт, что эти группы до сих пор играют на сцене и до сих пор востребованы, является простым тому доказательством”.

Наверно как у воплощения металлического автора лирика, в свое время в составе Judas Priest, частенько безнравственная литература Rob’a меняла свое направление от возвышенной “Beyond The Realms Of Death” до смехотворной “Metal Meltdown” и все же нашла время для промежуточного социального комментария “Electric Eye”. Resurrection - это некоторое отклонение.

“Важно, что на этой пластинке я использую все многообразие языка, чего я раньше никогда не делал. Никак не думал, что мне удастся рассказать о таких личных вещах в этом музыкальном стиле, потому что большинство наших металлических песен напичканы фантазией. “Silent Screams”, например, о переживании бури и потерянных мною друзей – мои переживания. “Resurrection” просто рассказывает вам о том, что я вернулся. О тех причинах, почему я сделал это и что теперь я дома. “Made In Hell” несколько автобиографичная, в ней говорится о моей родине, средних английских графствах. Я говорю и делаю много личных вещей и надеюсь, что это еще более укрепит эту пластинку. Скорее это настоящее заявление о том, что я когда-то сделал в прошлом. Я надеюсь, что это упрочит мои отношения с металлическими фанатами по всему земному шару".

КРИК ДВА

“Я никогда в своих песнях не злоупотреблял языком своей сексуальности. Я всегда хранил это как отдельную проблему. Я не позволяю этому вторгаться в мою работу”.

Когда Halford впервые заговорил на публике о своей гомосексуальности, многих удивило безмолвие металлической общины. В свободном принятии его заявления, и не придавать ему должного внимания, теперь весь эпизод можно рассматривать как современное оправдание жанра.

“Была парочка инцидентов в прошлом, когда я использовал язык в качестве дымовой завесы, о чем знал только я. Я не хочу сказать, что я использовал тайный язык, но когда я покончил с этим, то понял, что часть моего сознания собирается проникнуть в мою лирику. Я признался, просто потому что многие из нас делают это. Некоторым людям приходится оставаться взаперти в этом мире полном страха и неопределенности, но я счастлив тому, что меня приняли. Некоторые сказали, что такое заявление было бы самоубийством из-за портрета этого мачо, гомофобной страны Heavy Metal’а, а мое заявление доказало обратное. Некоторые говорили: “Rob, почему ты молчал?” но простите, это было сделано не для вас, это было сделано для меня. Главное то, что раздается из динамиков”.

А как же 25-ти летнее молчание взаперти в гетеросексуальном центре Heavy Metal’а?

“Да, был один фото снимок, который я сделал для рубрики “любимец апартаментов” для журнала “Playboy”, и я посмеялся над этим. Она была милой дамочкой, и мы славно поладили, и я подумал: “Господи, это же так чертовски иронично!”, но я сделал это потому что…. (он стесняется) так уж вышло. Не так уж часто такое сейчас бывает, но тогда это была возможность подцепить девку, заставить ее показать свою грудь и выпить несколько баночек пива. По моему мнению, это такое сознание, чертовски мальчишеское и недоразвитое, правда, смешно, а? Если уж говорить на чистоту, когда происходили те события, меня это вовсе не смущало, потому что меня мало интересовало, узнает об этом мир или нет. Когда я стал старше, более спокойным, более уверенным по отношению ко всей этой проблеме, меня стало меньше волновать возможные последствия. В конце концов, это был даже не мыслительный процесс, просто так получилось. Но теперь дело сделано и я рад этому т. к. это избавило от людской колкости, несколько глумливых комментариев – теперь все ясно, потому что все знают. Я избавился от ханжей и фобий! Я Rob и я – металлический певец”.

УВИДИМСЯ ПОЗЖЕ, ДУШИТЕЛЬ

“Мне приятно сказать, что мы вновь медленно строим мост дружбы Judas Priest” – сияет он очевидным счастьем. “Это очень деликатная тема и я не могу много говорить об этом, скажу лишь, что я Кеn и Glenn, по крайней мере, теперь общаемся и это первый шаг. Если честно, я не знаю, что там будет дальше. Как бы было не замечательно увидеть реньюнион, я даже не имею права думать об этом т. к. это даже нельзя предположить. Уйдет очень много времени, прежде чем мы даже поставим этот вопрос на обсуждение”.

Кто-то захочет узнать, что же Rob думает о молодом Ripper’е Owens’е пытающимся занять его место.

“Я не могу об этом слушать! (смеется) Это психологический блок! Конечно, новый диск есть у меня в коллекции, но мне мешает избыток чувств. Ты должен слушать музыку по определенным причинам, а я не могу настроить себя на нужный лад. Я буду делать это не по уму”.

Давайте прикинем, Halford мог бы петь на “Jugulator”, а Judas Priest могли бы сыграть “Resurrection”.

“Это еще одно хитрое наблюдение т. к. это мой первый металлический альбом со времен “Painkiller”, так что мне хотелось бы записать следующую пластинку в этом отношении. Это первое что я сделал с тех пор как ушел из Judas Priest. Я записал такой альбом т. к. здесь мое место – с моей великой любовью к металлу. Все что я буду делать в этом мире с этого момента и надеюсь, что одного моего имени вполне достаточно. Когда народ слышит имя “Halford”, оно неразрывно будет связано с металлом!”

В этот период, ты, должно быть, записал много музыки, за последние 2 года в студии. Увидим ли мы в будущем то, что ты не записал на “Resurrection”? Есть ли материал?

Rob Halford: “Я хочу от всей души поприветствовать всех моих поклонников и добро пожаловать на день воскрешения!! Сегодня вышел CD!!!”

Что касается этого турне, и я лишь хотел сказать, что ты звучал великолепно на прошлой неделе в Торонто.

Rob Halford: “Да, привет всем канадским фанатам Heavy Metal’а и, конечно же, в Торонто был первый концерт турне “Brave New World”. Это было невероятное шоу. Сегодня вечером мы играли в “Hartford’e”, штат Коннектикут и произвели полный фурор. Гастроли проходят невероятно хорошо!!!”

Мы хотели бы увидеть ваше собственное хэдлайнерское турне… произойдет ли это?

Rob Halford: “Да, все это очевидно для фанатов Heavy Metal’a… конечно, чем большую поддержку мы получаем, тем сильнее мы становимся. А это значит, что мы можем вернуться и играть гораздо дольше, чем мы играем теперь… мы готовы выходить на сцену и играть 2-х часовые шоу, когда придет время. В данный момент мы выступаем в первом отделении, что очень свирепо и интенсивно… к сожалению, мы не можем представить наше шоу в полном объеме, но в этом турне играет так много групп, что им всем нужно найти время для выхода”.

Есть ли возможность, что в этом году мы сможем увидеть “Resurrection… Live”… было бы здорово.

Rob Halford: “Я очень сильно сомневаюсь, что будет концертный альбом “Resurrection”. Но я ожидаю этого произведения в любой момент”. (Смеется)

Можем ли мы ждать каких-либо видеоклипов?

Rob Halford: “Да, из-за крайне ограниченной в нынешнее время поддержки металлических видео я принял решение вкладывать деньги в концертные выступления. Это та часть моего бизнеса, которая гарантирует, что вы получите шанс увидеть меня на концерте!”

Как ты относишься к компании “Napster”?

Rob Halford: “Я считаю, что вся эта область до сих пор не достаточно изучена… здесь необходимо некоторый контроль… для такого нового артиста с новой пластинкой как я. Я рад, что народ использует сайты подобным образом, что позволяет людям слушать мою музыку… я не алчный артист, как некоторые в современной металлической индустрии”.

Неужели на этом турне у тебя нет твоего мотоцикла?

Rob Halford: “Из-за того, что для меня этот Harley – особый и уникальный мотоцикл Judas Priest… я считаю, что это было бы богохульство выкатывать его на сцену с группой HALFORD. Почему я восседаю на Harley’e на обложке “Resurrection”? потому что тем самым я делаю заявление о моем возвращении в металлическую музыку”.

Каково вновь петь некоторые старые Judas Priest’овские вещи, такие как “Tyrant”? так клево слышать эти песни на концерте.

Rob Halford: “Я рад, что ты считаешь это клевым занятием, потому что как считают ребята в группе… исполняя эти Judas Priest’овские песни, я надеюсь заново подчеркнуть, что я до сих пор очень люблю всю свою музыку и концерты и Judas Priest… мне важно на своих выступлениях исполнять вещи Judas Priest!”

Ведь на своем новом альбоме ты спел с Bruce’ом? Я считаю, что это было соревнование Judas Priest/Iron Maiden!!!

Rob Halford: “Нет, здесь не было никакого соревнования… мне было приятно спеть с Bruce’ом дуэтом. И я назвал бы это просто здоровым соперничеством… Мы с Bruce’ом лучшие друзья. Вот почему очень волнующе и очень приятно гастролировать с “Iron Maiden””.

Как ты сейчас относишься к Judas Priest? У тебя нормальные отношения с Ripper’ом и остальной группой или ты редко общаешься с ними?

Rob Halford: “Единственный контакт, который у меня был недавно, это когда я был в Европе, общался с прессой и занимался рекламой “Resurrection”… мы заново строим нашу дружбу, и я по-доброму отношусь к Judas Priest и Tim’y. Все идет хорошо”.

Ты никогда не думал вернуться в Judas Priest?

Rob Halford: “Никогда не говори никогда”.

Почему ты ушел из Judas Priest?

Rob Halford: “Лишь, для того чтобы изучить все свои потребности в области музыки вне области Judas Priest… теперь я прошел круг. Я возвращаюсь в Heavy Metal с альбомом “Resurrection”…”

Кто был модельером твоей черной кожаной куртки времен “Turbo”?

Rob Halford: “В тот период все мои прикиды создавал парень по имени Ray Brown… мой новый костюм – невероятного дизайнера Агаты – она создает одежду для артистов от Бритни Спирз до Металлического Бога… она шьет Бритни, Nsync и всех этих мальчиков… а сейчас она создает прикиды для Богов металла – вот это парадокс”.

Как один из немногих голубых слушающих Heavy Metal я высоко ценю то, что ты открылся… ты считаешь, что это исправит гомофобию, которая существует в Heavy Metal’ическом мире?

Rob Halford: “Да, привет всем голубым фанатам Heavy Metal’a в Интернете… и я благодарю всех вас за вашу поддержку за все время… надеюсь, что я первый из многих, который может разрушить существующую фобию… когда я сделал заявление, меня подбодрили. Я надеялся на то, что мои поклонники достаточно интеллигентны и достаточно человечны, чтобы понимать, что эта сексуальность не имеет никакого отношения к музыке.

Я получил удовольствие, проведя с вами время в прямом эфире из моего отеля в “Hartford’e”, Коннектикут… поддерживайте со мной контакт через мою Интернет страничку… RobHalford.com – я проверяю ее каждый день”.

 

Автор статьи: David Lee

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Роб Вы - титан индустрии, никто в этом не сомневается. Каково ваше мнение относительно текущего состояния метала?

Rob Halford: - Замечательно. Абсолютно замечательно. Это - абсолютно другой мир по сравнению с тем - 20 или 30 лет назад. Как только Интернет появился, метал появился повсеместно. Но Вы знаете, интернет это награда для талантливых людей. Этот интернет важен, с глобальной точки зрения, только для сильных духом людей. Интернет - стимулирует. Мы судим и видим группы, когда мы находимся в туре. Это здорово. Это стимулирует. На горизонте есть всегда новый материал.