( 3 Проголосовали ) 

 

 

Рецензия на концерт группы Judas Priest в Санкт Петербурге Юбилейный HEAVY METAL SHOW 2010 EPITAPH 20 апреля 2012 года Часть 2

judas-priest-in-moscow-2012

Но когда этот «дедушка Ленин» открывал рот – тут уж всякие сомнения отлетали прочь, и у меня самого открывался рот от изумления. И этому человеку 60 лет!!!??? И вообще, разве человек может так петь, так орать, так скримить, так изливать, так выбрасывать свой голос? НЕТ! Это Божество! Сомнений просто нет. Этому голосу, казалось, нет никаких преград и пределов. От самого гнусавого противного фальцета, до громового рычания, от звонкого протяжного вопля, до грязных хриплых рокотаний – все это было подвластно ему, и все это довелось услышать мне и всем, кто присутствовал 20 апреля в «Юбилейном».

Отгремела, отгрохотала "Rapid Fire”, в ходе которой еще не совсем четко был отстроен звук (да и несколько последующих песен звукотехники все еще пытались добиться того, чтобы каждый инструмент звучал отчетливо), а в зал уже тяжеленным размеренным шагом вступает "Metal Gods”, и Роб Хэлфорд (Rob Halford) уже голосит во всю глотку, правда, голос его еще местами теряется за звуком недоотстроенных инструментов. В финале песни Роб Хэлфорд принялся слегка заторможенным, роботообразным шагом вышагивать по сцене, высоко вздымая колени, казалось, с трудом отрывая от земли свои тяжеленные башмаки, под такой же тяжеленный рев гитар и четкий гулкий громоподобный ритм, казалось, каждым свои шагом дублируя удары Скотта Трэвиса.

В целом первые несколько песен еще не произвели на меня особого впечатления, теперь-то я понимаю, что виной тому был недоделанный звук, ну а тогда я уже забеспокоился, что так будет продолжаться весь концерт. Несколько ярче сверкнула в этом нагромождении жестких тяжелых ритмов "Judas Rising”, в которой Роб Хэлфорд (Rob Halford) вышел, опираясь на меч и порадовал нас своими пронзительными скримами.

Еще несколько номеров, если честно, показались мне, так себе, но это я списываю на недостаточно качественный звук, ну и на тот факт, что не все они оказались мне очень знакомы. То есть, я слышал практически все из наследия Judas Priest, просто кое-что - всего по одному разу. Тем не менее, должен сказать, что не один из номеров концерта не стал для меня разочарованием, и это – благодаря мастерству музыкантов и просто совершеннейшей самоотдаче, с которой они делали свое дело.

А вот начиная с "Diamonds And Rust” шоу достигло своего пика, и так оттуда и не опускалось. Перед лестницей, ведущей к ударным, появилась акустическая гитара, установленная на стойке и, после небольшой вступительной речи Роба, к ней подошел Ричи Фолкнер (Richie Faulkner), и нежным перебором заиграл вступление. К нему подключился Роб и… я не ожидал, что его голос может быть таким проникновенным, и в то же время невероятно глубоким и страстным. Я не слышал оригинала этой песни в исполнении Джоан Баез, да и в исполнении Judas Priest она обычно звучит более тяжело. А тут – чуть ли не испанская гитара, трогательные нотки в голосе Роба. И вдруг, посреди песни Ричи отошел от акустики, выдернул висевшую у него за спиной электрогитару, сцена озарилась красным светом, на экранах вспыхнуло пламя, и под галопирующие ударные Скотта Трэвиса, Роб Хэлфорд (Rob Halford) допел песню в поистине металлическом ключе. Однозначно, одна из кульминаций шоу!

Еще через одну песню Роб Хэлфорд появился в сверкающем плаще, с капюшоном, надвинутом на глаза, опираясь на посох в виде традиционного Пристовского трезубца, на экране появилась вращающаяся планета, на которой проглядывал лик знаменитого провидца, зеленые лучи лазеров забегали по залу и зазвучали пульсирующие звуки клавишных. Шикарное исполнение великолепного номера с последнего на сегодняшний день студийника группы. Голос Роб Хэлфорда колеблется от проникновенных интонаций рассказчика до язвительных ноток в припеве. И все это не поднимая головы, скрывая лицо под капюшоном, так что местами даже становилось жутковато – что же за монстр скрывается там. А постанывающие гитары и гипнотический ритм, задаваемый Трэвисом, вовсе не способствовали развенчанию атмосферы таинственности.

Скоростная, подхлестываемая гитарными воплями и затяжными скримами Роб Хэлфорда "Night Crawler” и горделиво вышагивающая страстная и ритмичная, качёвая и въедливая "Turbo Lover” приняли эстафету у "Prophecy” и еще больше завели зал. Роб Хэлфорд (Rob Halford) постоянно поворачивал микрофон к залу, пропуская по пол-строчки, но – увы! – то ли зрители не очень старались, то ли музыка глушила все попытки зрительного зала подпевать Богу Металла, но в таких моментах мне было слышно лишь звучание гитар и ритм-секции. Ну а далее, одна из шикарнейших баллад группы Judas Priest, да и одна из их лучших песен вообще, еще раз демонстрирующая лирическую сторону, как Роба Хэлфорда, так и всех остальных музыкантов. И опять, как и в "Diamonds And Rust” голос Хэлфорда, не меняя своей проникновенности, то лирически повествует в куплете, то пронзительно визжит и похрипывает в припеве. Под стать ему меняется и звучание гитар – от нежных переборов до страстного плачущего соло. И лишь Трэвис с Хиллом неуклонно задают отточенный пульсирующий ритм.

Последующие номера не сбавляют накала, все более и более взвинчивая зал, Хэлфорд не устает менять как одежды, так и диапазон и интонации своего голоса, оставаясь неизменно верным одному – мощи и страстности в подаче исполняемого материала. И вот подошел черед самой любимой моей (да и не только моей, я думаю) песни Пристов. Роб несколько раз поинтересовался у зала "Breaking the what?”, и, получив в ответ невразумительные, но явно восторженные вопли, выдвинул микрофонную стойку на полную длину, повернул микрофон к залу и взмахнул рукой, мол – давайте! И группа взорвалась бешенным и заводным ритмом "Breaking The Law”. Зал забился в экстазе, тысячи рук взметнулись в воздух, отбивая чеканный ритм, а вот с вокалом – увы! Слова припева, конечно, орали все (и я, конечно, тоже), но и их было с трудом слышно за ревом, визгом и скрежетом инструментов. То ли техники не рассчитали со звуком, то ли группа напрасно понадеялась на знание фанатами текста, но в результате номер прозвучал в формате «-1». Очень, очень жаль, что не услышали мы мощного и страстного вокала Роба в этой песне, его воплей и скримов, но настолько задорный это номер, настолько засасывает и заводит сама эта песня, настолько яркая в ней мелодия, что даже в таком исполнении не вызвала она во мне ни капли сожаления, а лишь самые-самые положительные эмоции.

Круто! Из Пристовских трезубцев, появившихся на кубах по бокам от центральной лестницы полетели в разные стороны яркие огненные струи, Ричи Фолкнер выпилил ближе к концу номера скоростное и красивое соло, а в такт громовым ударам Трэвиса в небо взметнулись снопы пламени. Так что ни о каких сожалениях не может быть и речи, лишь закралась мысль, что шоу близится к финалу. По залу забегали разноцветные лучи лазеров, и Скотт Трэвис завел все ускоряющееся соло, периодически останавливаясь, чтобы бросить в зал «Хэй» и получить ответный вопль. Вот это соло перешло в достаточно скоростную дробь, призывно взвизгнула гитара, и Роб язвительным, визгливым голосом завел "Painkiller”, оставляя заглавную строку на откуп зрителей, но опять звучание инструментов совершенно глушило орущий зал. После первого же куплета вокалист выдал такой затяжной и высоченный скрим, что просто не верилось, что это именно этот человек почти вот так же оторал уже около двух часов подряд. Браво! Есть еще порох в пороховницах – и сразу подумалось, что прощание это какое-то достаточно мифическое, что доведется еще увидеть их на российской земле. Типтон отжег свое традиционное соло – очень выразительно и отчетливо, а в то же время Иэн Хилл лишь намахивал грифом своей басухи в такт чеканному ритму, задаваемому Трэвисом (нет, наверно не устану я на сей раз восхищаться отменной работой барабанцика!), а Роб Хэлфорд (Rob Halford) еще несколько раз порадовал зрителей своими высочеными поистине металлическими скримами. Обалдеть! Просто невероятный угар! И достойный финал этого номера – отменный затяжной вопль Хэлфорда, стоящего на одном колене перед самой ударной установкой на вершине лестницы, бешеные дроби Скотта Трэвиса и пронзительные вопли гитар, тонущие в не менее надрывном вопле зрительного зала – и все это в освещении вспыхивающих факелов и мечущихся лучей лазеров. Все. Кода.

  

Читать другие статьи о группе Judas Priest и Rob Halford 

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Кто мог бы рассчитывать на подобную неожиданность? После хотя и смелой (поскольку стилистически иной), но, тем не менее, разочаровывающей пластинки Judas Priest “Turbo” и лишь незначительно более сильного следующего альбома “Ram It Down” (в музыкальном плане вспомнили свое прошлое, но очень мало действительно выдающихся песен) Judas Priest в лице “Painkiller’а” выдали на-гора кусок гранита

Фотографии

Авторизация



Цитаты группы

Давай поговорим о Judas Priest. Расскажи мне, как вы начинали и откуда вы происходите.

Rob Halford: “Могу всех успокоить, что название ансамбля не было нацарапано на стене над моей постелью Дьяволом или еще что-то в таком же роде. В действительности, это имя возникло в 1969 году. А я присоединился к ансамблю только в 1971 году. Было уже много историй о происхождении названия, так что я не могу рассказать тебе об этом наверняка. Когда мы начинали, металл-музыка была еще в младенчестве. Просто в те дни был мода выбирать себе название, которое отражало бы музыку, исполняемую ансамблем.