( 0 Проголосовали ) 

 

 

Интервью Роба Хэлфорда из Judas Priest о детстве и личной жизни - журнал Dark City №29 2005 год

 

judas-priest-photo-Robert-John-Arthur-Rob-Halford

 

Когда и где Вы родились?
Rob Halford: Я родился 25 августа 1951 года в доме моей тётушки в Сапон Колдфилд. Англия. Затем мои родители переехали в Валсалл, где и по сей день находится мой дом."

Каковы Ваши самые ранние детские воспоминания?

Rob Halford: Думаю, моими самыми ранними воспоминаниями из детства остались мои болтания по местным улицам -тогда мне было года четыре или пять. А ещё я помню, как меня с сестрой снимали на фото, когда мы стояли с ней вместе и держали в руках куклы-марионетки. Эта фотография до сих пор хранится у нас дома. Конечно, у меня есть и более ранние детские снимки, но именно эту фотографию я помню с тех самых времен.

Есть ли у Вас другие близкие родственники, кроме сестры?
Rob Halford: Да, у меня есть младший брат.

Как Вы с ними ладили?
Rob Halford: Хорошо, действительно хорошо! Сестра всего на год младше меня, но мы никогда не вели себя как брат и сестра - мы были просто хорошими друзьями. Мы всегда друг за другом присматривали и поддерживали друг друга. Когда на свет появился наш младший брат, мы были уже тинэйджерами, и это сплотило нашу семью, сделав нас ближе и заставив заботиться друг о друге."

Каково это - быть старшим в семье из трех детей в таком неблагополучном районе?
Rob Halford: Да, некоторые из тех областей действительно очень бедны, но там живут честные и работящие люди. В начале 50х, когда я родился, ещё чувствовались последствия недавно закончившейся Второй Мировой Войны, и жизнь была нелегка. Мой отец трудился в сталелитейной промышленности, а мать занималась по дому и тоже иногда работала на фабрике. Но, как бы то ни было, у меня было хорошее детство и хороший старт для взрослой жизни. Ведь трудолюбие - это то важное качество, которое музыканты Judas Priest вынесли из своего детства, и которое помогло группе добиться успеха. Нам ничего не давалось просто так, и умение работать с полной отдачей характерно для Judas Priest и по сей день.

Насколько трудно было Вам продвигаться с группой Judas Priest в то время?
Rob Halford: Да, тогда мне было нелегко, учитывая всё то давление, которое я испытывал по известным причинам. Это, наверное, испытывает каждый гей - чувство изолированности и одиночества, как будто ты совсем один такой в цепом мире. В те дни было не принято публично обсуждать нетрадиционную ориентацию, и вы не могли услышать разговоры про это в прессе, на телевидении или в фильмах. И лишь к тридцати я осознал, что являюсь частью какого-то большего сообщества... Думаю, моя музыка помогала мне выплеснуть скопившиеся во мне агрессию и отчаяние, ведь музыка для всех нас была способом выразить личные эмоции. Сейчас, конечно, в Англии тема гомосексуализма обсуждается более открыто, но предубеждения против лиц с нетрадиционной ориентацией по-прежнему сильны, особенно в метал-сообществе. Но хотелось бы верить, что я также частично помог развеять миф о геях и показать, что мы такие же люди, как и все остальные.

Как Вы относитесь к тому, что Вас считают гей-иконой?
Rob Halford: Честно говоря, я никогда и не думал, что такое может произойти. В первую очередь я считаю себя вокалистом хэви-метал-группы. Но поскольку моя сексуальная ориентация считается не традиционной, то интерес со стороны прессы всегда был чуть более высоким. Но к моей персоне никогда не было заметно особого внимания со стороны специализированной прессы для геев, впрочем, и я никакого интереса к ним не проявпял. Возможно, им кажется что хэви-метал - музыка исключительно для настоящих мачо, и они просто обходят её стороной..."

Не находите ли Вы забавным, что имидж группы Judas Priest был частично перенят гей-культурой, хотя в то же время хэви-метал считается исключительно гетеросексуальным движением?
Rob Halford: Когда мы разрабатывали наш имидж, главной целью было создать удачное сочетание того, как мы звучим и как мы выглядим. И действительно, забавно было наблюдать за тем, что гей-культура переняла часть нашего имиджа, хотя никаких серьезных предпосылок к тому мы никогда не давали.

В 80е все глэмовые и хардроковые команды наносили на лицо тонны косметики, а на волосы -тонны лака, и это делалось с единственной главной целью - заполучить фанаток. А как у Вас складывались отношения с группис?
Rob Halford: Да у меня не было ни одной группи, ха-ха! И это печальный момент. Практически всю свою карьеру я соблюдал целибат. Я знаю, что в этой музыке главные тезисы - это секс, наркотики и рок-н-ролл... Да, я принимал наркотики, а рок-н-ролл - это смысл моей жизни до сих пор, но что касается секса... самым большим в этом плане было добраться после шоу до моего номера в гостинице и передёрнуть затвор, ха-ха! Я бы не хотел разрушать чьи-то идеальные представления о рок-н-ролльном стиле жизни, но на самом деле после концерта у тебя хватает сил лишь принять душ, перекусить и отправиться в номер... в полном одиночестве."

Возвращаясь к теме родителей - как у вас складывались отношения, когда Вы выросли?
Rob Halford: По большей части очень и очень хорошо. Я не припомню моментов, когда у нас возникали какие-то серьезные разногласия. Мои родители всегда старались сделать всё, чтобы их дети были счастливы.

Какова была реакция Ваших родителей, когда Вы сказали им, что хотите играть в группе? И что было самое страшное, когда Вы сообщили им, что вы - гей?
Rob Halford: Я думаю, они догадывались об этом - что я буду играть в группе. До своего совершеннолетия я практически не задумывался серьезно о том. что стану профессиональным музыкантом. Но уже к 20-21 годам я стал частью того мира. У моей мамы была очень простая философия на этот счёт: Сынок, ты счастлив? Ну если ты счастлив, то счастлива и я. Мои родители всегда относились с пониманием к тому, что я делал, и поддерживали меня в моих начинаниях. Я пел ещё в школьном хоре, и они догадывались о том, какое я получаю наслаждение от пения. Что же касается второго вопроса... Тут возможны два сценария развития ситуации: либо тотальная конфронтация с самого начала, либо, как это было в моем случае, просто обхождение этого вопроса стороной. Типа: Ну да, он гей, ну и что из этого? Главное, чтобы он был счастлив. По сути это продолжение той нашей семейной философии и открытости взглядов, когда в любой ситуации, в любом деле нужно искать положительные моменты и приходить ко взаимопониманию.

Сыграла ли религия свою роль в Вашем становлении?
Rob Halford: У нас в семье не говорили о религии и прочих духовных вещах больше, чем в любой другой семье. Вы идете в церковь крестить ребенка. В следующий раз вы идете туда венчаться, а затем вы сталкиваетесь с представителями церкви на похоронах. Вот и всё. Так что религия никогда не была сколь-нибудь важной частью моей жизни. Но, как это бывает со многими жизненными моментами, этим начинаешь интересоваться уже в зрелом возрасте. Почему я здесь?, В чем смысл жизни? - подобные вопросы возникают со временем, и ко многим вещам появляется философское отношение..."

Есть ли у Вас вера?
Rob Halford: О да, несомненно, есть! Я обрел веру в 1986 году, когда перестал пить и принимать наркотики. Раньше я допивался до того, что просыпался утром и не знал, как попасть домой! И когда я обрел веру, я начал излечиваться изнутри и чувствовать гармонию и умиротворенность. Я начал понимать, что по-настоящему важно в этом мире, а что - нет. Я осознал, что алкоголь и наркотики не нужны мне, чтобы писать музыку или жить той жизнью, которой я хочу жить.


  

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Роб Вы - титан индустрии, никто в этом не сомневается. Каково ваше мнение относительно текущего состояния метала?

Rob Halford: - Замечательно. Абсолютно замечательно. Это - абсолютно другой мир по сравнению с тем - 20 или 30 лет назад. Как только Интернет появился, метал появился повсеместно. Но Вы знаете, интернет это награда для талантливых людей. Этот интернет важен, с глобальной точки зрения, только для сильных духом людей. Интернет - стимулирует. Мы судим и видим группы, когда мы находимся в туре. Это здорово. Это стимулирует. На горизонте есть всегда новый материал.