( 0 Проголосовали ) 

 

 

Откровения Роба Хэлфорда о музыке Heavy Metal - журнал Explicity Intense 2000г.

 

Откровения Роба Хэлфорда о музыке Heavy Metal - журнал Explicity Intense 2000г.

 

 

После заигрывания с индустриальным звучанием, легендарный вокалист Rob Halford снова занимается тем, что он делает лучше всего: а именно играет кричащий Heavy Metal. Когда он готовится выпустить на волю свою новую группу, Halford, он сам рассказывает эксклюзивно с Malcolm Dome’ом о своем возвращении в “металлическую коммуну”.

Человека сидящего напротив можно легко принять за сверхмодного рекламного агента. Со своей выбритой головой, в повседневной одежде и со спокойной манерой поведения, с трудом верится, что именно этот человек принес “крик” в Heavy Metal. Но, конечно, это Rob Halford, бывший вокалист могучих Judas Priest, и один из по настоящему новаторских вокалистов в жанре.

Только подумайте над этим: у Ozzy есть его фирменный жалобный вой, у Ronnie Dio его эпический рев, у Bruce’a Dickinson’a его вопль словно сирена воздушной тревоги, у James’а Hatfield’а его неподражаемый рык, но когда вы начинаете думать, а кого же в металле можно назвать “Воплем”, есть только один претендент на это звание: Halford. Почти два десятилетия он стоял у руля одной из главных металлических групп, когда Judas Priest сметали все на своем пути на волне надоедливых гитарных рифов, блистательных мелодий и этих уникальных, кричащих вокалов. Выпустив 14 альбомов, за двадцатилетнюю карьеру Halford и Judas Priest стали краеугольными камнями жанра. Но в начале 90-х Halford ушел, обрекая Judas Priest на многолетние напрасные поиски его замены, тогда как он сам отправился в путешествие музыкальных исследований и сначала занялся все еще бесспорно металлическим проектом Fight (они выпустили два полноценных альбома, 1993 “War Of Words”, а через пару лет диск “A Small Deadly Space”, плюс мини альбом 94 “Mutations”) потом откровенно индустриальным TWO (они выпустили один альбом 1998 “Voyeurs”). Но сейчас, Halford снова в строю, готов обрушить на вас в некоторой степени самый жестокий, отвязный и убедительный Heavy Metal который вы не слышали уже 100 лет. После нескольких лет блуждания в собственной пустыне, этот человек вновь открыл для себя Heavy Metal’ический эквивалент Святого Грааля, Туринскую Плащаницу и псарню Скуби Ду – и все это одновременно…

“Я только что закончил запись своего нового альбома” – говорит Halford, распираемый не притворным энтузиазмом. “И для меня это момент истины. Альбом (пока еще безымянный) представляет все то, что я делаю лучше всего, и все то, что люди ожидают услышать от меня, а также некоторые вещи, которые я ожидаю от самого себя. И меня полностью устраивают все аспекты этой пластинки”.

Для Halford’а, это возвращение домой началось 18 месяцев тому назад, когда проект TWO подошел к своей логической финишной прямой, и он начал строить планы на будущее.

“Можно сказать, что свет зажегся, и я понял, что мне просто необходимо записать альбом который воплощал бы в себе мои убеждения. Возможно, что мне нужно было пройти через опыт Fight и TWO для того, чтобы прийти к сегодняшнему моменту. Когда после 20-ти летней карьеры я ушел из Judas Priest, может быть, в какой-то степени, я попытался отойти от Heavy Metal’а. Я был волен, заниматься, чем мне было угодно. Внезапно, оковы спали, и меня уже больше ничто не удерживало. Так что я расправил свои крылья”.

“Я до сих пор с теплотой и любовью вспоминаю проект Fight. Я ценю альбом “War Of Words”; это была великолепная работа. В любом случае, для меня этот релиз был “пробой пера”, потому что он позволил мне выплеснуть все то многое, что накопилось во мне. И после этого, мне хотелось, чтобы группа пошла дальше и записала вторую пластинку”.

“Потом начал формироваться проект TWO. Все получилось чисто спонтанно. Просто я встретил гитариста John’a Lowery (сейчас он играет у Merlyn Menson’а – уже уволен – прим. пер.) и продюсера Bob’a Marlette’а, и мы записали несколько демо. Потом во время праздника “Марди Грас” в Новом Орлеане я столкнулся с Trent’ом Reznor’ом. Я прокрутил ему демо, которое ему понравилось, а потом он сказал, что хотел бы подписать TWO на свой лейбл (Nothing) и записать альбом… трудно отказать такому как он человеку. Я понимаю, что TWO нельзя было отнести к металлическому жанру, это был всего-навсего эксперимент. Теперь, я смотрю на все это как на неизбежный опыт. На самом деле, все это было не для меня, но это был такой безумный музыкальный момент, и на той пластинке было несколько хороших вещей. Но как только мы записали альбом “Voyeurs”, я понимал, что это всегда будет одноразовым опытом. Просто мне хотелось покончить с этим и идти дальше”.

“Так что, после того как проект TWO был закрыт, и мы дали несколько концертов, я понял, что мне пора вернуться в металлическую общину. Первое, что я должен был сделать – это собрать нужную мне группу. На это ушло какое-то время, но в конечном итоге я собрал подходящий состав музыкантов: в моей группе играет барабанщик Bobby “Зомби” Jarzombek (ex-Riot), гитаристы “Металлический” Mike Chlasciak и Patrick Lachman (последний бывший гитарист “Diesel Machine”) и басист Ray Piendeanu (до этого работал с TWO и “The Machines Of Loving Grace”)”.

Взяв себе, имя HALFORD, пятерка начала писать песни, и все наконец-то начало приобретать четкие очертания с приглашением знаменитого продюсера Roy’я Z.

“Я начал работать над новым материалом вместе с Bob’ом Marlette’ом” – объясняет вокалист. “Но по какой-то причине наше сотрудничество не имело продолжения. Затем, наш общий знакомый представил меня Roy’ю. Я слышал его работы с Bruce’ом Dickinson’ом (сольные альбомы “Accident Of Birth” и “The Chemical Wedding”) и мне понравилась его манера продюсирования. У него сформировался искренний и честный подход по отношению к музыке, и работать с ним мне было интересно”.

В результате на свет появился альбом, который определенно вернет Halford’а – артиста и группу – на передовую современной металлической сцены. И для самого вокалиста эта пластинка (которая должна выйти в начале лета на пока еще не определенном лейбле) представляет собой серьезное отступление от его предыдущей лирической атаки и общей позиции.

“Альбом во многом отвечает стандартам великолепной Heavy Metal’ической пластинки. Если же говорить о лирике, то я проделал нечто такое, что редко делал в прошлом, и я написал тексты на основе личного опыта. По большому счету, это очень личная запись. Я много говорю о своем месте в жизни, как я относился к некоторым людям, и как мне пришлось относиться к самому себе. И я должен заявить, что подобную лирику очень не просто сочинять, потому что всего лишь несколькими словами ты пытаешься кратко выразить все свои чувства, а это не легко сделать. Но пока такой стиль написания текстов появится на многих новых пластинках, также в некоторой лирике присутствует неизбежный фантазийный элемент, что, конечно же, является важнейшей частью огромного мира Heavy Metal’а”.

Об этом нельзя не сказать, в наше время, когда даже группы, которые добились относительно небольших успехов за свою короткую карьеру, рассматривают возможность воссоединения как важный козырь, неизбежно возникают разговоры о воссоединении Judas Priest и Halford’а. Так может ли вокалист предвидеть подобную ситуацию? Наверное, понятно, почему сам Halford не исключает такую теоретическую возможность…

“В данный момент для меня самым важным является то, что мне пришлось восстановить наши отношения, и мы провели какое-то время вместе, чисто на личном уровне. Так или иначе, одному Богу известно, что может произойти в будущем. Все что я могу сказать по этому поводу, если бы мы собрались вместе, то мы бы записали одну из величайших Heavy Metal’ических пластинок всех времен. Любое воссоединение должно состояться из-за любви к музыке, а не только, чтобы подзаработать и смыться”.

“Мы могли бы повторить путь “Iron Maiden”, они объединились с Bruce’ом Dickinson’ом, потому что они поверили в состоятельность своей музыки”.

“Но я не хочу, чтобы у кого-то сложилось впечатление, будто я жду любого предложения Реюньона Judas Priest. Я доволен своей группой HALFORD. Это как раз именно то, чем я хочу заниматься – и чем мне нужно заниматься. Я надеюсь на то, что металлическая община поймет, что я не бросал их”.

“Мне так понравилось то, что мы сделали на альбоме, что я уже очень хочу начать сочинять песни для второй пластинки! Так что, у нас готов материал для двух пластинок, и я уверен в том, что мы запишем и третью!”.

“Я горжусь всеми своими достижениями” – подводит итог Halford. “И я в ответе за свое сегодняшнее положение. Я должен воспользоваться этой ответственностью и сделать что-то позитивное, потому что мне не хочется расстраивать фанатов. Но я также не хочу смотреться в зеркало и понимать, что я обманываю сам себя”.

Никто и не сомневается, группа HALFORD не расстраивает Halford’а, человека. Незаурядный Heavy Metal’ический крикун вернулся и дает прикурить – чего же еще нам остается желать.

Два года тому назад, Halford решил признаться в своей сексуальной ориентации во время интервью на американском “MTV”. Его признание шокировало музыкальную общину, но это признание сняло груз с Halford’овских плеч.

“Понимаешь, на самом деле, я не уверен, почему я признался именно тогда. Просто совершенно внезапно я сказал, “С позиции голубого…” и эти слова стали моим признанием. Наверное, хорошо, что я сделал это именно так, потому что мне не нужно было обдумывать свое заявление заранее. Уже через несколько минут, новости распространились по Интернету. Но я не думаю, что мои слова стали каким-то откровением для британцев. Я думаю, что большинство поклонников Priest и те, кто работают в музыкальной индустрии, уже знали об этом, и я очень возгордился тем, как металлическая община поддержала меня. Сторонние люди решили, что мои фанаты болезненно воспримут мое признание, но они не знают какие они, фанаты металла. Они кажутся им страстными любителями пива, принимающими наркотики буйными каннибалами и изуверами. Но фанаты металлической музыки отнюдь не изуверы – это те люди, которые не в ходят в нашу общину имеют изуверский подход. Большинство фанатов металла так отреагировали на мое признание. “Ну, и что? Важнее всего сама музыка””.

“Меня расстроило то, что были и такие люди, которые решили, что мое признание было коммерческим ходом, способствующим продажам альбома проекта TWO. Вот это обвинение действительно ранит меня. Неужели люди действительно думают, что я настолько глуп для того, чтобы говорить о таких лично для меня важных вещах для того, чтобы продавать пластинки. С моей стороны это было бы таким дешевым ходом. Публичное признание своей гомосексуальности стало для меня сродни побегу из созданной мной же тюрьмы”.

Хотел бы снова играть с Judas Priest?

Rob: “Если бы дело касалось только музыки, а музыка имела субстанцию и была реальной, и из-за этого все разрешилось бы в положительную сторону. Не нужно в качестве приманки трясти у меня под носом толстым чеком, потому что я не поведусь на это. Если есть время сочинить еще больше музыки, то это время придет, но в данный момент, я не вижу такой возможности”.

Легко ли было записывать альбом “Resurrection”? Сочинять?

Rob: “Легко, правда. У нас были две необходимые связи, потому что мы просто любим эту музыку. Это был общий знаменатель. Все прошло очень и очень легко. Я не помню ни одной конфликтной ситуации между кем-то из членов группы. Все зависит от профессионализма и подхода, быть восприимчивым, а не эгоистичным и доминирующим. У всех у нас была одна цель, так что это был великолепный опыт”.

Откуда твои новые соратники по группе?

Rob: “Они из разных мест. Mike Chlasciak из Варшавы, поляк. Он там родился и вырос, но сейчас живет в Нью Джерси. Mike взял гитару в руки подростком, и на него повлияло большое количество великолепного металла, в том числе и Judas Priest. По сути, он – европеец, родившийся и выросший там. Его стиль игры отличается от стиля Patrick’a Lachman’a. Patrick из Лос Анжелеса. Он играл в группе “Diesel Machine”. Ray Piendeanu – басист, который играл со мной в TWO. А Bobby Jarzombek был барабанщиком в “Riot”.”

Почему ты не нанял парней, которые играли в кавер группах Judas Priest?

Rob: (смеется) “О, Господи, тогда у нас мог бы быть гитарист, выглядевший как Ken и Glenn, и басист, который двигался бы как Ian Hill. Забавно, но использование Glenn’a и Ken’a снова является параллелью, они очень разные гитаристы, и мне это нравится, так как это дает тебе больше возможностей. И это вносит элемент соревнования, что хорошо и здорово”.

Что скрывается за лирикой песни “Resurrection”? Например “Made In Hell” хронолизирует твой опыт с момента открытия металла и до настоящего времени, а тема “The One You Love To Hate” похоже, рассказывает о той реакции, которую ты иногда получаешь от фенов.

Rob: “Песня рассказывает о том, через что прошел я и Bruce. когда-то, мы оба были теми, кого вам нравилось ненавидеть из-за того, что мы делали в своих группах. И вновь я считаю, что эта вещь автобиографичная для нас обоих. Когда мы писали слова, все было по честному”.

Rob Halford: “Да. Есть масса материала. Конечно, мы записали 25 дорожек и как большинство групп, ты рассматриваешь все вещи и пытаешься понять, что необходимо состыковать, чтобы записать полный CD и что оставить на потом. Но я считаю те 12 дорожек, которые у нас были самыми сильными в отношении того, что мы хотели представить на этой пластинке. Есть много вещей, которые были переправлены в Японию, и есть множество тем, которые все еще находятся в студии в формате DAT кассет. Думаю, позднее мы решим, что нам делать со всем этим. Возможно, сделаем В-стороны или возможно не опубликуем ничего. Просто существует много ключевых факторов. Но меня действительно устраивают эти 12 песен, но, по крайней мере, что касается американского релиза, такие вот дела”.

По всему миру народ обсуждает этот альбом, называя его замечательным. Отклик в чартах был достаточно хорош в Штатах и Германии. Удивлен ли ты полученным откликом?

Rob Halford: “Я всегда удивляюсь, так как мы работаем в бесправном бизнесе. Здесь нет формулы. Во многом – это азартная игра. Ты лишь можешь вступить в игру и делать то, что чувствуешь, где тебе нужно находиться и реальность всей ситуации, просто быть честным и искренним к тому, что ты создаешь. И потом мы видим, в каком направлении нам двигаться. Я должен отметить, что это мой первый, настоящий металлический альбом с начала 90-х. было много ожиданий и опасений на этот счет и многие очень довольны тем фактом, что я вновь вернулся в металлический мир. Так что в течение пары недель после выхода альбома мы получили просто невероятные отклики. И, конечно же, как ты сказал, альбом на хороших позициях во всех чартах. Так или иначе, я получаю очень одобрительный отклик. Но это не значит, что пора отдыхать. Это значит, что теперь ты вкалываешь на полную катушку. У нас много работы, но эти первые недели были фантастическими”.

Ты упомянул, что это первый настоящий металлический релиз с начала 90-х. как ты оцениваешь музыку Fight?

Rob Halford: “Ну, я считаю, что время, проведенное с Fight – было просто моим следующим логическим шагом после ухода из Judas Priest. Просто я захотел поработать с музыкантами другого поколения, людьми, по-другому чувствующими металл. Меня всегда вдохновляло то, что творилось вокруг меня в металлическом мире. И когда я связался с Jay Jay’ем, Brian’ом, Mark’ом и Scott’ом, мы круто пошумели. Да, это был другой металлический стиль. Я не знаю, как бы ты мог дать определение всему тому, что тогда происходило, но это было в металлической области. Я получил от этого удовольствие, но после выхода альбома “А Small Deadly Space”, я встретился с Bob’ом Marlette’ом и John’ом Lowery, гитаристом. Как только я начал работать с этими парнями, Fight отошел на второй план. Знаешь, в те годы с начала 90-х могло произойти что угодно. Я просто был открыт ко всему, с чем я сталкивался, потому что я хотел этим заниматься. Так что, когда я встретил Bob’а и John’а, именно тогда мы придумали оригинальные мелодии, которые, в конце концов, попали на альбом TWO”.

 

Автор статьи: Malcolm Dome
Журнал Metal Hammer Англия 2000г.

 

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Думаю этот вопрос сродни вопроса к Родителям, кто Ваш любимый ребёнок на альбоме, имею ввиду песню?

Rob Halford: - [Смеясь] Знаете я не чувствую себя на свои 60, да почти уже 61 год. Моей любимицей всегда была песня Screaming for Vengeance. Я люблю эту песню. Есть в ней, что то дикое, интенсивное при этом она очень убедительна. Screaming for Vengeance очень мощная песня – я имею ввиду лирически.